«Они просто сходят с ума от изоляции». НКО просят не закрывать интернаты на повторный карантин

Сразу несколько благотворительных фондов сообщили о том, что в Москве из-за коронавируса снова закрываются интернаты. Какие-то учреждения до сих пор не открылись еще с весеннего карантина, какие-то перестали пускать волонтеров недавно, а какие-то предупреждают о возможном закрытии. 

Руководители и сотрудники НКО рассказали «Таким делам», как повторная изоляция может отразиться на жителях интернатов и почему закрывать их в учреждениях сейчас неправильно и негуманно. 

Психоневрологический интернат N30 на улице Днепропетровской в МосквеФото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Новая карантинная волна

«Интернаты снова закрываются на карантин», — написала 23 сентября координатор проектов центра лечебной педагогики «Особое детство» Мария Янчева в фейсбуке. О новой волне карантинных мер в учреждениях организация узнала от своих волонтеров, сообщила она в разговоре с ТД. Так, из четырех интернатов, которые курирует ЦЛП, одно уже закрылось для посетителей, а второе планирует вводить вахты — посменные дежурства сотрудников, во время которых допуск волонтеров и родственников также запрещен.

Информацию о повторном закрытии некоторых интернатов подтвердили «Таким делам» руководитель фонда «Жизненный путь» Иван Рожанский и организатор движения «Stop ПНИ» Мария Сиснева. Спикеры говорят, что какие-то учреждения по согласованию с департаментом социальной защиты населения Москвы уже перестали пускать родных и волонтеров к своим подопечным, другие собираются «держаться до последнего».

Сиснева рассказывала, что департамент должен был устроить встречу с руководителями ПНИ для обсуждения эпидемической ситуации в каждом учреждении и принятия окончательного решения, но информации — прошла ли встреча и если да, то каков итог — так и не появилось. Однако, уточнила спикер, департамент начал принимать списки волонтеров от благотворительных организаций, чтобы согласовывать посещения. «Это хорошая новость», — сказала Сиснева.

Официальных подтверждений и распоряжений о закрытии интернатов и о допуске волонтеров в ПНИ по спискам опрошенные представители НКО не видели. «Такие дела» направили запрос в департамент социальной защиты Москвы с просьбой разъяснить ситуацию, но на момент публикации ответ не был предоставлен.  

«Мы видим, что случаи заражения в Москве растут, значит, риск для интернатов тоже есть. Но нам кажется, что пока Москва не вводит каких-то ограничений [для всех жителей], то закрывать отдельно учреждения на карантин неоправданно, тем более все наши волонтеры регулярно сдают тест на коронавирус и попадают в ПНИ только при наличии [отрицательных] результатов», — прокомментировал Рожанский. 

Янчева подчеркивает, что «подопечные интернатов — такие же люди, как и все остальные». Поэтому, считает она, «если есть рекомендации, например, для пожилых людей, то и для людей в интернатах они имеют место», потому что многие из них находятся в группах риска. 25 сентября мэр Москвы Сергей Собянин порекомендовал пожилым старше 65 лет и людям с хроническими заболеваниями по возможности не выходить на улицу после того, как в городе повысилась заболеваемость.

Найти баланс

Эксперты НКО называют несколько причин, по которым руководство интернатов принимало решение закрывать свои учреждения на очередной карантин до появления официальных распоряжений. Рожанский уверен, что в таких больших учреждениях, как психоневрологические интернаты, администрация просто боится брать на себя ответственность. «Им страшно, что если что-то случится, их обвинят, поэтому принимают самое простое решение», — предположил он. 

Янчева также считает, что многие директора закрывали учреждения, потому что перестраховываются и «переживают, как их подопечные будут жить дальше, если начнется вторая волна и вырастет уровень заболеваемости». По ее словам, волонтеры тоже переживают. Среди них есть люди, готовые соблюдать любые меры предосторожности, только не бросать друзей, живущих в интернате.

«Когда инфекция попадает в такое учреждение, где все живут очень скученно, то вероятность заражения очень большая и распространение остановить сложно. Директора находятся в сложной ситуации: тяжело быть гуманным со всех сторон и сделать всем хорошо. Каждый из руководителей принимает тот пул ответственности, который готов на себя взять: кто-то выбирает не прерывать контакты [подопечных с внешним миром] максимально долго, другие выбирают максимально обезопасить людей от заражения и закрыться как можно раньше. Чтобы вирус не попал в такое большое учреждение, единственная возможность — это закрыться и отгородиться», — считает Янчева. Она добавила, что сообщений о новых случаях заражения или о вспышках заболеваемости в ПНИ пока не слышала. 

Сиснева полагает, что глобально инфекционной угрозы для подопечных интернатов нет — даже наоборот, в некоторых учреждениях ситуация может быть более благополучной, чем в общественных местах города. «В процентном соотношении у них гораздо больше переболевших и среди персонала, и среди жителей. Соответственно, у них выше коллективный иммунитет», — объяснила эксперт. 

Она обращает внимание, что присутствие волонтеров важно для учреждения, но во время режима изоляции прозрачность в интернатах ухудшилась — персонал не боялся жалоб родственников и волонтеров. «Есть интернаты, которые вообще против открытости. Печально, что от этого очень страдают люди внутри учреждений», — сказала Мария. 

Сиснева считает, что для безопасности людей в интернатах не обязательно закрывать учреждения — достаточно просто обеспечить все необходимые меры предосторожности: пускать волонтеров в масках, перчатках, защитных костюмах и со свежими результатами теста на коронавирус. Также, говорит спикер, можно поставить специальные пластиковые перегородки между людьми, «как на кассах в супермаркетах», чтобы они могли спокойно общаться друг с другом. 

«Я очень переживаю за людей, которые внутри. Они просто сходят с ума от изоляции, появляются вспышки агрессии. Помимо здоровья для людей очень важно понятие свободы. Без свободы — не жизнь, а существование. Простите, но даже в тюрьмах есть свидания», — заключила Сиснева.

Снова в онлайн

О тяжелом психологическом состоянии подопечных еще после первой изоляции говорят все эксперты ТД. Из-за отсутствия занятости и прогулок у людей могут обостряться проблемы со здоровьем, говорит Рожанский. Поэтому, по его словам, «Жизненный путь» будет продолжать работать с людьми, которые живут в интернатах, сопровождать тех, кого на время карантина удалось забрать из учреждений, и попробует забрать кого-то еще.

«Жители интернатов выдержали всю эту изоляцию не как мы — в квартирах и на дачах, — прокомментировала Сиснева. — Были учреждения, где люди месяцами не выходили даже из палат. Но тогда все мы хотя бы были на равных, потому что остальное население тоже сидело под изоляционными мерами. Сейчас люди из интернатов опять неравны с остальными гражданами. Я связывалась с департаментом и пыталась сказать, чтобы они пожалели людей. Персонал, который выходит на вахты, тоже очень жалко. Они видят, что у людей нормальная жизнь, почему они должны на две недели расставаться с близкими?»

Янчева говорит, что ЦЛП уже готовится снова переходить в онлайн-режим: они набирают волонтеров, которые могли бы проводить занятия для людей из интернатов или просто общаться с ними, ищут новые формы активностей, например онлайн-концерты или фотосессии по скайпу, перестраивают свои обычные дела — юридические консультации, тренинги. 

По мнению Янчевой, особенно важно продолжать обучающие занятия: если подопечные прекращают учиться по программам, например развивать социальные и коммуникативные навыки, то может случиться сильный откат. Мария также указала на проблему, с которой ЦЛП столкнулся еще во время прошлой изоляции, — это нехватка и выгорание сотрудников интернатов, из-за чего стало невозможным даже онлайн-общение с подопечными.

«Сначала все было легко: реабилитологи подключали людей через свои планшеты, собирали всех вместе в одной комнате. А потом меры ужесточили. Во-первых, сотрудники начали заболевать, а во-вторых, стали выгорать. Мы столкнулись с тем, что было просто некому подключить подопечных к зуму, чтобы пообщаться с волонтерами. Сотрудники либо постоянно проводили санитарные обработки, либо у них не оставалось сил. Надеемся, что в этот раз так не будет. Пока те интернаты, которые говорят о закрытии, обещают, что люди будут хотя бы гулять по двору, что их не будут закрывать в комнатах», — сказала Янчева.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: