Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Животные-стримеры: развлечение, краудфандинг или эксплуатация?

В 2016 году на аэродроме в Тверской области появился медвежонок. Пилоты, которые нашли его, взяли животное на попечение и начали снимать на видео. Сейчас у медведя Мансура есть свой сайт и круглосуточная трансляция на YouTube, благодаря которой зрители пожертвовали ему несколько миллионов рублей на новый вольер.

«Такие дела» узнали, как животные — герои благотворительных трансляций зарабатывают деньги и как относятся к подобной практике зоозащитники. 

МансурФото: Лидия Широнина, снимок предоставлен Алексеем Спиридоновым

Медведь и его YouTube

Медвежонка на аэродроме «Орловка» обнаружили частные авиаторы, которые на волонтерских началах восстанавливали самолет «Ил-14». Откуда он появился, узнать так и не удалось, но, как предполагают пилоты, его мать застрелили браконьеры. Медвежонка назвали Мансуром — как указано на посвященном ему сайте, на алтайском диалекте это значит «медведь».

Выпустить Мансура обратно в дикую природу было нельзя, объясняет специалист Центра спасения медвежат-сирот Екатерина Пажетнова, с которой консультировались авиаторы. Он настолько привык к людям, что самостоятельно уже не выжил бы в лесу, поскольку человек стал для него главным и самым доступным источником пищи. «Две недели достаточно для медвежонка, чтобы привыкнуть к человеку и стать ручным зверем», — говорит она. По этой же причине его нельзя было реабилитировать в центре. Там медвежат выхаживают по методике заслуженного эколога Валентина Пажетнова, не давая привыкнуть к человеку: работают в перчатках и костюмах, стараются не стирать одежду, чтобы не давать зверям почувствовать необычный запах, не разговаривают и закрывают лицо.

Подопечный центра спасения медвежат-сиротФото: Екатерина Пажетнова

В зоопарках Мансуру тоже не нашли места: медведей там хватало. Пилоты, которые обнаружили медвежонка, согласились отправить его в заповедник, однако тот оказался притравочной станцией. Летчики забрали его оттуда и увезли на новый аэродром «Орешково» в Калужской области. Нужны были деньги на корм, новый вольер и противоподкопный фундамент — на все это волонтеры начали собирать пожертвования.

По словам одного из руководителей проекта, пилота Алексея Спиридонова, собрать пожертвования можно, только рассказывая о нуждах медведя и показывая его жизнь. Впервые камеру в берлоге медведя установили еще на аэродроме «Орловка» — из любопытства, как он будет зимовать. В начале 2019 года волонтеры решили вести трансляцию на YouTube и стали собирать пожертвования на личную карту через стриминговый сервис Donation Alerts. Это удобно для иностранцев, уточняет Спиридонов: Мансуром заинтересовались жители Тайваня и Гонконга, самое большое пожертвование от них достигало тысячи евро. Кроме того, во время трансляции видно, что средства дошли, а еще можно ставить цель — например, 800 тысяч рублей на строительство бассейна — и следить за прогрессом.

Сейчас из вольера Мансура ведется трансляция с нескольких камер, на его youtube-канал подписаны 6 тысяч человек. «В чате канала сложилось целое комьюнити, — рассказывает Спиридонов. — Некоторые фанаты Мансура специально покупают ноутбук, чтобы следить за ним, кто-то просит родственников настроить трансляцию на телевизоре и смотрит утром вместо новостей, как просыпается медведь. Волнуются, покормили ли его. Есть люди, которые вырезают интересные моменты и выкладывают в своих каналах, — мы же не всегда следим за трансляцией. То он залез на дерево, то комбинирует игрушки, то его дразнит ворона».

Команда пилотов планирует запустить функцию, когда человек может отправить пожертвование, написать в чате «яблоко» — и медведю в прямом эфире упадет выбранное угощение. «Мы хотим довести количество камер до шести, установить автотрекинг (автоматическое отслеживание движущихся объектов. — Прим. ТД), — говорит Спиридонов. — Если хватит сил, [наша] цель — сделать, чтобы это действительно было интересно наблюдать и медведь сам себя обеспечивал».

Согласно отчету на сайте Мансура, для медведя собрали уже больше 4 миллионов рублей. Они пошли на корм, содержание, вольер, видеонаблюдение, переезд, ветеринарное обслуживание, установку и бетонирование бассейна. Спиридонов рассказал, что команда планирует доделать бассейн и в прямом эфире запустить туда медведя, обыгрывая это событие в формате вечеринки. Сейчас судьбой Мансура занимаются около 15 волонтеров, из которых пять ведут социальные сети.

Как трансляции помогают животным в России?

В России организацией благотворительных трансляций занимается сообщество блогеров и стримеров Stream family. В числе направлений его деятельности — поддержка программ спасения и реабилитации для бездомных животных. По правилам сообщества, они сотрудничают только с официально зарегистрированными НКО, предоставляющими полную публичную отчетность: «Во избежание случаев мошенничества за сборы на личные карты никогда не беремся». Выручку со стримов участники могут пожертвовать фонду, который выбрали сами, или попросить совета организаторов.

Этой весной во время благотворительной акции «Добрый март», инициированной Stream family при поддержке «Добро Mail.ru» и Donation Alerts, геймер и стример Вика Картер вела трансляцию с енотами. За два с половиной часа зрители пожертвовали 55 тысяч рублей, вырученные средства пошли в фонд помощи бездомным животным «Рэй».

Это не первый благотворительный стрим Картер: в 2018 году она организовала трансляцию на свой день рождения в поддержку петербургского приюта для бездомных животных «Ржевка». В своих видео она говорит, что решила помогать животным, потому что сами они не могут попросить о помощи. «Аудитория относится позитивно и поддерживает такие начинания, — рассказывает геймер “Таким делам”. — Конечно, есть и те, кто негативно воспринимает, но наша задача — научить людей делать добро».

В фонде «Рэй» полагают, что стримы помогают не только сбору средств, но и распространению информации о бездомных животных, поскольку аудитория таких трансляций в основном состоит из подростков. Кроме того, стримы дают возможность рассказать о положительных примерах. «Людям интересно смотреть истории животных, которых спасли и у которых все хорошо», — считает директор фонда Екатерина Панова.

В Центре спасения медвежат-сирот животных тоже снимают на камеру, чтобы собрать средства на работу фонда. «Мы вынуждены проводить фандрайзинговые акции по сбору пожертвований, поскольку в прошлом году из России ушел фонд [IFAW], который больше 20 лет полностью обеспечивал нашу работу по спасению медвежат-сирот», — рассказывает Пажетнова. Тем не менее в центре разрешено вести съемку только на расстоянии или же в перчатках и с сеткой на лице — чтобы не испугать зверей и не дать им привыкнуть к людям.

«Сбор пожертвований не единственная наша цель, — подчеркивает Пажетнова. — Показывая, что происходит с медведями по вине человека, мы хотим сказать о важности бережного отношения к природе».

Само по себе наблюдение за животными не работает, считает Спиридонов, важно, чтобы были люди, которые следили бы за трансляцией на постоянной основе. Веб-камеры установлены во многих зоопарках, но даже при централизованном финансировании они зачастую не работают или трансляция приостановлена. Кроме того, добавляет он, зрителям не интересно наблюдать за статичной картинкой, на которой животное выглядит очень маленьким. Нужны камеры ночного видения, технологии отслеживания движения — все это связано с дополнительными тратами.

Краудфандинг или эксплуатация?

Яркие истории спасения животных всегда привлекают внимание и вызывают интерес, говорит Татьяна Королева, председатель региональной общественной организации помощи бездомным животным «Экология человека». По ее мнению, если трансляция ведется с благотворительной целью, то это допустимо, но нужно учитывать вид животного. Трансляцию с диким животным нужно вести очень аккуратно — если только это не камера видеонаблюдения, которая не вызывает у него беспокойства, предостерегает эксперт.

«Только в том случае, когда животное в плохом состоянии, имеет смысл бороться [с трансляциями], — считает Королева. — Но человек и сам не будет снимать и выкладывать в сеть больное животное».

Эксперт добавляет, что пока в России законодательно не закреплены базовые права животных, приходится очень долго доказывать, что хозяева с ними плохо обращаются, что они должны жить в лучших условиях. Речь, в частности, идет о международном зоозащитном «правиле пяти свобод»: свободе от голода и жажды, дискомфорта, боли и болезни, страха и стресса, а также свободе естественного поведения. «Это чаще относится к диким [животным], на которых зарабатывают деньги, что весьма распространено в нашей стране. Это одна из форм жестокой эксплуатации», — считает Королева.

Зоопсихолог и канистерапевт Ника Могилевская также недовольна, что становится популярным держать диких животных в неволе у частных владельцев: «Может быть, история Мансура во благо, люди спасли животное и заботятся о нем, но эксплуатация этой темы приведет к массовому зарабатыванию денег».

По ее мнению, стримы с участием животных имеют право на существование только в том случае, если животное содержится гуманно, в хороших условиях и собирает деньги не на собственное содержание, а на благотворительный проект. В случае если с финансами все понятно и прозрачно, то трансляции — один из самых эффективных способов продвижения проекта, считает она.

«Все остальное рано или поздно превращается или в эксплуатацию животных, или в сбор денег на карточку, — уверена Могилевская. — Любые попрошайки на улицах с собаками — это яркий пример локального стрима, просто не в интернете, а на улице. Мы знаем, как животных накалывают препаратами, чтобы они не шумели, а потом выбрасывают».

Спиридонов допускает, что стримеры могут положить часть средств себе в карман, если жертвователи не видят отчетности: «Если есть прозрачная отчетность, как у проекта Мансура, то это сделать невозможно. Все приходы и расходы видны жертвователям», — говорит он. Пилот подчеркивает, что, как участник проекта Мансура, придерживается позиции, что все собранные деньги должны быть потрачены исключительно на содержание медведя.

Канистерапевт Александра Бондарева считает стриминг с животными неэтичным. Но, по ее мнению, сами жертвователи должны следить, куда идут их деньги, и проверять отчеты — иначе нет поводов возмущаться из-за мошенничества.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: