Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Это школа: мы пришли и забыли обо всем, кроме детей». Как российские учителя работают во время пандемии коронавируса

По данным Всемирной организации здравоохранения, чем старше человек, тем тяжелее он переносит коронавирус. Средний возраст школьного учителя в России — 52 года. 

Из-за коронавируса по всей России школы переходят на дистанционное обучение, однако даже во время каникул учебные заведения не закрываются — родители смогут оставить в них младших школьников. 

«Такие дела» публикуют монологи российских учителей старше 50 лет о том, как проходит их работа во время пандемии.

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Андрей Геннадьевич Успенский

Лицей «АМТЭК», Череповец (Вологодская область), физтех-лицей имени П.Л. Капицы, Долгопрудный (Московская область)

Я работаю в двух школах: в Череповце и в физтех-лицее в Долгопрудном (в лицее возможно круглосуточное пребывание, для иногородних учеников есть общежитие — прим. ТД). Сейчас я в Долгопрудном, я приезжаю сюда каждый месяц. Здесь ученики со всей страны. Сейчас по заявлению от родителей они могут отправиться домой. Те, кто живут поблизости, уже частично дома. Те, кто со всей страны, должны разъехаться до 20 марта. 

Можно считать, что здесь уже карантин. Вообще у старших свободный выход, а сейчас они не выходят [из общежития] по понятным причинам. До 20 числа они должны покинуть общежитие, а потом, как я понимаю, будет полный карантин и дистанционные занятия. Эта система здесь отлажена.

Я думаю, что это правильно. Я читал полемику по поводу статьи Ямбурга (об опасности профессии учителя — прим. ТД). Надо поберечь учителей и старшее поколение школьников. Мой отец говорил: лучше 100 раз поберечься, чем один раз умереть. Я думаю, весь мир не глупее нас, везде карантин. Лучше поостеречься, а если дети пропустят что-то по школьной программе, это не страшно, жизнь наверстает свое.

Я в Долгопрудном живу в общежитии — там же, где живут дети. На улицу особо не выхожу — я приехал работать, работа напряженная. Но в магазин хожу, руки мою спиртовым раствором, как призывают. Стараюсь беречься. Но с другой стороны, мне уже 60 — уже и пожил.

До Череповца коронавирус не докатился. Школа каждый год закрывается на карантин — мы только что были на карантине по ОРВИ. С понедельника начинаются каникулы, а что будет потом — посмотрим.

Предлагаются дистанционные формы обучения. В физтех-лицее хорошо: есть удобный электронный журнал, «Московская электронная школа» — можно всем этим воспользоваться, детей есть чем занять. А в Череповце электронный журнал только локальный, я не могу войти в него из дома. Может, надо нашим конторам озаботиться дистанционным образованием? 

Сейчас дистанционное образование — в большей степени профанация, оно сводится к рассылке домашнего задания

Каждый год в любой школе, в любом регионе есть карантины. Может, стоит Министерству образования озаботиться тем, чтобы подготовить систему повышения квалификации преподавателей? Чтобы в любой школе знали, как делать. Научили, показали, дали методики этой подготовки, дали инструменты. Чтобы было оборудование, позволяющее записать видеоуроки.

Мы должны готовиться к новой жизни. Есть некоторые платные ресурсы для онлайн-обучения, но массовая школа к этому вообще не готова.

Ольга Анатольевна Гроза

Школа №13, Темрюк (Краснодарский край)

Школа у нас большая — 1149 человек. Мы принимаем те же меры, что и при обычной инфекции: осматриваем детей. Хотя это ничего не дает — мало ли у меня дети чихают-кашляют, я же не выгоню их из класса? Запретили массовые мероприятия. Работает медсестра, в том числе отслеживает состояние работников.

Слухи в городе идут разные. У нас город-порт, через который проходит дорога на Крым. Приходят суда из Италии. Официально в Краснодарском крае сейчас только один зараженный. А неофициально — неизвестно.

В целом в школе спокойно. Некоторые родители в панике, но школа работает в обычном режиме. Я родителям честно говорю: если вы боитесь — не водите ребенка. Но во втором классе, где у меня классное руководство, всего один такой ребенок. Еще я преподаю русский и литературу в шестом классе, там ушли с уроков три человека — у них поднялась температура, и медсестра отправила домой. Но это, скорее всего, просто ОРВИ — у нас было жарко, до 30 градусов, а сейчас похолодало, и дети болеют.

В нашей школе свободное посещение не вводят, видимо, это каждый район решает сам (с 18 марта в Краснодарском крае все-таки ввели свободное посещение — прим. ТД). Я знаю, что в Сочи введен такой режим, а в Новороссийске нет, хотя там тоже город-порт. У нас есть кабинет дистанционного обучения, но на всех детей мы не сможем работать. И у самих детей не всегда есть такая возможность — должен быть интернет и компьютер.

С одной стороны, я была бы за карантин. Но с другой: сколько он продлится? Если бы через две недели все закончилось, тогда да, было бы нормально. Но сколько мы будем сидеть, месяц? Экзамены же дальше. И учебный план есть.

Я боюсь коронавируса — особенно когда начитаюсь [новостей]. Как ничего не читаю — мне спокойно, как начитаюсь — страшно. На работе некогда об этом думать.

У нас работают те, кому за 60, но их немного. Все учителя относятся [к коронавирусу] по-разному. Кто-то боится, кто-то говорит: «Ну подумаешь, вирус да вирус». Но ничего, все ходят на работу. Это школа: мы пришли и забыли обо всем, кроме детей.

Анжелика Радиславовна Эм

Школа №3, Балабаново (Калужская область)

Мы перешли на дистанционное обучение. Дети пойдут на каникулы с 21 марта и пока ориентировочно до 5 апреля. Сейчас у нас в школе свободное посещение: если ребенку нужно индивидуально встретиться с учителем, он может прийти, если родители не против.

Дети занимаются дома, через разные приложения. Я классный руководитель девятого класса, сейчас в основном все дети зарегистрировались на сайте «Учи.ру». Учителя-предметники через эти сайты задают им задание, они выполняют и там же отправляют. Я с детьми выхожу на связь через конференцию в вотсапе, мне так удобнее.

Так как дети сейчас не обучаются в школе, страхи родителей позади. Мы живем в городе Балабаново, это 90 километров от Москвы. У нас все спокойно, в магазинах все есть. Я была два дня в Москве, там более паническое состояние у многих людей. Мне лично не было страшно в Москве, но я — мнительный человек, и если видела, что рядом со мной кто-то чихает и кашляет, ничего не трогала руками потом, протирала их салфетками, мыла руки, стирала одежду. Но такого [сильного] страха нет, я готова к разговорам, к общению с людьми.

Я сама «возрастная», мне тоже уже за 50, я бабушка и тоже нахожусь в группе риска. Только что мы были на педсовете, все были с коллегами в одном кабинете, очень долго шумели, говорили. Никто не говорил: «Давайте срочно разойдемся».

Я детям всегда говорю: если вы веселы по жизни, позитивны, следите за гигиеной рук и лица, вас это не коснется. Жизнь-то продолжается. Надо учиться, работать, двигаться дальше, несмотря ни на что. Я желаю всем здоровья, спокойствия, без паники. С этой заразой тоже справимся.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: