Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«В новостях показали, что людей вывезли и все замечательно». Сотни россиян два месяца не могут покинуть Черногорию

Из-за пандемии коронавируса Россия с 27 марта прекратила регулярное и чартерное авиасообщение с другими странами. Российские власти организовали специальные рейсы для вывоза соотечественников из-за рубежа, однако уехать удалось не всем. Пресс-атташе посольства РФ в Подгорице Кирилл Киржа сообщал в середине апреля, что в Черногории остается около 400 россиян, которые хотят вернуться на родину.

Три женщины, которые до сих пор не смогли вернуться в Россию из Черногории, рассказали «Таким делам», с какими проблемами они столкнулись, какую помощь им оказывают и почему они по-прежнему за границей. 

Российские туристы, прибывшие первым рейсом из Черногории. 19 марта 2020 годаФото: Станислав Красильников / ТАСС

Оксана Коршикова, 32 года

«Я уже три года путешествую. В начале марта приехала в Черногорию из Сербии. У меня не было на руках билета, потому что я пересекала [границу] на наземном транспорте. Через три недели Черногория закрыла границы, после этого Россия закрыла границы.

Было четыре вывозных рейса в конце марта и в середине апреля для москвичей и в регионы. Посольство не уведомляло: на них посадили только людей, у которых были авиабилеты на эти рейсы или на ближайшие. 

Я заполняла анкеты на сайте посольства и на “Госуслугах”. Примерно за три-четыре дня “Госуслуги” уведомили, что будет рейс 13 апреля. С нас опять собирают сведения, но за два дня [до вылета] говорят, что этот рейс только для Москвы и Московской области, то есть для людей из регионов никакого варианта. После этого в Москве составляются списки людей, которые должны попасть на этот рейс. Меня в этих списках не было. Когда я звонила, мне объяснили, что у меня нет обратного билета, поэтому я в конце очереди, и что я покинула страну до 1 января 2020 года, поэтому я ассимилировалась с культурой и мне не страшно находиться за пределами России. Нам сказали, сидите ждите.

Читайте также Застрявшие  

Что касается материальной помощи, она мне не положена, потому что у меня нет на руках обратного билета, у меня нет иждивенцев, детей, у меня нет угрозы жизни и здоровью. 

В конце апреля я создала группу в вотсапе из тех, кто тут застрял. Нас тут [в Черногории] около 400 человек, большинство из регионов России. Сейчас в чате 80 человек — это те, кого я собрала. Мы стали писать коллективные письма в посольство, в МИД, в Росавиацию, на имя президента, омбудсмену, в правительство Черногории. Мне ответило только наше посольство (переписка есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД), сказало, что не располагает информацией, не оказывает материальную помощь, а от всех остальных министерств и ведомств никакой информации нет.

Я-то окей, нашла место, и у меня не кризисная ситуация. Но есть люди, которые вынуждены платить за жилье, и деньги у них заканчиваются. Я видела репортаж после 13 апреля, и в новостях показали очень красивую картинку: людей вывезли и все замечательно. У меня большинство друзей не знали, что нас вывозят за деньги, и были уверены, что все получили материальную помощь. Они реально думают, что люди в Черногории, на Гоа кайфуют, живут за счет бюджетных средств и у них все хорошо. Но на самом деле это не так».

Инна Ирха, 53 года

«У меня в 2009 году была полостная операция на сердце, и я состою на учете у кардиолога. Каждую весну и осень я прохожу курс лечения. В январе у меня был гипертонический криз. Я приехала [в Черногорию] на определенный срок поправить здоровье, подышать морским воздухом. Я сама из Сибири, у нас в марте еще ужасные ветра и зима, а здесь тепло. Обратно я должна была улететь 4 апреля, но закрылась граница. И я до сих пор здесь, с 7 марта.

Как только я узнала, что с 16 марта закрыли границы, я позвонила в посольство и сказала, что готова улететь вывозным рейсом, несмотря на то что у меня билет на 4 апреля. Мне сказали: сидите, ждите своей очереди, пока мы будем вывозить людей, у которых билеты на более ранние сроки.

У меня были билеты “Аэрофлота”. Когда начались вывозные рейсы других авиакомпаний, я позвонила в посольство и опять спросила, но сказали: вас будет вывозить “Аэрофлот”. Последний рейс вывозной был 13 апреля, билеты уже были просрочены. Я писала письмо в посольство, рассказала о своем состоянии здоровья. Меня связали с послом — он хорошо ко мне отнесся, успокаивал, но по факту ничем не помог. 

Я предоставила документы о своем состоянии здоровья. Связалась с родственниками: им дали мою выписку из поликлиники, плюс у меня с собой был больничный лист. Так как у меня находились с собой таблетки, которые выписываются по рецепту врача, то у меня еще был сопроводительный лист. Все это я отправляла на почту посольства, но ни ответа ни привета. Я очень опасаюсь за свое здоровье: если что пойдет не так, здесь мне никто не поможет. Таблетки для сердца я тут нашла в аптеке, а другие — по рецепту — кончились, и я не могу их тут получить.

Я попала под все условия по гуманитарной помощи, и деньги мне высылают с 29 апреля. Конечно, я очень сильно экономлю, но мне хватает. Если я не улетаю в мае, повысятся цены на аренду, так как начнется сезон — с Россией границы не открывают, но из Европы хлынут люди. С июня цена на аренду скаканет в два раза. Но мне не так важна материальная ситуация — могу и на хлебе с молоком быть, мне важно пересечь границу с Россией. В любой город, куда будет вывозной рейс, туда и полечу. Просто в России мне смогут оказать медпомощь в случае чего, я боюсь за здоровье».

Анна (имя изменено по просьбе героини), 65 лет

«Прилетела в Черногорию в конце 2019 года. Я живу в Кемеровской области. Мой город очень загрязненный, сильные морозы. У меня начались проблемы со здоровьем — аллергия на холод. Я решила зиму провести в тепле, побыть здесь полгода. 15 февраля по раннему бронированию я приобрела билеты домой на май авиакомпании S7.

Месяц назад мне пришла информация от них, что билет аннулируется, рейсы отменяются. Теперь есть проблемы с возвратом домой. Когда был объявлен вывозной рейс 13 апреля, я регистрировалась на него. Мне пришло уведомление от Минкомсвязи, что моя регистрация отменяется в связи с тем, что я не житель Москвы и Московской области. До сих пор нет вывозных рейсов, ничего не понятно.

Мне 65 лет, когда началась пандемия, объявили, что это возраст, который опасен в таком случае. У меня сахарный диабет уже 15 лет. Таблетки я покупала и привезла сюда именно на тот срок, на который рассчитывала. Сейчас таблетки заканчиваются. В аптеку я ходила, спрашивала — таких таблеток здесь нет. Менять их нельзя ни в коем случае.

Я выполняю все то, что посольство печатает у себя на сайте. Требуют зарегистрироваться на “Госуслугах” — я это сделала. Зарегистрировалась на рейс, но мне отказали».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: