Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Госдума предложила налоговые льготы бизнесу, который помогает фондам. Что об этом думают общественники?

22 мая Госдума в третьем чтении приняла законопроект, который предлагает налоговые льготы для бизнеса, помогающего некоммерческим организациям. Этого документа благотворители ждали очень давно, но принятая версия устанавливает ряд ограничений.

«Такие дела» поговорили с представителями фондов и узнали, что они думают о предлагаемом законопроекте.

Заседание ГосдумыФото: duma.gov.ru

Почему компаниям невыгодно было делать пожертвования?

Сейчас, если компания решает, например, закупить маски или аппараты ИВЛ, чтобы передать их НКО, она должна заплатить налог с этих покупок. По сути, это налог на благотворительность, поэтому некоммерческие организации давно требуют его отменить.

Илья Чукалин, гендиректор Фонда президентских грантов: Сейчас, если бизнес передает какое-то купленное или произведенное им имущество НКО, он должен это отнести в свою чистую прибыль, по сути, заплатить налог на благотворительность.

Например, если бизнес покупает лекарства или средства защиты, а потом передает это НКО, то он должен отнести покупку в чистую прибыль, потому что он не имел права это [просто] так покупать для передачи. А теперь он получит возможность отнести стоимость этого передаваемого имущества на затраты, и это действительно облегчит бизнесу пожертвования в пользу НКО. Потому что если у бизнеса оборот большой, а по балансу прибыли вообще не получается, то он вообще не может делать пожертвования.

Эта норма важна, сектор НКО много раз о ней говорил. У нас есть аналогичные меры для физлиц, а в отношении юридических лиц это не работало. То есть они должны сначала заплатить налог на прибыль, а потом уже из этой очищенной прибыли отдать что-то НКО.

Что меняется для бизнеса сейчас?

Законопроект вводит две важные налоговые льготы. Во-первых, за покупку имущества, которое передадут НКО для борьбы с коронавирусом, бизнесу не нужно будет платить НДС. Во-вторых, теперь, когда компания безвозмездно передает НКО товары или деньги, то может записать это в свои расходы. Этот налоговый вычет убирает «налог на благотворительность». Но для суммы таких расходов будет лимит.

Алина Иванчикова, ведущий юрист КАФ: Законодательство предусматривает льготы для бизнеса по налогу на добавленную стоимость (НДС) и налогу на прибыль организации, но в определенных случаях.

Если мы говорим об НДС, то не будет признана объектом налогообложения передача на безвозмездной основе имущества, которое будет использовано для диагностики и лечения коронавирусной инфекции.

Читайте также Меня касается  

По Гражданскому кодексу к имуществу относятся как материальные объекты, так и нематериальные. Если с материальными понятно, например это маски или какое-то медицинское оборудование, — то к нематериальным могут относиться и денежные средства, поэтому мы можем спокойно говорить о деньгах как об имуществе — как в наличной форме, так и в безналичной.

С услугами немного сложнее. К имущественным правам относятся не только услуги, но и право требования. То есть компания может передать [на благотворительность] не саму услугу, а право требовать ее у какого-то третьего лица либо у того же лица, кто передает это право.

По налогу на прибыль говорится про имущество, безвозмездно переданное социально ориентированной некоммерческой организации — то есть те средства, которые бизнес потратит на покупку имущества и передаст потом НКО (или передаст право требования услуги). Эти расходы бизнес может отнести к внереализационным, то есть не считать их в своей расходной базе.

Кира Смирнова, директор ассоциации «Все вместе»: Законопроект затрагивает очень важную норму — возможность для компаний, поддерживающих НКО, засчитывать расходы на пожертвования во внереализационных расходах. В законопроекте речь идет о стоимости имущества, безвозмездно переданного НКО. Имущество в гражданском кодексе включает самые разные сущности, в том числе денежные средства.

Во избежание двояких трактовок в финальной версии законопроекта важно было указать, что речь идет об имуществе, в том числе денежных средствах (это было сделано только ко второму чтению, — прим. ТД). Именно денежные пожертвования поддерживают работу НКО и такая льгота для бизнеса – залог устойчивости некоммерческого сектора.

Илья Чукалин: Я считаю, что это, по крайней мере, очень важная норма, она очень много меняет. Потому что часто бизнес хочет помочь НКО, передать что-то, но у него всегда возникали юридические трудности с этой передачей. Это всегда было проблемой для НКО и бизнеса. Коллеги даже приводили пример, что выгоднее что-то выбросить или уничтожить, чем передать НКО.

выгоднее было что-то выбросить или уничтожить, чем передать НКО

Что еще важно: закон распространяет свое действие с 1 января 2020 года. Получается, что все пожертвования, которые в этом году сделаны бизнесом в это самое тяжелое время, — покупка оборудования, СИЗ, лекарств — все, что бизнес передал НКО, уже в апреле сможет быть отнесено на себестоимость, поскольку закон имеет обратное действие.

Алексей Прянишников, юрист «Правозащиты Открытки»: Предлагаемые законопроектом поправки коснутся порядка определения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Прибылью, с которой уплачивается соответствующий налог, Налоговый кодекс РФ считает доходы от ведения бизнеса за вычетом расходов (дословно — «уменьшенные на величину произведенных расходов»). Расходами, уменьшающими доходы, могут быть не все расходы, а только признанные Налоговым кодексом.

При этом расходами, уменьшающими доходы, предполагается признать лишь расходы в размере, не превышающем 1% от выручки. То есть, если мы рассматриваем уровень бизнеса не выше среднего, то это микроскопическая мера, как, собственно, и все меры налогового стимулирования субъектов предпринимательской деятельности, поддерживающих НКО в России. Данная поправка лично у меня вызвала ощущение, что она является точечным механизмом предоставления налогового послабления для частного случая, связанного с одной из компаний, представителей крупного бизнеса.

Учитывая лимит для суммы расходов в 1% от выручки, такая мера абсолютно невесома для бизнеса, готового поддерживать НКО. Рассматриваемая мера не является мерой прямой государственной поддержки, чего тщетно ожидают от властей в том числе и НКО, это лишь мера для побуждения бизнеса к поддержке НКО.

Эти льготы будут за помощь всем НКО?

Сделать налоговый вычет за пожертвование можно только в ряд некоммерческих организаций: тем, кто получает гранты от Фонда президентских грантов, субсидии от федеральных и региональных властей, входят в реестр Минюста как исполнители общественно полезных услуг. Ко второму чтению этот список расширили: теперь в него входят религиозные организации и иные благотворительные организации, которые попадут в реестр наиболее пострадавших от коронавируса отраслей.

Льгота по налогу на НДС будет действовать только в том случае, если бизнес передаст имущество некоммерческим медицинским организациям.

Алексей Прянишников: Законопроект предлагает дополнить статью 265 НК таким видом расходов, как расходы в виде стоимости имущества (именно имущества, а не оказанных услуг), безвозмездно переданного не всем НКО, а лишь:

  • включенным в реестр социально ориентированных НКО, которые с 2017 года являются получателями грантов президента, получателями субсидий и грантов в рамках федеральных, региональных и муниципальных программ;
  • централизованным религиозным организациям и социально ориентированным НКО, учредителями которых являются централизованные религиозные организации. В первоначальном варианте законопроекта, поступившего в Госдуму, данной категории организаций не было;
  • иным организациям, включенным в реестр НКО, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения коронавирусной инфекции. Эта категория организаций также не попала в первоначальный вариант законопроекта, но после двух чтений все же была включена в него. Следует ждать критериев для включения в реестр.

Организация должна быть специально отфильтрована через включение в ведущиеся органами власти реестры социально значимых и наиболее пострадавших в результате распространения коронавирусной инфекции НКО. Это в целом соответствует проводимой в последние лет десять политике по ограничению деятельности на территории России НКО, не находящихся в зависимости от власти.

Илья Чукалин: Льготами сможет воспользоваться очень широкий круг НКО. Закон предусматривает создание двух реестров.

В первый войдут все грантополучатели Фонда президентских грантов, получатели субсидий из федерального, региональных и даже местных бюджетов, а также НКО, имеющие статус исполнителя общественно полезных услуг или поставщика социальных услуг.

Для тех НКО, которые не претендовали на бюджетные средства и не получали их, предусмотрен второй реестр — критерии попадания в него должно будет определить правительство. Таким образом, льготы получат все, кто будет включен в эти реестры, а также религиозные организации и созданные ими социально ориентированные НКО. Все, кто жертвуют этому кругу организаций деньги или товары, смогут получить вычет.

Это будет довольно большой реестр: только получателей Фонда президентских грантов — восемь тысяч.

Алина Иванчикова: Важно отметить, что НКО, которые отмечаются в статье [об НДС], — это только медицинские некоммерческие организации. Если говорить о налоге на прибыль, то здесь законодатель более щедрый и предусмотрел, что льготы возможны при передаче имущества социально-ориентированным некоммерческим организациям, но он их сузил до тех, кто участвует в конкурсах президентского гранта и в конкурсах, проводимых органами исполнительной власти на федеральном и местных уровнях.

[Ко второму чтению к этому перечню добавились религиозные организации и НКО из реестра сильно пострадавших от коронавируса отраслей]. В Налоговом кодексе не указано никаких критериев отнесения к сильно пострадавшим. Получается, нужно ждать этих критериев, чтобы понимать, НКО будут попадать под эту льготу или не будут.

Не знаю, почему законодатель выбрал этот вид организаций. Из-за подводных камней может выйти так, что в каком-нибудь маленьком регионе будет постоянно выигрывать одна и та же социально ориентированная организация. Бизнес, который будет хотеть получать льготы, будет поддерживать именно эту некоммерческую организацию, а не другую такую же, которая просто не выиграла какой-то из конкурсов.

Кира Смирнова: В законопроекте упомянуты некоммерческие медицинские организации. К ним относятся как частные медицинские учреждения, например благотворительное медицинское частное учреждение «Детский хоспис», так и бюджетные медицинские учреждения. Смысл указания на некоммерческие организации в данной норме закона, насколько мы понимаем, в том, что норма не относится к организациям коммерческим, например к частным коммерческим клиникам.

Это полезно для НКО?

Это важный шаг для развития третьего сектора, сходятся представители благотворительных фондов. Однако под объявленные критерии не попадает большое количество НКО — в том числе и те, кто строит свою модель развития не по грантам.

Екатерина Шергова, директор фонда «Подари жизнь»: Мы начали говорить о необходимости законопроекта, предполагающего налоговые послабления для бизнеса, участвующего в благотворительности, еще на этапе обсуждения Концепции содействия развитию благотворительности до 2025 года. Проект концепции в 2019 году представили в Минэкономразвития. Во время пандемии мы снова активно подняли этот вопрос, в том числе я заявила о нем на встрече [бывшего премьер-министра РФ Дмитрия] Медведева с НКО. Потому что во времена кризиса нам нужно поддержать тех, кто поддерживает фонды, то есть бизнес.

Наш фонд и такие крупные фонды, как например фонд Хабенского, «Живой», «Настенька», «Детские сердца» не получают государственные гранты, не входят в реестр общественно полезных услуг и в реестр поставщиков социальных услуг. Мы направили свои замечания к законопроекту, предложив расширить перечень социально ориентированных НКО, которые могут попасть под требования этого закона. Среди требований могут быть такие, которые также определят организацию как надежную, но при этом не ограничат список только на основании реестров и получения грантов.

Сегодня законопроект был принят во втором и третьем чтениях и была добавлена поправка, на основании которой критерии для включения некоммерческих организаций в указанный реестр будут устанавливаться правительством. Представители Минэкономразвития на слушаниях в Общественной палате заявили, что они собираются дополнительно включить в реестр те социально ориентированные НКО, которые находятся на пониженном тарифе страховых взносов 20%. Для «Подари жизнь» это означает, что мы попадем в реестр организаций, на которые будет распространяться данный законопроект.

Кира Смирнова: Мы объединяем 57 благотворительных организаций, опытных и эффективных, но треть примерно из них не отвечает заданным в законопроекте критериям, например «Подари жизнь», «Настенька», Фонд Хабенского. Эти фонды просто иначе строят свою финансовую стратегию, без упора на получение грантов. Это не умаляет важность их работы.

Эти фонды иначе строят свою финансовую стратегию, без упора на получение грантов

Один только фонд «Живой» за месяц закупил в больницы средств индивидуальной защиты больше чем на 20 миллионов рублей. Прекрасно, что государство нас услышало: налоговая льгота для бизнеса позволит значительно увеличить объемы привлекаемых пожертвований, а следовательно и оказываемой помощи. Но будет несправедливо «обделять» большое количество некоммерческих организаций.

Мария Черток, директор КАФ: Уже очень давно пытаются ввести все эти льготы, особенно в отношении товарных пожертвований, когда бизнес жертвует свою собственную продукцию. Например какие-то продовольственные товары или продукты для нуждающихся.

Все время [принятие подобного законопроекта] упиралось в какую-то стену. И вот здесь такая ситуация [пандемия коронавируса], которая помогает такие решения принимать оперативно.

Илья Чукалин: Когда эта сложная полоса COVID-19 пройдет, начнет восстанавливаться бизнес. Как результат, станет больше пожертвований от бизнеса в пользу НКО, и в этом смысле начнется хорошее финансирование для проектов. Даже в тяжелое сейчас время бизнес все равно помогает НКО и волонтерам, и тем, кто нуждается. Это уже сейчас работает, просто государство пришло к выводу, что нужно облегчить положение юридически.

Митя Алешковский, директор фонда «Нужна помощь»: Во-первых, это в прямом смысле гигантская победа гражданского общества. Это случилось только потому, что в России за последние несколько лет развивается институциональная благотворительность и появляются системные благотворительные организации, которые повышают качество жизни, качество оказываемых социальных услуг и пользуются огромной поддержкой населения. Только поэтому это политическое решение было принято.

Во-вторых, это новая эра в развитии российской благотворительности, потому что теперь коммерческие компании и бизнес смогут принимать участие в благотворительной деятельности наравне с физическими лицами и не противоречить своей сути. То есть бизнес сможет зарабатывать деньги, делая что-то полезное. До принятия этого закона бизнес имел возможность жертвовать, только снижая чистую прибыль. Потому что законодательство путало благотворительность владельца бизнеса и компании как юридического лица.

Теперь законодательство отдельно прописывает благотворительность компании как юридического лица. Это дает гигантские возможности для развития некоммерческого сектора, для оказания помощи нуждающимся и для решения социальных проблем. В результате десятки миллионов людей по всей стране получат помощь, институциональная благотворительность, общественные организации и гражданское общество продолжат свое развитие и наша страна будет только лучше.

Авторы: Александра Садыкова, Анастасия Жвик. Редакторы: Алена Хоперскова, Вера Гжель

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: