Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Радиация вокруг нас: кто живет по соседству с могильниками радиоактивных отходов в Москве?

Ситуация вокруг строительства Юго-Восточной хорды над могильником радиоактивных отходов вскрыла давнюю проблему Москвы: в городе осталось много неучтенных свалок, где повышен уровень радиации.

В Щукине разворачивается похожий протест. Местные жители выступают против строительства многоэтажных домов по соседству с Курчатовским институтом, который в 1940—1950-х годах занимался разработкой атомной и термоядерной бомб. Они опасаются, что стройка потревожит могильник отходов, образовавшийся еще полвека назад и не отраженный на официальных картах.

Откуда в Москве неучтенные радиоактивные могильники, как их находят и как с ними борются местные жители — в тексте ТД.

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Радиоактивные свалки

В середине XX века в Москве велись активные работы по созданию ядерного оружия и ракетно-ядерного щита СССР. Тогда нормативов по хранению радиоактивных отходов не существовало и их «просто вывозили подальше», рассказывал «Ъ» Геннадий Акулкин, занимавший тогда пост начальника Москомприроды (сейчас — департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы. — Прим. ТД).

Токсичные отходы сваливали в овраги и присыпали грунтом

Со временем Москва росла, и бывшие могильники оказались по соседству с жилыми домами. Как отмечал эксперт Гринписа России Владимир Чупров, «когда найденные захоронения вскрывали, уже никто не знал, откуда свалка». Такие захоронения не попали на официальные карты, однако часть из них можно найти на любительском сайте, посвященном экологическому мониторингу новостроек Москвы, MSKNOV.

О проблеме радиоактивных отходов в столице вновь заговорили после планов по строительству Юго-Восточной хорды, которая пройдет над могильником радиоактивных отходов. Экологи, физики и местные жители опасаются, что строительство может затронуть радиоактивные захоронения. Руководитель проекта энергетической программы Гринписа Рашид Алимов отметил, что прокладывание хорды через могильник может привести к росту количества онкологических заболеваний среди москвичей.

В апреле представители ФГУП «Радон» и МЧС зафиксировали на участке, где планируется строительство, максимальную мощность дозы гамма-излучения 6140 микрорентген в час (мкР/ч) при норме для Москвы 12—20 мкР/ч. В июле свое исследование провели представители Гринписа. Анализ проб почв показал, что в земле находятся повышенные концентрации альфа-активных радионуклидов тория, урана и радия. Уровень загрязнения почти в 12 раз выше, чем требуется для отнесения загрязненной земли к радиоактивным отходам. Работы по вывозу радиоактивного грунта ведет «Радон», однако эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза физик-ядерщик Андрей Ожаровский считает, что их усилий недостаточно: «Это ложкой вычерпывать море».

Строительство хорды рядом с территорией Московского завода полиметаллов (МЗП) уже началось, хотя, согласно письму Комитета государственного стройнадзора Москвы (есть в распоряжении ТД), разрешение на работы еще не оформлено. Против строительства выступает сам завод и местные жители. По словам инициативной группы жильцов, публичные слушания по обсуждению проекта стройки носили фиктивный характер. Туда созвали «массовку»: работников коммунальных организаций и бюджетных учреждений. Местные жители трижды выходили на митинг, последний прошел 23 июля, на нем присутствовали 600 человек. После акции протеста местные жители и представители Гринписа направили обращения мэру Москвы Сергею Собянину. Ни на одно из них к моменту публикации не ответили.

Митинг против строительства Юго-Восточной хордыФото: Анастасия Жвик

Во время последнего митинга Ожаровский рассказал, что ему впервые удалось найти место загрязнения на склоне между МПЗ и платформой Москворечье, которое расположено ближе к жилым домам. До этого все радиоактивные очаги находили на склоне, обращенном к Москве-реке. Прибор физика зафиксировал 200 мкР/ч, что в 10 раз больше допустимой для столицы нормы. 31 июля МЧС совместно с ФГУП «Радон» провело замеры на этом участке в присутствии местных жителей. По их данным, в одной из «ямок» было зафиксировано 140 мкР/ч, что тоже многократно превышает норму (20 мкР/ч). Теперь активисты ждут официальный акт о проведенных замерах.

17 июля в Государственной думе прошел круглый стол, в ходе которого обсуждалось строительство Юго-Восточной хорды над могильником радиоактивных отходов. На встрече представители МЧС пообещали обсуждать с активистами безопасность строительства хорды, а также провести отбор проб радиоактивного грунта могильника. При этом, по словам Ожаровского, на круглом столе не было представителей московского правительства, которые являются ответственными за этот могильник. «Ранее заммэра Москвы по вопросам строительства Марат Хуснуллин заявлял, что ему никто не докладывал об особой радиационной обстановке, и назвал эту информацию полной ерундой, тем самым показав свое намерение игнорировать проблему», — отметил физик.

Стройка у атомного реактора

На круглом столе обсуждалась и вторая громкая история, которая с 2015 года разворачивается в столице, — строительство многоэтажных зданий в Щукине, по соседству с национальным исследовательским центром «Курчатовский институт» (подразделение Курчатовский комплекс ядерных транспортных энергетических технологий). Это строительство во многом схоже с историей о могильнике возле парка «Коломенское»: фиктивные слушания, протесты местных жителей и представителей самого института.

Курчатовский институт в 1940—1950-х годах создавал ядерное оружие: запустил первый в Евразии атомный реактор, разрабатывал первую отечественную атомную бомбу и первую в мире термоядерную бомбу, позже занимался разработками по мирному использованию атомной и термоядерной энергии. С 1960-х годов, как указано на сайте института, он занимается научным обеспечением эксплуатации действующих атомных реакторов и утилизацией выведенных из эксплуатации установок.

На территории института находилось 11 могильников радиоактивных отходов и около 10 тысяч кубометров грунта, который содержит изотопы цезия и стронция. «После экспериментов по созданию оружия отходы наверняка сваливали сюда, — рассказывал директор-координатор работ по реабилитации РНЦ “Курчатовский институт” Виктор Волков. — Здесь был артиллеристский полигон, это был далекий загород, никакого жилья здесь близко не было».

Институт является одним из самых радиоактивно загрязненных мест по всей Москве. Издание «Беллона» писало со ссылкой на данные журнала «Барьер безопасности», что над Курчатовским институтом в 2000-х годах было зарегистрировано самое большое превышение радиационного фона на территории столицы. Данные были получены с помощью аэрогаммасъемки с вертолета.

Котлован у дома №5 на улице Расплетина, вид из окна дома.Фото: Анастасия Жвик

В 2015 году земли, прилегающие вплотную к институту, выкупила строительная компания «Крост». Она собиралась построить там четыре многоэтажных дома высотой от 28 до 32 этажей. По словам местных жителей, котлован для одного из будущих домов — у дома № 5 по улице Расплетина — уже вырыт.

В марте 2019 года концерн «Крост» анонсировал проект жилого комплекса на улице Расплетина: он называется «Театральный квартал», общая площадь застройки составит два гектара. Под жилым комплексом собираются расположить подземный двухуровневый паркинг. Как указано в пресс-релизе компании, часть квартир передадут для переселения по программам реновации и реконструкции — один из корпусов передадут городу. Кроме того, «Крост» передаст муниципалитету участок, примыкающий к территории застройки, для строительства детского сада.

Радиоактивные отходы все еще остались

К ноябрю 2015 года в рамках федеральной программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности из одного корпуса Курчатовского института извлекли более 5 тысяч кубов радиоактивных материалов и демонтировали смежный корпус института ВНИИНМ, где уровень альфа-излучения в помещениях превышал допустимые нормы в 150 тысяч раз. «Это не создало никаких последствий для окружающей территории, но риски были очень высокие, поскольку рядом с Курчатовским институтом дома находятся», — заявил тогда глава «Росатома» Сергей Кириенко, отчитываясь об итогах программы.

Однако местные жители и бывшие сотрудники института уверены: на самом деле радиоактивных могильников намного больше, чем известно властям. «Сотрудники Курчатовского института опубликовали научную статью, в которой утверждалось, что сливы радиоактивных отходов в 60-е годы были прямо в почву, — рассказала ТД представитель местной инициативной группы жителей Ксения Карташева, заместитель директора Музея ликвидаторам ЧАЭС, ведущий специалист муниципалитета Щукино. — Период распада этих отходов достаточно большой. Когда [“Радон”] начал дезактивацию 10 лет назад, они выяснили, что могильников у них гораздо больше, чем зафиксировано на карте. Из-за этого дезактивация не представляется возможной, потому что они даже не знают, где копать. А когда они начали делать дезактивацию, то усугубили ситуацию, создав еще больше пустот, куда могли провалиться все скопившиеся отходы».

Бывший начальник лаборатории в СНИИПе и в Курчатовском институте Владимир Рыжков подтвердил ТД, что именно на участке, где планируется строительство, в 1950—1960-е годы закапывали некоторые радиационные отходы: «Они разные, у некоторых период полураспада уже прошел, но есть и долгоиграющие».

Во время работы ему удалось зафиксировать небольшие превышения радиационного фона на территории, на которой планируется стройка. «Это не очень большие превышения просто потому, что они находятся в грунте, а если они начнут копать… Там по-хорошему надо все измерять и вывозить загрязненную землю», — прокомментировал Рыжков.

Участок, выкупленный застройщиком, затрагивает и территории, на которых раньше находилась часть зданий Специализированного научно-исследовательского института приборостроения (СНИИП), который также работает с ядерными изотопами. Специалист по охране окружающей среды вокруг АЭС и аппаратуре контроля Дмитрий Хазанов, который более 40 лет проработал в институте научным сотрудником, рассказал, что карта уничтожений и сливов отходов была уничтожена, а начальника режимного отдела уже нет в живых.

Спросить, что именно и в каких количествах сливалось в землю, не у кого.

«Когда будет делаться котлован, то все это будет разрушено, — предупредил он. — Сейчас [радиоактивные отходы] находятся под толщей земли, где-то глубоко. В принципе, нас не особо волнует, если эти отходы не попадают в воду. Но если мы побеспокоим и разроем эти вещества, то радиационный фон вырастет в этом конкретном месте и, возможно, будет разнесен по городу».

«Такие дела» направили запрос в НИЦ «Курчатовский институт» с просьбой прокомментировать информацию о радиоактивных отходах на месте строительства рядом с территорией учреждения.

Протесты местных жителей

Корреспондентка «Таких дел» побывала на встрече местных жителей из ближайшего квартала. Они рассказали ей, что из-за строительства боятся за себя и здоровье своих детей. По мнению Карташевой, после начала стройки появится серьезная опасность, что близлежащие дома уйдут под землю из-за пустот под ними. Несколько пустот прямо в ее дворе уже появлялись, когда строили другой дом поблизости.

«Мы с активистами просили “Крост” разрешить нам попасть на территорию, чтобы измерить уровень радиации, но они категорически отказались. Когда мы просили через прокуратуру, чтобы “Радон” измерил почву [на уровень радиации], он прислал мне такой ответ (есть в распоряжении редакции), что они измерили на улице Рогова и что там все нормально. Но мы просили конкретно измерить площадку, где ведется строительство, — подчеркнула Карташева. — Почему они не могут успокоить местных жителей и измерить там? Они этого не делают, потому что там, видимо, не все так хорошо, как они этого хотят».

«Такие дела» направили запрос в «Радон», чтобы узнать об уровне радиации по месту будущего строительства многоэтажных домов, однако получить ответ от компании не удалось. Концерн «Крост» также не ответил на запрос ТД с просьбой прокомментировать жалобы жителей и их сведения о радиоактивных отходах на участке.

Инициативная группа местных жителей на встрече пожаловалась ТД на подтасовку результатов публичных слушаний о строительстве. Последний раз они проходили в октябре 2018 года. Большинство местных жителей высказались против стройки, однако по итогам оказалось, что большая часть участников слушания проголосовала за. «И сейчас это позволило говорить, что жители одобрили стройку. Вот найдите мне хоть одного, кто будет за!» — заявила ТД местная жительницы Любовь Скалабан. По ее словам, жители сами наблюдали «вбросы бюллетеней огромными пачками». «Они лежали уже подготовленными на слушаниях. Мы несли по одному листочку, а там уже лежали вот такие пачки», — вспомнила Скалабан.

Кроме того, местные жители вспомнили и требования безопасности: «Когда строились наши пятиэтажные дома и было предложено построить девятиэтажки, специалисты были категорически против этого, несмотря на то что наши дома находятся за территорией института. А теперь они хотят построить 30-этажные дома. Мы все очень обеспокоены грядущим строительством, потому что мы не видим ни разрешительных документов, ни на каких основаниях это все вообще было продано», — отметила Скалабан.

Академик РАН, почетный президент НИЦ «Курчатовский институт» Евгений Велихов отправил в Госдуму обращение (есть в распоряжении редакции), в котором высказал категорическое несогласие со стройкой. Он считает, что это повышает угрозу террористической опасности, поскольку жилые дома будут находиться вплотную к институту.

«В случае реализации планов строительства в непосредственной близости от построенных зданий будут находиться объекты НИЦ “Курчатовский институт”, которые в силу проводимых в них исследований и находящегося оборудования не должны находиться в зоне ближнего прямого обзора», — пишет академик. Он также считает, что решение о строительстве было принято органами исполнительной власти Москвы в интересах застройщика.

Местные жители уверены, что стройка и продажа участка вплотную к Национальному исследовательскому центру стала возможной только благодаря различным коррупционным схемам. «Мы считаем, что это отдельные чиновники продвигают стройку в своих личных корыстных целях. Без коррупции здесь не обходится, — заявила местная жительница Раиса Коляда. — Есть угроза тысячам жителей, которые живут здесь с 60-х годов. Это их большая и малая родина».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: