Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

Удар под дых на счет четыре

Иллюстрация/реконструкция: Мария Венславская-Грибина для ТД

Муж нависал над Наташей, а она стояла, вытянувшись в струнку, и должна была за три секунды ответить на его вопрос. Если не отвечала, на голову ей опускался кулак. Резко, но аккуратно, чтобы синяков не было видно. И все вокруг изображали, что ничего не видят. В первую очередь сама Наталья Фролова, женщина, которая чудом спасла себя и детей

Собрано
6 136 074
Нужно
6 328 344
Пожертвовать

«Я вытащил тебя из грязи»

Наташа прислала мне свежие семейные фотографии. Дети Костя (ему восемнадцать лет), Кирилл (девять лет ) и Катя (четыре года) на всех снимках улыбаются. Наташа тоже силится улыбнуться, но выглядит это неестественно. Потому что в глазах Наташи живет глубокая боль, накопленная с раннего детства.

Наташа родилась в Донецкой области. Ее отец тоже жестоко бил мать. Девочка видела это и очень боялась. Когда ей было шесть лет, родители развелись. Мать вернулась на родину, под Воронеж, в поселок Красный Восход. И вскоре сошлась с новым мужчиной. Тот пил — и мама запила. Родила еще двоих мальчиков, которых воспитывали уже старшие дети.

В тринадцать лет Наташа вместо школы ходила на ферму, замещала на рабочем месте мать. В четырнадцать уже была полноценной хозяйкой в доме: кормила младших, бегала с ведрами по двору. Однажды, когда она хлопотала во дворе, на нее обратил внимание Сергей, он проезжал мимо на мотоцикле.

Наташа
Фото: из личного архива

Наташе тогда было семнадцать лет. Ему тридцать. Сергей был в разводе, в первом браке остались двое детей.

Он стал приезжать к Наташе, привозил подарки и звал в «новую жизнь». Потом все двадцать с лишним лет он будет попрекать, что «вытащил ее из грязи» и «сделал человеком дочку алкоголиков». Но все это потом, а тогда Наташа влюбилась, была благодарна за заботу и через год переехала в дом будущего мужа.

Сергей не пил. Но был вспыльчив. Мог завестись даже от неаккуратно лежащих у входа тапочек. Наташа ровно выстраивала обувь, до скрипа мыла посуду, пекла высокие пироги. И подстраивалась под настроение мужа. Но вскоре допустила ошибку: они со свекровью закручивали банки с томатом, и одна банка взорвалась в руках Наташи. Густая красная жижа потекла по стенам. Сергей увидел, взвился и обрушился на жену долгой матерной тирадой. Наташа тогда испугалась, расстроилась, но внутри признала, что муж был прав: да, она безрукая, а он — молодец, учит ее правильной жизни.

«В первые годы бил аккуратно»

О том, что в этой правильной жизни нет ни друзей, ни походов в гости, ни мало-мальской радости, не задумывалась. Она знала, что в семье люди должны работать. Благодаря почти круглосуточной работе они выкормили бычка и на вырученные с его продажи деньги купили сорокаметровый домик в конце улицы. Справа и слева стояли пустые дома, и никто в их семейную жизнь, в которой хозяин дома день ото дня становился все громче и громче, не вмешивался.

В двадцать лет Наташа родила сына. Мальчик вышел здоровым и симпатичным, но не в отца. В ответ на оплеухи не дрался, а плакал. И еще, как казалось родителю, был «глуповат». Не понимал команды с первого раза. Поэтому Сергей его «воспитывал»: бросал в сына гаечными ключами, собачьими мисками, однажды приставил к голове наган. «Твой дом — тюрьма! Ты никто! И ничего в жизни не добьешься!» — гремело во дворе. Наталья как могла защищала сына. Но следующий кулак неизменно прилетал ей.

Дети Наташи
Фото: из личного архива

— Если учительница звонила нам и говорила, что Костик ленится, у меня внутри все колотилось. Знала, что сегодня он изобьет сына до полусмерти, — дрожит Наташин голос.

— Не ходили к учительнице, не просили домой не звонить?

— Нет. Я боялась, что до него дойдет, что я об этом прошу, и будет еще хуже.

— Но все равно же синяки было видно, вы же в столовой работали…

— Да, я всю жизнь в столовой. Вначале в садике, потом в школе. Но в пищеблоке я была одна: готовила на 120 человек, одна мыла посуду. И он же первые годы бил аккуратно: по голове, там, где волосы растут, не по лицу. Руки, ноги халатом прикрыла — и не видно. А в последние годы у меня появилась напарница, Света. Она с ним в одной школе училась. И когда он меня сильно избивал, Света вставала на раздачу, а я пряталась.

— В школе у вашего мужа было какое-то прозвище?

— Пушкин. Он любил приврать, сочинял много.

— В семейной жизни это сочинительство как-то проявлялось?

— Когда он нависал надо мной с кулаком (а он сильный, весил 110 килограммов при росте 170 сантиметров), то требовал отвечать на вопросы. Он их сочинял на ходу: «Что было пять лет назад, когда мы шли там-то?», «Чем ты меня кормила в среду две недели назад?», «Почему ты такого-то числа на пять минут задержалась в магазине?» На ответ давал три секунды. Если я не знала, что ответить, бил. Потом следующий вопрос. И я опять не знала ответа…

— Чем он объяснял эти вопросы?

— Говорил, что хочет знать, насколько я запоминаю нашу жизнь. А для меня вся наша жизнь была одной серо-черной полосой: то рутина, то страх, то боль. Несколько раз я ходила ложиться на рельсы, мы жили недалеко от железнодорожных путей. Но потом мысль о детях возвращала меня домой.

Своя полка в холодильнике

Дочь Катя
Фото: из личного архива

С появлением младших детей жизнь стала совсем невыносимой. А еще первая жена Сергея отдала им на перевоспитание «трудную» дочь. Сергей работал ночным сторожем в детском саду и на дому чинил машины. Зарабатывал неплохо (сколько точно, Наташа никогда не знала): покупал новые машины, скутер, моторные лодки. Хорошо питался. В последний месяц перед разрывом у него даже появилась своя полка в холодильнике с «дорогой» едой: копченой скумбрией, сыром и колбасой. Никому из домашних прикасаться к этому провианту было нельзя.

Наташа же пыталась жить с детьми на 10 тысяч рублей, из которых ей надо было выкроить на добротный обед. Отсутствие куска мяса на столе приводило мужа в бешенство.

«За эти годы я дважды убегала. Один раз к маме, но она нас выгнала. Потом к знакомой в дальний хутор. Он просил прощения и возвращал нас, а я соглашалась, потому что деваться было некуда. Но в пандемию я поняла, что он может нас просто забить. Это было в конце 2020 года».

Выжить и спасти детей

Костик, уже студент колледжа, учился дома. 5 ноября утром отец в очередной раз вызверился на него из-за корма для собак. Наташа вошла, когда муж бил сына кулаком в грудь и требовал, чтобы тот держал удар. Потом завалил его на землю и избивал уже ногами. Костя, обессиленный, плакал. Отец вышвырнул его на улицу и принялся за Наталью. Издевательства длились два с половиной дня. Опять были допросы, сине-желтая от ударов грудь, уже явно разбитое лицо Натальи.

— У вас есть фотографии того дня?

— Нам тогда было не до фотографий. Когда муж выходил на улицу, я пыталась кому-то позвонить, найти, где укрыться. Согласился нас принять только кризисный центр «Дом надежды», крестная Костика приехала, дежурила недалеко от нашего дома в машине. Когда муж ушел на работу в ночную смену, мы выбежали с документами и минимумом вещей. Тогда я ничего не понимала, хотелось одного — выжить и спасти детей.

Сын Кирилл
Фото: из личного архива

Понимание пришло к Наталье только спустя несколько месяцев. Когда она прошла лечение у психиатра и поработала с психологом кризисного центра. А вначале только бесконечно плакала. Ей было жалко, что дети останутся без отца.

— Вы правда так думали?

— Тогда да. Когда тебе двадцать лет каждый день внушают, что ты никто и без мужа пропадешь, а дети умрут с голоду, ты в это веришь. Нужно время, чтобы программа в голове изменилась… Но плакала я еще и потому, что он сжег наш двухэтажный дом, в который ушел весь материнский капитал. Вывез оттуда вещи, угнал со двора машины и поджег — теперь там гора пепла и у моих детей ничего нет.

Дом сгорел в январе 2021 года. А в январе 2022-го Наташа уже жила в собственном доме. Пусть маленьком и стареньком и взятом в кредит (600 тысяч рублей под 17 процентов на пять лет), но это ее дом, в котором больше нет мордобоя и пыток.

— Сейчас из моей зарплаты в 38 тысяч рублей 25 я отдаю за кредит и коммунальные, по чуть-чуть что-то покупаю. Да, тяжело, да, у детей нет компьютера и линолеум я пока не могу постелить, но это такие мелочи по сравнению со свободой. Старший сын стал спокойнее, младший перестал заикаться. И я надеюсь, что дочка ничего страшного из жизни с папой не запомнила.

Наташа
Фото: из личного архива

— А как он теперь живет?

— Очень быстро сошелся с женщиной. И недавно у них тоже сгорел дом. В этом поджоге он обвинил меня. Вообще, много писал на меня заявлений в полицию: что я и ноутбук украла, и ключи от дома, и что я неадекватная. Мы с сыном прошли много экспертиз, пока судились. Но правда всегда была на моей стороне. И во время пожара я была на свинокомплексе. У нас везде камеры — все видели, что я на работе.

— Наташа, у вас на всех снимках очень печальные глаза. Печальные и полные страха…

— Да, я все еще его боюсь. Он способен на что угодно. Сейчас, пока вокруг много разговоров, он нас не трогает. А когда все забудут, может отомстить… В феврале прошел суд (Наталья обвинила бывшего мужа в физическом насилии. — Прим. ТД), он получил три года условно. У нас за выложенную в интернете статью дают тюремный срок, а тут за двадцать лет издевательств — почти ничего: бывший муж ходит по поселку и посмеивается. Я считаю, что такие вещи не должны оставаться безнаказанными, поэтому с помощью адвоката я подала апелляцию и согласилась на этот разговор.

* * *
Мысль о том, что зло должно быть наказано, Наташе пришла в кризисном центре. Но денег на адвоката у нее не было, и директор «Дома надежды» написала в Москву, в центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений. Там быстро взяли дело в оборот и прислали воронежского адвоката, который и представлял интересы Натальи Фроловой в суде.

Адвокат Виталий Синюков рассказывает, что на процессе подсудимый вел себя цинично и агрессивно: «Пока мы не делали ему замечания, он мог смеяться в зале судебного заседания, издевательски говорить о потерпевших. Он ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного следствия не признал своей вины, не раскаялся в содеянном». 

Ежедневно в Консорциум женских неправительственных объединений приходят десятки обращений от жертв домашнего насилия, а во время пандемии их количество выросло. В периоды социального напряжения домашнего насилия становится больше. И география покрывает всю территорию России. Женщин бьют, пытают, морят голодом, измываются над детьми, и мало кому удается найти поблизости кризисный центр. Наталье повезло. Хочется, чтобы повезло не только ей. Пожалуйста, помогите консорциуму! В это трудное время есть те, кому гораздо хуже нас. Нажмите на красную кнопку — возможно, это спасет еще одну жизнь.

Помочь

Оформить пожертвование без комиссии в пользу проекта «Нет насилию в семье»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы не берем комиссии с платежей, существуя только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь».

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 902 353 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 164 422 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 844 323 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    640 141 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    848 562 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    172 598 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    640 141 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    848 562 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    172 598 r
  • Нужно

    460 998 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 902 353 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 844 323 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 164 422 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 271 875 276
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация/реконструкция: Мария Венславская-Грибина для ТД
0 из 0

Наташа

Фото: из личного архива
0 из 0

Дети Наташи

Фото: из личного архива
0 из 0

Дочь Катя

Фото: из личного архива
0 из 0

Сын Кирилл

Фото: из личного архива
0 из 0

Наташа

Фото: из личного архива
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Нет насилию в семье» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: