Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

Дневник Анны

Фото: коллаж с фотографией из семейного архива

Военная медсестра Анна Парфенчикова попала на фронт в 1943 году. На основе отрывков из ее дневника и архивных фотографий Маргарита Хатмуллина создала фотопроект, в который включила также фотографии своей дочери. Как и Анне, получившей когда-то повестку на фронт, ей недавно исполнилось восемнадцать лет

Тетя моей мамы Маршида-апа была хирургической медсестрой в военном госпитале. Когда я была маленькой, мы с мамой приезжали в Уфу и навещали ее. В один из приездов я увидела, что в ванной висят постиранные использованные бинты. В 19 лет Маршиду-апу призвали на фронт. Там бинты стирали, кипятили, гладили — привычку она сохранила на всю жизнь. 

Маршида-апа давно умерла. К сожалению, я помню лишь куцые обрывки ее воспоминаний о войне. Я переехала жить в Уфу, и мне захотелось найти человека, который служил в военном госпитале. С Анной Гавриловной Парфенчиковой я познакомилась через городской совет ветеранов.

Родительский дом, на крылечке мама Анны Гавриловны с соседкой
Фото: из семейного архива

Когда я пришла к ней домой, дверь мне открыла невысокая пожилая женщина с большими голубыми глазами. В течение нескольких дней Анна Гавриловна рассказывала о своей жизни, всматривалась в фотографии и вспоминала всех, с кем свела ее судьба.

После войны Анна Гавриловна вела дневники. Она дала мне прочесть дневник, в котором описывала свою юность и военные годы. В 1943 году ее забрали на фронт рядовой медсестрой в военный госпиталь № 3767 действующей армии 1-го Белорусского фронта. Анна Гавриловна была небольшого роста, худенькая, совсем еще девочка, заплетала косички и носила красные банты. Ей было восемнадцать лет — столько же, сколько сейчас моей дочери.

* * *

«Помню, когда пришли описывать имущество — раскулачивали, нас с сестрой Маней, ей было годика три, а мне пять, нарядили в новые платья, уложили на кровать и велели молчать, притворяться больными. Так поступили, чтобы не забрали перину, подушки и кое-какое барахло».

Дядя и мама Анны Гавриловны
Фото: из семейного архива

«Раскулачили. Забрали все: дом, дворовые постройки, живность. Нам ничего не оставили. Папу забрали, посадили в тюрьму, в ней он просидел двадцать один день». 

Анна с сестрой Маней
Фото: коллаж с фотографией из семейного архива

«С этих пор началось наше скитание по чужим углам. Но мир не без добрых людей. Нашлись люди, приютили нас…»

* * *

«Закончила я семь классов в школе № 64. А что дальше? Ума мало, кем быть? Не знаю, никакой цели не было у меня. Хожу, брожу по улицам… Увидела приклеенную на заборе бумажечку, подошла, прочитала, это оказалось объявление о приеме на курсы медсестер, стипендия — шестьдесят рублей в месяц!..»

«Иду по улице Достоевского, увидела приклеенную на заборе бумажечку, подошла, прочитала, это оказалось объявление о приеме на курсы медсестер, стипендия — шестьдесят рублей в месяц!»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Поступила я в 1940 году, а закончила в 1942 году, в феврале. Получила направление на работу в инфекционную больницу от эвакуированного из Рыбинска завода № 26».

Курс медицинских сестер, 1942 год
Фото: из семейного архива

* * *

«…Взяв повестку, зашла в кабинет главного врача больницы. Взял он в свои руки повестку, прочитал, порвал и сказал: “У меня здесь тоже фронт, и никуда ты не пойдешь”. Больница была переполнена инфекционными больными, гражданским населением, эвакуированными людьми с запада. И очень много было солдатиков из лагерей Осоавиахима».

«Мне вручили направление в госпиталь № 3767»
Фото: из семейного архива

«…Приносят мне третью повестку. Пришла я в военкомат. Меня направили на комиссию. Комиссия была не очень требовательная. Мне вручили направление в госпиталь № 3767».

3 сентября 1943 года

«Пришла на станцию Уфа. Состав был очень длинный, он состоял из 72 вагонов, в них находилось три госпиталя. Меня дежурный офицер подвел к вагону, в котором возили скот, и сказал старшине вагона Спивак Марусе: “Принимай пополнение”. <…> В вагоне было уютно, с двух сторон нары в два этажа, солома внизу, матрацы наверху, посередине печка-буржуйка, стол, табуретка, чистое ведро, помойное».

«“Прощай, любимый город…” Стояли у дверей вагона. С этой песней мы покинули свой край родной»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«…В 03:15 тронулся наш эшелон со станции Уфа. Мы запели песню: “Прощай, любимый город…”»

Красный перекоп

«Прием раненых тут же начался, так как бои шли на окраине города. Жить нас распределили по квартирам, подселили к рабочим. Меня назначили перевязочной рядовой медсестрой, где старшей медсестрой была Юля Зайцева, а санитаркой — Зоя Первушина. Они были очень опытные, не первый день работали в перевязочной, очень хорошо владели техникой перевязок.

В их руках перевязочный материал играл: салфетки красиво ложились на рану, а бинты аккуратно обвивали ее. А в моих руках совсем было не так». 

Медперсонал госпиталя № 3767
Фото: из семейного архива

«Однажды во время перевязок в перевязочной присутствовал ведущий хирург. Он решил ознакомиться с деловыми качествами нового молодежного пополнения. Закончились перевязки раненых. Хирург пригласил меня в свою комнату.

Почему меня? Зачем я ему нужна? Да потому… Я перевязывала раненых так, что большая часть бинта оказывалась не там, где рана, а на здоровом месте. Взял он широкий бинт и начал меня бинтовать, а по ходу бинтования давал напутствия по перевязке. В его руках бинт катился и правильно на рану ложился, как будто по начерченному пути мчался, не снижая скорости. Затем меня разбинтовал, бинт скатал и сказал: “Забинтуй теперь меня”».

«…Я начала работать перевязочной медсестрой. Раненых было много, поступали и днем, и ночью»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«…И так я начала работать перевязочной медсестрой. Раненых было много, поступали и днем, и ночью. Бои шли, и раненых к нам везли, а некоторые добирались сами, как могли. Перевязочного материала требовалось много, а его надо было заготовить. После большой дневной нагрузки мы готовили перевязочный материал для стерилизации в автоклаве, а также стирали грязные бинты после снятия их с раненых…»

Бантики

«Однажды Юля, старшая медсестра перевязочной, послала меня к ведущему хирургу доложить о состоянии раненого. Когда я зашла в операционную и стала говорить, он кинул взгляд на меня, повысил голос и выпалил: “Вон из операционной!”»

«Подошла она ко мне, натянула на уши колпачок, заткнув мои красные бантики под него, рассмеялась и вновь отправила меня с докладом к хирургу»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Я выскочила из операционной в коридор, ничего не понимая. Вернулась в перевязочную и Юле доложила об этом. Посмотрела она на меня и спросила: “Ты, как есть сейчас, так и в операционную вошла?” Подошла она ко мне, натянула на уши колпачок, заткнув мои красные бантики под него, рассмеялась и вновь отправила меня с докладом к хирургу. На этот раз он выслушал меня и ничего не сказал.

…Косы я отстригла только в 1945 году».

Случай столбняка

«…Боец получил ранение правого предплечья руки. Судороги начались с раны и распространились на все тело, позвоночник раненого выгибался, принимал вид коромысла, боец опирался на затылок и пятки, при этом у него появлялись сильнейшие боли, глаза блестели от слез. Не мог он сказать ни слова, лицо искажалось… 

…Начали мы его выхаживать. Общались мимикой, движением рук, взглядом. Привыкли друг к другу, стали понимать… Сколько же мы влили в него противостолбнячной сыворотки!»

Медсестра Анна награждена знаком «Отличник санитарной службы» за выхаживание больного столбняком
Фото: Маргарита Хатмуллина

«…И вот чудо! Реже стали судороги, стал глотать воду! Жидкую пищу по чайной ложечке пропускать! И постепенно, маленькими шажками пошел на выздоровление. И встал на ноги! Сколько радости было в наших сердцах!

… Вылеченный боец написал в газету “Красная Звезда” о том, как его спасли и отвели от смерти. Капитана медицинской службы Калинину Е. наградили орденом Красной Звезды. А мне знак дали “Отличник санитарной службы”».

Тула

«Тяжелораненых обрабатывали в приемном отделении. Мыли, стригли под машинку. Поступали и с педикулезом (вшивостью), их стригли, а чаще всего брили все места, где только гнездились вши. 

Бойцы, уставшие на передовой фронта, после санобработки, хирургической обработки ран, операций, перевязок, приема горячей пищи погружались в глубокий продолжительный сон на чистой постели в легком нательном белье. Они крепко спали, порою выкрикивая во сне слова, которые кричали на поле боя. Им ничего не надо было, только поспать, выспаться, отдохнуть».  

Рядовая медсестра Анна с ранеными бойцами, февраль 1944 года, Тула
Фото: из семейного архива

«Не могу умолчать о том, что те, кто стоял за стерильным операционным столом, вынуждены были терпеть несвоевременное освобождение “по естественным надобностям”. Согнув в локтях руки, взяв из в замок кистями вверх, накрыв их салфетками, если врач-хирург мужчина — в закуток с ним идет мужчина. Девчонки стояли за столом без трусов, и сопровождали их в закуток к ведерку женщины. Так бывало, когда без перерыва много раненых поступало. На размывание рук времени не хватало».

* * *

«Шли бои где-то далеко, фронт отдалялся от нас, надо его догонять. Пришло время нашему госпиталю свернуться и двинуться вперед, на запад…»

«Едем, едем… Вагоны, покачиваясь, убаюкивают нас. Вокруг, куда ни глянь, следы боев, бомбежек, разгромов, пожаров. От населенных пунктов кое-где остались безмолвные черные трубы русских печек…»
Фото: из семейного архива

«Едем, едем… Вагоны, покачиваясь, убаюкивают нас. Вокруг, куда ни глянь, следы боев, бомбежек, разгромов, пожаров. От населенных пунктов кое-где остались безмолвные черные трубы русских печек…

Кормили нас в пути больше гороховым супом-пюре. Он был очень вкусным, я его любила. На станции Калиновичи выскакивали из вагона и разминали ноги под гармошку… Впереди город Мозырь — пункт нашего назначения».

* * *

«Наш госпиталь был молодежный. Все мы были донорами, кроме врачей хирургов, они были старше нас. Зина Казанина, студентка четвертого курса медицинского института, ставшая ординатором-хирургом, сдала крови шесть литров. Ей дали значок “Почетный донор СССР”».

«Наш госпиталь был молодежный. Все мы были донорами»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Консервированной крови у нас не было. И каждый, кроме врачей-хирургов, был донором. Неоднократно кровь сдавала и я, но, так как я была ростом мала и худа, у меня крови брали 200—250 граммов. 

Бывало, лежишь, пока кровь берут в банку “Боброва” с цитратом (он не дает крови сворачиваться), и тут же ее переливают раненому, лежащему на соседнем столе. Перелили. Встаю, раненого на носилки перекладываем и вдвоем его в палату несем». 

«Каждый, кроме врачей-хирургов, был донором». Госпиталь № 3767, Рембертув, Польша
Фото: из семейного архива

«Однажды дала я кровь раненому, отнесли в палату его. Бегу по коридору, навстречу — начальник госпиталя. Остановил меня и спросил: “На кухню ходила, покушала?” Ответила: “Нет”. — “Сейчас же на кухню, я проверю!”»

* * *

«Война есть война, стреляют чем попало и из чего попало. Пули, снаряды, осколки летят во все стороны. Даже танки им не помеха, пробивают им бока. А в танке отборные солдаты, больше всего молодежь. Ох, как им тяжело! Особенно когда танк подожгут! Горят живыми наши ребята в этой стальной горящей броне. Но есть и уцелевшие, но обгоревшие. Как же сильно страдают, мучаются они, сильнее, чем раненые…»

Война есть война
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Один танкист с обгоревшим лицом хорошо шел на выздоровление. Скоро ему в часть надо было вернуться. Он неравнодушен был к Саше Матюшкиной. Мы с ней пошли к бассейну свои халаты стирать, и он пошел за нами. Ну что сделать с молодежью! Стали в брызги играть. Он первым стал брызгать. А Саша смелая, шаловливая была, в азарт вошла, залезла в бассейн, стала обеими руками в него брызгать, да так сильно обрызгала — и в ухо ему вода попала.

Заболело у него ухо, оно тоже было обожжено. Слег паренек, хотя на вид был силен, но вот инфекцию не поборол. Оказалось, воспаление среднего уха с осложнением, заражение крови — сепсис. Пришлось ему вместо военной части в глубокий тыл отправиться».

* * *

«Еще в Мозыре с ранением мягких тканей лица находился молоденький лейтенантик Щетинин Василий. Симпатичный, можно сказать, привлекательно красивый блондинчик среднего роста. Находился, ну и что? Как и все, находились, лечились и уезжали, на прощание скажут: “До свидания”.

И вдруг в Рембертуве получаю от него письмо скромного содержания, пишет о своей службе, бывает в боях. Ответное письмо ему написала — не могла же я бездушной быть. А письмо, особенно в бою, солдату дух поднимает. Так началась наша переписка».

«Полюбила свою специальность. Старалась добросовестно выполнять свои обязанности. Любила и жалела больных, переживала вместе с ними их боль и чем могла помогала, словом, делом, за что и они любили меня»
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Через некоторое время он вновь поступает в госпиталь. На этот раз ранение правого предплечья с нарушением целостности кости, наложили ему гипс… Встречи наши были коротки, о своих чувствах не говорили. В Рембертуве мы вечером сфотографировались: Щетинин Василий, я, Ахметов, Зоя Фарвазова. Но фото очень плохое, мы и не мы.

У него рука зажила, и он выписывается и едет в свою часть. Стала получать от него письма из Германии. Я еще раз сфотографировалась одна и послала ему. А он мое и свое фото соединил в одно и прислал мне девятнадцать штук, одиночных и соединенных. Когда наша переписка закончилась и как, я не помню. Я понимала, что он своим вниманием ко мне доказывал, что любил меня, но о любви не писал и не говорил. Он очень скромен был и прост».

Победа

«Жизнь госпиталя проходит в рабочем режиме по обслуживанию раненых, оставшихся еще в госпитале… С нетерпением ждем передачу Советского информбюро. Дождались… Голос Левитана в эфире звучит. Все затаили дыхание. Интонация голоса комментатора Левитана предвещает добрую весть». 

Анна Гавриловна со своим мужем
Фото: коллаж с фотографией из семейного архива

«Так оно и есть! Победа! Что было с нами! И с ранеными! Это трудно передать словами, это надо видеть было. Обнимались, целовались, слезами умывались. Улыбки не сходили с лиц. Ходячие раненые тоже были с нами в одной сумасшедшей от радости куче. К лежачим раненым подходили, также обнимались, целовались, друг другу руки жали, поздравляли с Победой. 

Наш начальник госпиталя капитан Нисонов по случаю Победы выделил спирт. Его развели. Как сейчас помню, в одной руке, левой, — тяжелое ведро со спиртом, в другой — железная солдатская кружка… Налив всем, в том числе и себе, поднимали кружки высоко и выпивали содержимое кружки под тост “За Победу!” и не оставляли в кружке ничего. Кроме меня, так как меня другие палаты ждали, поэтому мне приходилось кружку только пригублять, а затем в другую палату шагать…»

В День физкультурника

«15 июня 1945 года был парад физкультурников. Нас одели в форму. На нас были бюстгальтеры, белые майки и белые трусы. Но мы еще были глупы. Гордились мы, что идем на парад. В этой форме мы пробегали по отделению как бы по делам. Но дел у нас не было. Нам хотелось показаться в этой форме всем. И нас видели… И восхищались нашим телосложением, молодостью, цветом кожи. Какие мы были молодые, ловкие, шустрые, веселые, радостные. Ведь за нами Победа!»

День физкультурника, 15 июня 1945 года
Фото: из семейного архива

«Парад проходил в садике города, недалеко от госпиталя. Участники — только мы, госпитальные, и то не все. Прошлись малочисленной колонной, строем, сделав несколько упражнений и пирамиды разной формы. Но для всех было достаточно этого праздничного незабываемого зрелища после напряженной однообразной жизни госпиталя. У меня есть фотография, запечатлел участников парада фотограф-любитель Жора Слюсарь».

Возвращение

«Стучат, стучат колеса, по привычке выбивая долгую дорожную дробь. Сердце в груди радостно поет, что спокойно едем все вперед и вперед, сокращается расстояние до родной Уфы. Вот и мост позади, а под ним сверкнула голубой змейкой Белая река. Сердце колотится в груди, и хочется знать, что ждет нас впереди.

Вот и станция Уфа, с которой отправлялись я, мои коллеги и друзья. Ступив на родную землю города, как я рада была! Встречала ли меня родня? О себе мы не сообщали, что едем. В письмах писали: “Скоро приедем”. А когда? Мы и сами не знали».

Портрет Анны Гавриловны, 94 года
Фото: Маргарита Хатмуллина

«Но что меня ожидало? И кто? Ждал меня папа мой родной с седой головой и сестренка Маня. Ей тоже досталась жизнь нелегкая. Всю войну работала на заводе имени Кирова. И ждал меня все тот же подвал с влажными заплесневевшими стенами, с душным, спертым запахом плесени, воздухом, с полумрачным, тусклым дневным светом, который с трудом пробивался через верхнюю треть окна. Но мы были рады и довольны, что нам дали этот подвал».

Анна Гавриловна умерла 6 августа 2019 года.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 315 181 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 188 869 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    654 711 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    893 012 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    179 878 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    654 711 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    893 012 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    179 878 r
  • Нужно

    460 998 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 188 869 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 315 181 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 313 961 526
Все отчеты
Текст
0 из 0

«…а он мое и свое фото соединил в одно и прислал мне девятнадцать штук, одиночных и соединенных»

Фото: коллаж с фотографией из семейного архива
0 из 0

Родительский дом, на крылечке мама Анны Гавриловны с соседкой

Фото: из семейного архива
0 из 0

Дядя и мама Анны Гавриловны

Фото: из семейного архива
0 из 0

Анна с сестрой Маней

Фото: коллаж с фотографией из семейного архива
0 из 0

«Иду по улице Достоевского, увидела приклеенную на заборе бумажечку, подошла, прочитала, это оказалось объявление о приеме на курсы медсестер, стипендия — шестьдесят рублей в месяц!»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

Курс медицинских сестер, 1942 год

Фото: из семейного архива
0 из 0

«Мне вручили направление в госпиталь № 3767»

Фото: из семейного архива
0 из 0

«“Прощай, любимый город…” Стояли у дверей вагона. С этой песней мы покинули свой край родной»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

Медперсонал госпиталя № 3767

Фото: из семейного архива
0 из 0

«...Я начала работать перевязочной медсестрой. Раненых было много, поступали и днем, и ночью»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

«Подошла она ко мне, натянула на уши колпачок, заткнув мои красные бантики под него, рассмеялась и вновь отправила меня с докладом к хирургу»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

Медсестра Анна награждена знаком «Отличник санитарной службы» за выхаживание больного столбняком

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

Рядовая медсестра Анна с ранеными бойцами, февраль 1944 года, Тула

Фото: из семейного архива
0 из 0

«Едем, едем... Вагоны, покачиваясь, убаюкивают нас. Вокруг, куда ни глянь, следы боев, бомбежек, разгромов, пожаров. От населенных пунктов кое-где остались безмолвные черные трубы русских печек…»

Фото: из семейного архива
0 из 0

«Наш госпиталь был молодежный. Все мы были донорами»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

«Каждый, кроме врачей-хирургов, был донором». Госпиталь № 3767, Рембертув, Польша

Фото: из семейного архива
0 из 0

Война есть война

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

Анна Гавриловна со своим мужем

Фото: коллаж с фотографией из семейного архива
0 из 0

День физкультурника, 15 июня 1945 года

Фото: из семейного архива
0 из 0

Портрет Анны Гавриловны, 94 года

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

«...дали комнатенку в двухкомнатной квартирке...»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0

«…трое детишек играли у кустика, в который замаскирована была мина-стаканчик. Раздался взрыв. Двое детей погибли на месте, а третью принес майор в госпиталь»

Фото: Маргарита Хатмуллина
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: