Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Минздрав утвердил новый порядок реабилитации детей с инвалидностью. Правки от экспертов НКО в него не включили

В конце декабря Минздрав опубликовал приказ об утверждении порядка организации медицинской реабилитации детей. Проект критиковали и благотворительные организации, и родители детей с инвалидностью. Новый порядок должен вступить в силу в 2021 году.

Эксперты рассказали «Таким делам», что обсуждение приказа проводилось без их участия, а претензии к документу практически никак не были учтены. 

Фото: Алексей Абанин/Коммерсантъ

Наталия Кудрявцева

юрист детского правозащитного проекта «Патронус»

После возникновения проблем с содержанием приказа Минздрава был вынесен на публичное обсуждение вопрос о его доработке. Обсуждения не произошло. Возможно, об этом говорили в Союзе реабилитологов, однако участие в нем платное и туда не так просто попасть. Поэтому сказать, кем и как это обсуждалось, сложно. 

Я считаю, что приказ Минздрава в том виде, в котором он находится сейчас, не заработает в полной мере к 1 января 2021 года. Сейчас приказ — это совершенно сырая история, ничем не подкрепленная и не обоснованная.

У нас нет детских реабилитологов в необходимом количестве. Эрготерапевтов, которые должны входить в состав междисциплинарной реабилитационной команды, вообще нет, тем более в поликлиниках. Согласно порядку, реабилитация может предоставляться в том числе и в первичном звене, а для того чтобы поликлиники смогли осуществлять такую деятельность, должны быть специалисты — команда реабилитологов. Каким образом у нас появятся эти штатные люди, которых на сегодняшний день нет? Их только-только начали обучать. Значит, когда они придут, они не будут иметь ни опыта работы, ни знаний, которые позволят охватить всю эту область. И это точно будет не в 2021 году.

В приказ вошло то, по поводу чего мы долго ругались с Минздравом, — это первый этап реабилитации. Год назад, когда мы обсуждали этот вопрос, нам сказали, что у нас не планируется создание реабилитационных отделений. У нас очень мало больниц, в которых есть реабилитационные отделения, а реабилитационных поликлиник как таковых вообще нет и не должно быть. А если мы будем реабилитационные койки и отделения открывать в уже существующих медицинских отделениях, то должны понимать, что тогда лишим кого-то медицинской помощи. Мы уже столкнулись с проблемой сокращения коечного фонда и сроков госпитализации, поэтому куда мы направим реабилитантов, непонятно.

Еще один невыясненный момент — показания к реабилитации: обострение основного заболевания, а также острые травмы. А как обостряются, например, ДЦП, последствия спинно-мозговой грыжи или синдром Дауна? Это дети с инвалидностью, у них есть хронические заболевания, а не обострения. Это течение хронического заболевания, которое сопровождает ребенка всю жизнь. 

За год изменения в приказе Минздрава все-таки появились. Но эти изменения — это просто похожие слова, сказанные другим человеком, смысл остался тот же. Убрали «оценку реабилитационного потенциала» как следствие отказа в реабилитации. При этом понятие оценки как таковой осталось. Также неясна маршрутизация: первый, второй, третий этапы прописали, но переход на эти этапы непонятен.

Стоит ожидать, что этот приказ Минздрава будет формальностью. Такой же, как и приказ о реабилитации для взрослых пациентов, который фактически не работает для инвалидов с детства. Это важный момент — как и в детском порядке, под его действие попадают относительно здоровые люди, у которых внезапно возникло острое состояние (инсульт, инфаркт или травма), а не хроническое. Для этого даже наличие инвалидности не является обязательным. По детям все аналогично.

Екатерина Шабуцкая

физический терапевт, мать ребенка с инвалидностью

Новый текст приказа несколько лучше, чем был, но основные проблемы, за которые его критиковали, остались. Первое отличие от старого порядка: он был принят молча, без общественного обсуждения. До того момента, как его вывесили как принятый, никто его не видел. У нас 600 тысяч людей с инвалидностью, и такие вещи молча не делаются.

В тексте сохранилось понятие «реабилитационный потенциал». Нигде больше в новом порядке прямо не сказано, что его отсутствие (этот потенциал не может «отсутствовать» в мировой практике реабилитации) приведет к отказу в реабилитации. Пока неясно, будет ли понятие нулевой «реабилитационный потенциал» закреплено в клинических рекомендациях Минздрава, их еще никто не видел. Для оказания реабилитационной медицинской помощи требуется такое оснащение клиник, какого частные центры позволить себе не могут. 

Нигде в порядке приказа по-прежнему не закреплен список противопоказаний. На практике это означает, что, как и прежде, пациентам с эпилепсией в реабилитации будет отказано либо они попадут только в стационар (если есть приступы) или в дневной стационар (если они в ремиссии). Во всем мире эпилепсия не является противопоказанием для амбулаторной реабилитации.

Из нового — появился пункт об оказании помощи с первых дней развития заболевания до постановки диагноза, в том числе реабилитации недоношенных. При этом это работает только в том случае, если нет противопоказаний, список которых не определен. 

Уровень курации, длина курса реабилитации, выбор стационара/дневного стационара/амбулатории, определение противопоказаний, по которым пациенту будет отказано в реабилитации, — это функции лечащего врача. Он руководствуется неопубликованными клиническими рекомендациями. Здесь огромное поле для произвола, коррупции и простой неграмотности. 

Лечащий врач медорганизации, куда направлен ребенок, определяет исходный реабилитационный статус и реабилитационный потенциал, пишет прогноз и рекомендации с учетом потенциала и оценки приверженности родителей или опекунов процессу реабилитации. Проще говоря, если вы отказались от грязей, рефлексотерапии или массажа, поскольку в доказательной медицине их нет, то реабилитационный потенциал ребенка будет понижен. Это тоже гигантское поле для коррупции. 

В порядок также по-прежнему не попали пациенты с ментальными нарушениями как основным диагнозом, пациенты с кардиологическим профилем, легочными заболеваниями, СМА тоже не попадает ни в одну категорию.

В новом порядке появилась реабилитация в реанимации с первых дней начала заболевания до постановки диагноза, также появилась телемедицина. Это хорошо. Однако важно, что реабилитация осталась курсовой и малодоступной, амбулаторная реабилитация по месту жительства определяется другим документом Минздрава, в котором нет ни штатного расписания реабилитационных специалистов, ни оборудования. Плохо, что нарушены нормы доказательной медицины: развернуто определены обязанности, штатное расписание и оборудование для рефлексотерапии и массажа, которые не входят в перечень реабилитационных медицинских процедур. В целом этот документ требует широкого общественного обсуждения, которого требовал первый документ.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: