Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Прозрачность или лишняя регуляция: что ждать от нового закона «О похоронном деле»

21 февраля жительница Самары поставила открытый гроб с телом покойного супруга возле здания правительства, заявив, что не может его похоронить. По ее словам, ритуальщики потребовали заплатить 50 тысяч рублей, а у нее нет необходимой суммы. История в очередной раз обратила внимание общества на криминализованную и непрозрачную похоронную сферу. 26 февраля «Российская газета» сообщила о том, что Минстрой завершил работу над многолетним законом «О похоронном деле», призванным защитить отрасль от сомнительных схем. «Такие дела» поговорили с тремя представителями сферы — с непосредственным участником обсуждения документа, с противником госрегуляций и с профсоюзником, считающим, что проект закона пролоббирован бизнесом. 


О чем говорится в законопроекте?

Документ вводит единые принципы и правила оказания ритуальных услуг, а также систему контроля за специализированными службами. В КоАП появится соответствующая статья, предусматривающая наказание за нарушение порядка предоставления земельного участка для захоронения, за деятельность по организации похорон лицами, с которыми не заключено соответствующее соглашение, а также за передачу третьим лицам сведений о смерти человека и контактных данных его родственников.

Павел Кодыш,

президент Союза похоронных организаций и крематориев России

Разработку закона начала Федеральная антимонопольная служба (ФАС) вместе с Союзом похоронных организаций и крематориев с 2005 года. Первый, кто начал писать закон — это именно наш союз.

Такой длительный срок разработки связан с тем, что похоронная отрасль абсолютно разная по своей структуре в зависимости от места — где-то [ей занимается] местное самоуправление, где-то исполнительные органы власти. Где-то население насчитывает миллион человек, а где и четыре, восемь и шесть. А где-то — 100 тысяч, и оптика нужна совершенно другая. Опять же, везде разное население со своими погребальными обычаями.

На рынке ритуальных услуг должны работать организации, которые должны быть направлены не на то, чтобы получать прибыль. Самое главное — предоставление населению всех услуг. Это зависит от самих организаций — видеть в этом только бизнес или быть профессионалами и ставить во главу услуги. Иначе говоря, к похоронным организациям будут ужесточены требования, и не только к агентствам и бюро. Кроме них, у нас есть кладбища и есть торговля. Продавать товары ритуального назначения тоже надо уметь, правда? И цены не завышать, и понимать, какие расходы туда включать. Это социально важная вещь.

Криминал в сфере заключается в том, что людей незаконно обирают, продают места на кладбищах, есть ряд других проблем. В том числе и нездоровая конкуренция. Кто первый констатирует смерть, будь то авария, преступление или просто человек умер дома? Это работники скорой помощи и полиция. Эти два органа чаще всего и продают информацию ритуальным агентствам. Мы планируем бороться с этим с помощью создания единой диспетчерской службы, которая будет работать с участниками рынка. Допустим, в Москве и Петербурге работают 40 организаций, и благодаря нашей службе будет видно, что какое-то агентство получает два заказа в месяц¸ а это — сорок. Самое главное, чтобы была прозрачность.

Но эта проблема актуальна только в городах-миллионниках, в сельской местности люди сами гроб сделают, лаком покроют да захоронят на самоорганизованных кладбищах.

Илья Болтунов,

основатель сети похоронных домов Guravli

Эта попытка государства урегулировать похоронную сферу длится всю жизнь. Более глупую историю невозможно придумать. Регулировать здесь должно не государство, регулировать должен сам рынок. Власти пытаются навязать свою историю. На самом же деле из-за них возникли все проблемы в отрасли.

Черные агенты, поборы в моргах, продажа информации. Все, что на слуху, — вот эти гробы в Самаре, украденные тела, поддельные документы, выкопанные гробы, разборки на кладбищах — результат политики государства, проводимой последние 100 лет, начиная с первых декретов большевиков о кладбищах. Если взять историю остального мирового рынка, на начало XX века проблемы были примерно везде одинаковые. Дальше мировой рынок решил эти проблемы, это нехитрая история. А у нас получилось то, что получилось.

Сейчас же весь этот хаос выгоден тем игрокам рынка, кто близок к государству. Это не какой-то частный бизнес, который существует по каким-то общим законам бизнеса. Они пытаются показать, что чернуха — это не результат каких-либо государственных действий или бездействия.

У нас есть закон о погребении, принятый в 1996 году. Есть несколько нормативно-правовых актов, смежных с ним. Все эти ситуации, о которых сейчас говорят, описаны в этих законах, просто никто их не соблюдает. Почему будет соблюдаться новый переделанный закон? Честно говоря, это определенная попытка передела рынка в пользу конкретных структур, так или иначе аффилированных если не с государством, то с «кем-то».

Союз похоронных организаций и крематориев России говорит: «Да, нам нужен новый закон, но нам нельзя допускать перегибов. В Петербурге у нас есть единая диспетчерская служба, а если продолжат перевозить умерших в морги на скорой помощи, то она не будет успевать помогать живым людям». Это чушь. На сегодняшний день по всей России по действующим законам перевозкой как раз занимаются медицинские учреждения. В них есть специальные бригады, которые занимаются исключительно перевозкой умерших. Почему Союз так говорит? Потому что эта «единая диспетчерская служба» — их дойная корова. Есть, например, государственные морги, где с людей могут попросить в пять раз больше, и они потом удивляются, видя нормальную цену в частном трупохранилище, и думают, что их пытаются обмануть.

Информацию из моргов как продавали, так и будут продавать. Схемы постоянно меняются

Продавали полицейские, продает скорая помощь, МЧС, даже младший медперсонал продает, просто по-своему. 10 лет назад я сам занимался организацией похорон и пришел с семьей, которая ко мне обратилась, в больницу, где умер их родственник. Мы пришли всего лишь за документами, хотя по семье видно было, что они в трауре. Пока мы ждали в коридоре, рядом усиленно, до дыры, терла линолеум санитарка. Она поинтересовалась: «Ой, а вы, наверное, Ивановой [умершей] родственники? Я в ночь дежурила, последняя, кто ее видела, такое горе, а у вас-то уже есть, кто похоронами занимается?» И тут же достает из кармана визитку.

Антон Авдеев

Председатель городского комитета «Профсоюза работников ритуальных служб»

Этот закон не справится с теми эпизодами, вроде того, что произошел в Самаре, и с другим криминалом. Потому что он написан бизнесменами для бизнеса.

В документе прописан новый вариант статуса кладбища, помимо имеющихся, специального режима, на нем будет запрещено захоронение в родственные могилы. У сотен миллионов людей есть удостоверения о том, что их можно похоронить в могилу бабушки, это их прижизненные волеизъявления и это правильно. А сейчас бизнесмены пролоббировали такое нововведение. И этот статус местные администрации смогут присвоить любому кладбищу. И в те же родственные могилы вы теперь сможете попасть только за деньги, как на Западе. Вот в чем суть этого законопроекта — попытка перевести могилы в имущество. Раньше из квартир никто не мог выселить семью с детьми, это было местом жительства. Как только им присвоили статус имущества — идите вон на улицу за долги, штрафы, за что угодно. Точно то же самое хотят сделать с могилами.

Через систему новых терминов вводится новая система отношений

У нас разные представления в разных частях страны из-за разных укладов жизни. На Кавказе этот законопроект никогда не признают, в Ростовской области тоже. В Калининграде, может, и признают, но через поколение у вас появятся люди, которые по-другому будут воспринимать мир.

Я бы поддержал огосударствление ритуальной сферы, если бы в этом законопроекте было заложено госфинансирование. В законопроекте написано, что государство должно выделять 5 562 рубля пособия на погребение, и больше никакого финансирования. А теперь представьте, что вы вычеркиваете все частные организации, которые существуют, а под государственные вы можете выделить только эту сумму. Во что превратится похоронная сфера? Это будет утилизация тел.

По факту, будет как у женщины из Самары — у нее есть только шесть тысяч рублей, она пришла в официальную организацию, и ей сказали: 50 тысяч. Она была вынуждена искать индивидуального предпринимателя, который согласился на ее сумму, но ему стали ставить палки в колеса. Естественно, новый закон это никак не решит, нужно вводить в УК новую статью о воспрепятствовании проведению похорон. Не нужно для этого писать «тяжелые» законы.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: