Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Жителя Москвы осудили на 3,5 года колонии за грабеж. Он думал, что помогает другу

В редакцию «Таких дел» обратилась гражданская жена заключенного, отбывающего наказание за грабеж. Анна Жук* рассказала, что ей угрожают расправой из-за требований найти организатора преступления, за которое ее муж получил три с половиной года лишения свободы. Блогер, имя которого она называет в качестве организатора, коротко сказал ТД, что ее слова — неправда, но от комментариев отказался. 

* фамилия изменена по просьбе героини

Боец и блогер

По словам Анны Жук, летом 2018 года ее гражданский муж Виталий Жук тренировался в Москве в одном спортзале с Никитой Ворожбитовым, бойцом ММА и блогером. Молодые люди тренировались вместе всего около двух недель, но успели стать хорошими приятелями.

«В какой-то момент Никита обратился к Виталию с просьбой о помощи, — рассказывает Анна ТД. — Ворожбитов покупал в Москве беспроводные наушники, а потом сбывал их в Белоруссии. Он сказал, что в этот раз ему попалась бракованная партия и надо поговорить с продавцом. Виталий согласился. Он уже считал Никиту своим товарищем, к тому же они были земляками».

Виталий ЖукФото: Фото предоставлено Анной

27 июня продавец наушников Даниил Рогалев встретился с Никитой, Виталием и еще одним молодым человеком, упомянутым в уголовном деле под именем Ян. По итогам разговора, говорит Анна, ссылаясь на материалы дела, Никита получил партию наушников стоимостью 55 тысяч рублей. «Ворожбитов пообещал отобрать из этой партии несколько пар, удостовериться, что они работают, а остальные вернуть Рогалеву, но не вернул ничего», — говорит она.

В материалах уголовного дела, которые Анна предоставила «Таким делам», есть переписка на сайте «Авито», где Никита и нашел продавца. Судя по ней, между Ворожбитовым и Рогалевым произошел конфликт: Даниил заподозрил, что покупатель хочет его ограбить. «Никита, ты со своими товарищами отжал у меня товар, не заплатив ни копейки. Советую, пока не поздно, одуматься, или оплатить товар, или его вернуть, иначе все может плохо закончиться», — написал продавец.

Договориться не получилось, и Рогалев подал заявление в полицию на всех участников «беседы». «7 июля 2018 года Виталия задержали прямо на работе, — продолжает Анна. — Меру пресечения выбрали сразу же — арест. Больше он домой не возвращался. В тот же день Никита уехал из России».

Один за всех

На допросах Жук утверждал, что не знал о намерениях своего товарища не возвращать и не оплачивать партию наушников. Потерпевший Рогалев в свою очередь заявлял, что Жук не был организатором ограбления.

«Виталий не отрицал своей причастности, говорил все как было, раскаивался, — рассказывает ТД Рогалев. — В марте 2019 года, когда следствие закончилось и начались суды, мы с моими представителями подавали ходатайство о смягчении приговора Жуку. Ущерб был мне возмещен. Это деятельное раскаяние, и мы надеялись, что суд это учтет и даст Виталию меньший срок. Но Никита все это время оставался и остается на свободе. Он ведет открытый образ жизни: публикует ролики в блоге, участвует в боях, постоянно перемещается между Москвой и Санкт-Петербургом».

В материалах уголовного дела есть два поручения от старшего следователя РОВД по району Братеево О. А. Савиной об установлении местонахождения Ворожбитова и обеспечении его явки на допрос. В обоих случаях — отказ. Первый раз оперуполномоченные не стали заниматься поисками Ворожбитова, потому что тот находился за пределами России. После второго поручения пришел ответ: «В настоящее время установить личность и местонахождение Ворожбитова Никиты и молодого человека по имени Ян, а также обеспечить их явку к следователю не представляется возможным». Оперуполномоченные также отказали в объявлении Ворожбитова и третьего участника ограбления в розыск «в связи с отсутствием полных установочных данных».

Вышло, что мой муж сел за всех троих

«В материалах уголовного дела Никита так и остался неустановленной личностью, хотя мы вместе с потерпевшим передавали информацию о нем следователю, — говорит Анна. — До суда мы переписывались с Ворожбитовым. Я буквально выбивала из него деньги, чтобы покрыть ущерб, писала, что все расскажу его родственникам. Свою вину в наших переписках он не отрицал, но, конечно, ни на какие допросы не приезжал и вообще не отсвечивал. А 31 мая 2019 года Виталия приговорили к трем с половиной годам лишения свободы. Ни Ворожбитова, ни Яна так и не искали. Вышло, что мой муж сел за всех троих».

Два года жалоб

Анна пошла по инстанциям и стала публиковать посты в соцсетях. «Первый раз я написала об этом деле почти сразу после оглашения приговора — летом 2019 года. Мне позвонил Виталий и попросил не поднимать шум. По его словам, кто-то связался с ним и пообещал, что в случае огласки у него будут проблемы».

Анна ЖукФото: из личного архива

По словам Анны, пока Виталий находился в колонии, она вместе с потерпевшим неоднократно обращались к следователю, писали жалобы в прокуратуру. «Реакции не последовало. В качестве доказательств по делу также не были приняты ни аудиозаписи разговоров, ни переписки. Следователь, судя по всему, отправила мой номер в черный список и уже год не отвечает на мои звонки. Последнее, что она сказала мне: мы мешаем ей работать. На звонки потерпевшего она тоже уже не отвечает».

16 июня Анна опубликовала пост, где со слов Виталия рассказала о случившемся и заявила, что организатор преступления до сих пор находится на свободе. «Несмотря на то что мы вместе с потерпевшим неоднократно сообщали следователю его имя и даже местонахождение, до сих пор он не только не задержан, но даже не объявлен в розыск», — добавила она.

Через три дня после публикации поста стали приходить сообщения с угрозами, рассказала Анна «Таким делам». «Писали во “ВКонтакте” и в телеграме. Угрожали, что у Виталия будут проблемы в колонии, выспрашивали, где именно он отбывает наказание, спрашивали, не боюсь ли я, что меня саму выловят. Эти люди были из окружения Никиты Ворожбитова», — заявила она.

По словам Анны, как только ей начали угрожать, она связалась с полицейскими, работавшими по делу Виталия. «Я спросила, как поступить в этой ситуации. Но мне ответили, что у нас нет даже статьи про угрозы в интернете. Вывод был такой: я могу написать заявление, но это ни к чему не приведет. После этого разговора я решила обратиться к журналистам».

 мне ответили, что у нас нет даже статьи про угрозы в интернете

Пытаясь сдвинуть дело с мертвой точки, Анна обратилась к правозащитнику Андрею Бабушкину. С его помощью она составила очередную жалобу в прокуратуру. «Надеюсь, в этот раз на нее обратят внимание. Андрей пытается нам помочь. Но я сейчас понимаю, что единственная надежда на справедливость — это огласка. К тому же сообщений с прямыми и завуалированными угрозами становится больше».

С людьми, угрожающими Анне, она не знакома. Собеседники чаще всего записывают аудиосообщения. Самое малое, что они предлагают женщине, — «заниматься женскими делами и не лезть в мужские разговоры». «Пишет их не Никита. Он добавил меня в черный список и не выходит на связь с того момента, как перевел деньги за эти чертовы наушники, — отмечает Анна. — Моей жизни угрожает опасность. Без общественного резонанса я ничего не добьюсь».

«Я не оправдываю Жука, — говорит потерпевший Даниил, — но и зла на него не держу. Главное, чтобы он осознал, что поступил глупо и неправильно. Его вина косвенная. Но судя по всему, следствие просто утратило интерес к этому делу после его задержания. Эпизод же раскрыт…»

Мимо статистики

«Такие дела» связались с Ворожбитовым, но он отказался комментировать ситуацию. «Я не хочу даже об этом разговаривать, не хочу ничего говорить. Скажу так: все, что говорит эта женщина, — неправда. Вот и все. Можете больше не звонить», — заявил блогер.

Адвокаты Жука также отказались от любых комментариев по его делу. Ознакомившись с приговором, адвокат Сергей Еремин порекомендовал осужденному подать на УДО, а Анне — обязательно сообщить об угрозах в полицию, только не в телефонном разговоре, а официально.

«Три с половиной года по этой статье — это немного, — пояснил Еремин. — К тому же время, проведенное под арестом до суда, считалось как день за полтора. При примерных подсчетах Жук уже через год будет дома. Непонятно, почему он до сих пор не подал на УДО. Если у него нет никаких ограничений, никаких взысканий и прочих причин для отказа в условно-досрочном освобождении, возможно, есть смысл написать заявление. Что касается угроз, то девушке нужно обязательно подать заявление в полицию, в котором подробно рассказать, где, когда, каким образом и при каких обстоятельствах ей угрожали. Есть статья 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), срок — до двух лет лишения свободы. В том числе это касается и угроз по интернету. Поданное заявление зарегистрируют. Если полицейские снова скажут, что этой бумаге не дадут хода, пусть напишут официальный отказ. Его уже можно будет обжаловать или соглашаться с ним. Нужно оставлять следы на бумаге, иначе ничего не докажешь».

Нужно оставлять следы на бумаге, иначе ничего не докажешь

Адвокат не уверен, что Анна сможет добиться объявления в розыск Ворожбитова и третьего фигуранта уголовного дела. «В приговоре Жуку обозначено, что материалы, касающиеся некоего Никиты и второго неустановленного участника, выделены в отдельное уголовное дело. Это совершенно законно, — объяснил Еремин. — На то, чтобы не объявлять их в розыск, может быть несколько причин. Самое простое — дело 2018 года, а сейчас 2020-й. Оно просто не попадет в статистику. Фактически оно уже раскрыто, осужден один из фигурантов. Просто двое не найдены. Если их и поймают, это не зачтется даже по графе “раскрытие дел прошлых лет”. Второй причиной может быть отсутствие официальных сведений об этом Никите. Дело может уже находиться в архиве, не в производстве. В таком случае следователю необходимо серьезное основание, чтобы возобновить работу».

По словам Еремина, таким основанием могут быть официальные сведения о местонахождении и личности подозреваемого, зафиксированные в жалобах потерпевшего или самого Жука. «Также это может быть рапорт сотрудников угрозыска о поимке подозреваемого, официальное сообщение о появлении новых свидетелей по делу и так далее. Но самый простой способ — жалоба потерпевшего или осужденного на имя начальника следствия, в которой он заявит, что дело не расследуется, несмотря на предоставленную информацию. Но она должна быть четко зафиксирована на бумаге. К сожалению, Анна, гражданская жена Виталия Жука, этого сделать не может, потому как не имеет прямого отношения к этому уголовному делу. Жалобы Рогачева и Жука, намерение дать новые показания, а также опознание подозреваемого по фото или видео могут стать основаниями для возобновления производства по делу. В противном случае никто не станет суетиться. Систему захлестывает вал дел».

Пока нет официальных жалоб от Жука или потерпевшего Рогалева, Анна старается не отвечать на сообщения об угрозах, не раскрывает местонахождение своего гражданского мужа и надеется, что люди, угрожавшие ей в сети, не смогут найти ее. Девушка ждет, когда получит доверенность, чтобы действовать от имени гражданского мужа. По ее словам, документы будут у нее на руках в течение ближайших двух недель.

«Такие дела» направили запрос в управление МВД по Москве с просьбой прокомментировать обращение Анны.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: