Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

На смену классическому волонтерству приходит эпизодическое. Что это такое и плохо ли это?

Некоммерческий сектор традиционно во многом полагается на работу волонтеров. Но исследователи отмечают кризис классической модели, когда человек долгое время помогает одной благотворительной организации: люди разочаровываются и уходят из-за плохо выстроенной работы с ними. Как реакция на этот кризис растет институт эпизодического волонтерства — кратковременной помощи с низкими издержками, но низким качеством.

Директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова представила в центре «Благосфера» результаты масштабного, охватившего 22 страны исследования, в котором приняла участие и Россия. В 2018 году ее команда опросила людей, которые помогают НКО от случая к случаю.

Портрет эпизодического волонтера и оценка явления получились неожиданными. «Такие дела» публикуют тезисы с презентации.

Что такое эпизодическое волонтерство и почему оно развивается

Волонтеры — одна из самых хорошо исследованных групп мониторинга состояния гражданского общества. Однако добровольческое движение постоянно развивается и дифференцируется. Настал момент, когда должен быть изучен такой феномен, как эпизодический волонтер.

Главная сложность при привлечении волонтеров — понять, кто готов прийти на помощь благотворительной организации хотя бы один раз. При наборе добровольцев НКО обращаются к людям во «ВКонтакте», в фейсбуке, других соцсетях, но могут только догадываться, какие у них интересы и что ими движет.

Исследователи из Университета Пенсильвании Рам Кнаан и Роттердамской школы менеджмента Лукас Мейс предложили коллегам из 22 стран провести онлайн-опрос людей, которые один раз участвовали в благотворительном событии, но не помогают организации постоянно. В России в опросе приняли участие 2494 человека.

Данные мирового исследования показывают несколько неожиданных тенденций волонтерского движения. Раньше добровольцы набирались из членов организации и были постоянными. Сейчас волонтерство стало более гибким: люди преимущественно ориентируются на проекты, а не на фонды. Человек, всю жизнь помогающий одной и той же организации, — большая редкость.
В разных странах эпизодические волонтеры составляют уже от трети до половины от общего числа.

Снижается интерес людей к волонтерству в целом. В Великобритании 41% опрошенных молодых людей сказали, что их друзья плохо бы о них подумали, если бы узнали, что они занимаются волонтерством. В США среднее количество часов, выделяемых молодыми людьми на волонтерство, постепенно снижается. Последний тренд — почти половина опрошенных в США волонтеров прекращают заниматься волонтерством не из-за утраты мотивации, а из-за плохой организации в НКО (40%) .

Из этих данных исследователи сделали вывод, что теперь организации недостаточно своей социальной миссии, чтобы привлечь добровольцев.

НКО приходится переходить от модели взаимодействия «Доверяй мне» к «Докажи мне»

Организация должна доказать свою эффективность волонтерам, оправдать их запрос, чтобы они пришли ей на помощь. Таким образом, сокращается лояльность конкретным НКО.

В качестве ответа на эти тренды развивается эпизодическое волонтерство — кратковременная помощь с низкими издержками и низким качеством. Волонтеры выполняют отдельные задания и уходят, их дальнейшее вовлечение в деятельность организации не подразумевается. Такие люди не получают положительных эффектов «обычного» волонтерства — чувства принадлежности, социального поощрения и социальных связей, не чувствуют своего вклада в решение каких-либо проблем.

Однако можно предположить, что эпизодическое волонтерство (ЭВ) может быть нетравматичным опытом знакомства с благотворительностью, способствующим дальнейшему вовлечению людей в горизонтальные гражданские структуры.

Что данные говорят об эпизодических волонтерах в России

В основном* в эпизодическом волонтерстве участвуют женщины (76% опрошенных), их средний возраст — 31 год. Около половины добровольцев состоят в зарегистрированном браке (41%) и живут в крупных городах (41%). Большинство — со средним и выше среднего доходом: 37% хватает денег на покупку квартиры и автомобиля, 18% хватает на покупку автомобиля, но не квартиры. Больше половины респондентов — с высшим образованием (57%), каждый десятый — аспирант.

Эпизодические волонтеры — высокоресурсные граждане: 28% обозначили себя как специалистов, 14% — как руководителей подразделений. Большинство опрошенных добровольцев — русской национальности (85%), это в основном светские люди (для 35% религия скорее не важна, для 19% — совсем не важна). Больше половины религиозных добровольцев исповедуют православие (57%).

Ожидается, что волонтеры делают также и денежные пожертвования в организацию, которой помогают, или в целом жертвуют на благотворительность. Это справедливо для эпизодических  волонтеров только отчасти: каждый четвертый жертвует очень часто (24%). Чуть меньше половины опрошенных переводили деньги редко, только несколько раз (45%). 47% заявили, что не делали бы регулярных пожертвований никакой благотворительной организации, и только 12% — что поддерживали бы ту организацию, которой помогают сейчас. Треть респондентов ответили, что пожертвовали бы другой организации (34%). Это еще одно проявление описанного выше кризиса лояльности НКО. 75% добровольцев при этом регулярно приходят на помощь НКО.

Мотивы участия в ЭВ у 58% опрошенных — участие в интересной деятельности, у 49% — получение эмоционального удовлетворения, у 36% — знакомства с новыми людьми, выполнение гражданского долга — только у 26%. В основном люди становятся добровольцами, чтобы поучаствовать в неком необычном социальном взаимодействии с похожими образованными и высокоресурсными людьми.

Опрошенные добровольцы чаще всего участвовали в развлекательных мероприятиях: по культуре, искусству и досугу (24%) и спорту (18%). Следом идут конференции и семинары (18%), экологические и благоустройственные события (16%), фандрайзинговые вечера (15%). О событиях узнают прежде всего из социальных сетей (29%) и на работе, от коллег или работодателя (24%), только 15% — по месту учебы.

Опрошенная группа через разовую помощь благотворительным фондам вовлекается в другие практики гражданского общества. Доля тех, кто делает пожертвования, среди них выше, чем в среднем по России. С учетом их высокодоходности, образованности и участия в волонтерстве, пусть и эпизодическом, это позитивный знак, считают исследователи.

При обсуждении результатов нужно учитывать, что в выборку попали те эпизодические волонтеры, которые сами согласились принять участие в опросе.

Как строить обратную связь с эпизодическими волонтерами

В 2015 году Рам Кнаан исследовал впечатления волонтеров, работавших во время визита папы римского в Пенсильванию. Большинство опрошенных остались не очень довольны этим опытом, в том числе потому, что никто не сказал им спасибо. В 2019 году российские НКО почти научились давать волонтерам позитивную обратную связь: 39% волонтеров рассказали, что руководитель организации поблагодарил их за работу, еще 30% получили грамоты и сертификаты.

Однако сохраняются проблемы непосредственно с процессом, который предшествует благодарности. Больше трети добровольцев рассказали, что для них не проводили никакого предварительного обучения (39%), у 30% оно проводилось непосредственно перед мероприятием. Частично это оправдано: для многих задач, на которые рекрутируют волонтеров (например, показывать гостям, в какой стороне парковка, а в какой — лифт), требуется только небольшой бриф. Но тех, кто хочет почувствовать себя частью команды, необходимо обучать заранее.

Уделить внимание обучению и предварительному знакомству с волонтерами стоит, если организация хочет культивировать их лояльность, чтобы они позже помогали в других ее проектах. «Полюбиться» после мероприятия сложнее — как правило, оно изматывает волонтеров. Установка на лояльность и преданность гораздо лучше передается во время обучения, чем на этапе выражения благодарности.

Чтобы измерить психологический комфорт волонтеров, исследователи предложили им закончить фразу: «Во время моей работы в качестве волонтера на мероприятии я чувствовал, что…» Несколько негативных ответов повторялись, намечая тенденцию: 5% написали, что оплачиваемые сотрудники не воспринимали их как членов команды, 4% написали то же относительно постоянных волонтеров организации, 2% отметили подобное отношение у клиентов и благополучателей организации. Организациям стоит учитывать, что волонтеры делятся на тех, кто хочет «прикоснуться», и на тех, кто хочет «погрузиться». Волонтер, который помогает НКО на одном мероприятии и не хочет погружаться полностью в проблему, не менее ценен, чем волонтер, готовый к полному погружению, и не должен рассматриваться командой как помощник «второго сорта».

В целом же эпизодические волонтеры не жалуются: 50% сказали, что провели время отлично, 43% — что хорошо.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: