Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

По ком дует майстра?

Фото: Наталья Лозинская для ТД

«Майстра» — искаженное от «мистраль». Сильный северо-западный ветер, вызывающий нагонную волну в море

В ночь с 28 на 29 октября 1969 года на Темрюкский район Краснодарского края обрушилась волна, которая стерла с лица земли прибрежные поселки Чайкино, Вербино, Перекопка и затопила соседние станицы. Об этой трагедии мало кто знает, в газетах не упоминалось количество жертв, но самое мелкое в мире Азовское море, вышедшее из берегов, унесло жизни десятков семей и перевернуло судьбы тех, кто уцелел. 

Говорят, будто море забирает память. Если долго на него смотреть, собственные переживания уходят, растекаются и, убаюканные волной, ложатся на морское дно. Азовское море — хранитель забытых трагедий, а теперь и хрупкого мира, треснувшего от новой человеческой боли. Одна из тайн, которой море не делится, но которая осталась в детских воспоминаниях очевидцев, — это история о северо-западном ветре и разрушительной нагонной волне, приходящей ночью.

Поселок Вербино после наводнения. Снимок предоставлен архивным фондом Р-158 «Коллекция документов по истории Темрюкского района»
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Поселок Перекопка, как и другие исчезнувшие во время шторма, был местом рыбного промысла. Сейчас здесь снова можно встретить рыбаков
Фото: Наталья Лозинская для ТД

Нагонная волна редкое природное явление, свойственное внутренним морям и узким морским проливам. Сильный южный или юго-западный ветер гонит воду из Черного моря в Азовское через Керченский пролив. Если ветер резко поменяется на северо-западный — майстру — и усилится, высокий морской вал шириной в несколько километров ляжет на южное побережье. В 1969 году именно это и произошло. По официальным данным, погибло 186 человек. По неофициальным — гораздо больше.

Галине Григорьевне было 22 года, когда случилось наводнение. Она родилась в поселке Вербино, жила в Темрюке и работала ночным администратором в гостинице. В ту ночь поступило сообщение, что в гостиницу будут привозить и заселять пострадавших во время шторма. Галина Григорьевна рассказывает, как людей привозили в ночных рубашках, промокших и замерзших, с детьми, наскоро собранными вещами. Некоторые заселялись вместе с поросятами, которых успели выловить во время шторма
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Поселок Замосты. Снимок предоставлен архивным фондом Р-158 «Коллекция документов по истории Темрюкского района»
Фото: Наталья Лозинская для ТД

 

В ту ночь жители Перекопки и Вербина уже спали, в поселке Чайкино играли свадьбу, в Темрюке ночной администратор гостиницы Галина вышла на смену. Темрюк — районный центр, тихий южный городок — стоит на верхушке спящего вулкана в шести километрах от морского берега. «К вечеру такой ветер разыгрался, — рассказывает Галина. — И холодно было. В гостинице нам сказали: “Никого не принимайте. Сейчас будем везти пострадавших. Идет волна, и люди тонут”. И вот стали везти людей — раздетых, кто в ночной рубашке, у кого порезанные руки от того, что в окна выпрыгивали — кто как мог, так и спасался. Их везли в гостиницу почти всю ночь. Много утонуло. Свадьбу там играли цыгане серебряную — все утонули…»

Волна, которая пришла с моря неожиданно, была такой силы, что выкорчевала деревья, размыла легкие саманные хатки, снесла прочные дома из кирпича, перекрутила железнодорожные рельсы и перевернула многотонные корабли в порту. Люди погибали от переохлаждения: в то время вода в море в конце октября была уже ледяной. Сейчас климат изменился: теплые солнечные дни на Таманском полуострове прогревают море вплоть до самого декабря.

Антонина Михайловна едва не погибла во время наводнения. Ей было девять лет, и в ту ночь они с отцом и двумя сестрами были в своем доме в поселке Вербино. Когда вода стала прибывать, отец отвел их на чердак саманного дома. Но вода начала затапливать и чердак. Тогда отец выбил окно, и всю семью вынесло волной в открытое море. Среди ночи в ледяной воде и отец, и дети вплавь добрались до привязанной лодки и забрались внутрь. Утром вода сошла, и лодка встала на землю
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Поселок Замосты. Снимок предоставлен архивным фондом Р-158 «Коллекция документов по истории Темрюкского района»
Фото: Наталья Лозинская для ТД

 

«Вода прибывала просто с бешеной скоростью…» — рассказывает Антонина. Ей было девять лет, и в ту ночь они с отцом и двумя сестрами собирались ложиться спать в своем доме в поселке Вербино. Когда вода стала прибывать, отец отвел девочек на чердак. Но вода начала затапливать и чердак. «Мы стояли сначала по колено, потом по пояс, потом по грудь в воде. На нас опускалась крыша, пол проваливался. Когда я смотрю фильмы, где показывают, как ребята тонут в подводной лодке, я вспоминаю, как мы там стояли: вода ледяная, и я самая маленькая». Когда вода стала подходить под самую крышу, отец выбил окно, и семью вынесло в открытое бушующее море. «Вокруг все слилось. Четыре метра воды было. Я, конечно, не знаю, каким образом я, девятилетняя, в ледяной воде увидела крыши домов и начала плыть. А потом увидела вдалеке… нашу лодку. Отец ее пристегнул цепью. Насколько было сильное течение, мы потом по его рукам увидели — у него кожи на руках не было, у него были лохмотья. Настолько крепко он держал лодку, а ее тянуло».

Александр Лукич был участковым уполномоченным в Темрюкском районе. В ночь наводнения он занимался отправкой курьерских служб в зоне подтопления, помогал распределять спасательные отряды
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Тела погибших во время наводнения свозили на стадион в Темрюке
Фото: Наталья Лозинская для ТД

 

К утру нагонная волна вернулась обратно в море. Ветер в этих краях стихает так же быстро, как и появляется. Александр, житель станицы Голубицкой, которая тоже пострадала от наводнения, вспоминает  последствия катастрофы: «Утром уже было тихо, солнце. Все — небо чистое. Кругом крыши плавали, свиньи, куры, собаки. Мы на гору залезли — везде вода. На лодках люди плавают, ищут своих. Ручьи [с горы] текут, а мы кораблики пускаем — ну а что с нас взять, пацаны же».

Несколько дней в Темрюкском районе работали бригады спасателей, пропавших без вести искали на вертолетах, а тела погибших свозили на городской стадион. «…Там штабелями люди лежали. И все ходят по рядам, ищут своих. Я просто запомнил, как там девочка лежала с кошечкой… Выглядело все это очень жутко», — вспоминает Александр, которому тогда было восемь лет. Стадион находится возле одной из центральных улиц Темрюка, теперь здесь проходят спортивные соревнования и матчи, свежая зелень нового покрытия прочно спрятала под собой следы прошлых событий. 

Таисия Алексеевна раньше была заведующей архивным отделом Темрюка. Дома она собирает свой собственный архив — фотографии и газетные материалы с заметками о наводнении 1969 года. Поселок Перекопка, смытый волной, — родина Таисии Алексеевны, место, где прошло ее детство
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Таисия Алексеевна держит в руке фотографию, на которой изображены жители Перекопки в родном поселке
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Тетрадь, в которую вручную записывались имена погибших во время стихийного бедствия. Считается, что всех нашли и опознали. Но многие говорят, что фактически погибших было больше. Снимок предоставлен Темрюкским музеем
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Тетрадь учета погибших. Снимок предоставлен Темрюкским музеем

 

О том, как искали с отрядами людей после наводнения, как висела на чашечках электропроводов морская трава после ухода воды, как находили скрученными и разбросанными железнодорожные рельсы, рассказал Александр Лукич, бывший тогда участковым уполномоченным в Темрюкском районе.

Александр бережно хранит в папке вырезки из газет, письма и рабочие записки, связанные с трагедией 69-го года. «Сколько пострадало — тогда не публиковали. Было не принято. И объяснили доходчиво, чтобы не сильно много распространялись. Но погибло тогда более 400 человек. <…> Траур был повсеместный… Меня направили проверить, что в Пересыпи делается. Там была бригада рыболовецкая. И был там один старик — сторож. Когда началась стихия, дом его стоял не ровно на север, а чуть-чуть сдвинут на северо-восток. И напор воды был на угол дома. Когда мы прибыли туда, мы смотрим: стены дома почти все разрушились, а стоит угол дома и в этом углу, как изваяние, человек. Этот старик поставил стол в угол, на стол поставил тумбочку, когда вода стала прибывать, на этот стол поставил табурет, а на этом табурете встал сам. <…> Когда мы пришли, он был иссиня-темный, зеленый. Но живой».

Жительница станицы Голубицкой Татьяна показывает сохранившуюся фотографию старшего брата Мити, который погиб в ночь потопа. Мите Тищенко было 19 лет. Его вызвали в рыболовецкую бригаду, где он работал помощником. Прибрежные бригады волной смыло в первую очередь. Погибших Митю и бригадира нашли только спустя несколько дней в камышовых плавнях. На снимке он еще совсем мальчик
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Размытая дорога. Архивный снимок предоставлен Темрюкским музеем
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Все, что осталось от трех смытых волной деревень, — двухэтажный дом в поселке Перекопка. Сейчас здесь находится рыболовно-охотничье хозяйство, которое местные так и называют — «двухэтажка»
Фото: Наталья Лозинская для ТД

Сейчас от прибрежных рыбацких поселков Чайкино, Вербино и Перекопка остался пустынный ракушечный пляж, развалины рыболовных цехов и кирпичный двухэтажный дом. Дом уцелел и тогда, в 1969-м, и стоит до сих пор. Многие жители Перекопки спаслись в ту ночь благодаря этому дому. Говорят, что вода поднялась до второго этажа, но те, кто успел до него добраться, остались живы. Дом отреставрировали, сделали рыболовно-охотничье хозяйство, которое местные так и называют — «двухэтажка». Мелкая ракушка на пляже Перекопки хрустит под ногами, как снег в морозную зиму. В ясную тихую погоду море дремлет, нежно качая на волнах одиноких чаек. Глядя на тугую, сверкающую на солнце морскую гладь, сложно поверить, что Азовское море когда-то обрушилось четырехметровой волной на берег и похоронило десятки людей вместе с домами.

Эту катастрофу называют забытой трагедией. Ее слабо освещали в прессе, о ней редко говорят, воспоминания хранятся только у тех, кто лично столкнулся с этой историей. Но все в природе циклично, и есть предположение, что нагонная волна возвращается примерно раз в 50—60 лет — подобные катастрофы уже случались на побережье Темрюкского залива. Забытая трагедия остается забытой, люди продолжают селиться на берегу моря, строить дома у самой воды, загорать на пляжах, заводить семьи, ездить к родственникам, слушать новости, покупать билеты, путевки и сувениры, рождаться, любить, воевать. С моря дует майстра.  

Памятник погибшей во время потопа семье на кладбище в Темрюке
Фото: Наталья Лозинская для ТД
На следующее утро после шторма резко наступил штиль. Вода быстро ушла, оставив после себя последствия разрушений. Утром было тихо и солнечно, небо очистилось, мальчишки пускали бумажные кораблики по ручьям, оставшимся в станице после затопления
Фото: Наталья Лозинская для ТД
Шторм на Азовском море
Фото: Наталья Лозинская для ТД

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 731 855 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    16 119 096 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    696 800 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 012 569 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    198 065 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    696 800 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 012 569 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    198 065 r
  • Нужно

    460 998 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    16 119 096 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 731 855 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 436 719 633
Все отчеты
Текст
0 из 0

Массовые захоронения на кладбище в городе Темрюке. Надписи на памятниках: «Погибли во время стихии 1969 года»

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0

Пос. Вербино после наводнения (архивный снимок, предоставленный Фондом Темрюкского музея)

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0

Галине Григорьевне было 22 года, когда случилось наводнение. Она родилась в поселке Вербино, жила в Темрюке и работала ночным администратором в гостинице. В ту ночь поступило сообщение, что в гостиницу будут привозить и заселять пострадавших во время шторма. Галина Григорьевна рассказывает, как людей привозили среди ночи в ночных рубашках, промокших и замерзших, с детьми, наскоро собранными вещами, некоторые заселялись даже с поросятами, которых успели "выловить" во время шторма.

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0

Пос. Замосты (архивный снимок, представленный Фондом Темрюкского музея)

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0

Татьяна показывает сохранившуюся фотографию брата Мити. На снимке он еще совсем мальчик.

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0

Размытая дорога (снимок предоставлен архивным фондом Р-158 “Коллекция документов по истории Темрюкского района”)

Фото: Наталья Лозинская для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: