Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Операция «Эвакуация». Как некоммерческие организации в Москве и Петербурге вывозят людей из интернатов

В России более 70 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей, живут в детдомах, а более 150 тысяч взрослых находятся в психоневрологических интернатах (ПНИ). Эти люди особенно уязвимы во время пандемии коронавируса. 

С середины марта в интернаты перестали пускать волонтеров и сотрудников благотворительных организаций, однако 6 апреля Минтруд, Минпросвещения, Минздрав и Роспотребнадзор предложили разгрузить учреждения: устраивать детей и взрослых родственникам и опекунам, а также на сопровождаемое проживание. 

Некоммерческие организации в Москве и Петербурге — Центр лечебной педагогики, «Жизненный путь», «Дом с маяком», «Антон тут рядом», «Перспективы» и ГАООРДИ — начали вывозить подопечных интернатов на время карантина. «Такие дела» рассказывают, как ведется эта работа. 

Психоневрологический интернат № 3 в ПетергофеФото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Подопечные ПНИ и детских домов-интернатов очень уязвимы

«Интернаты крупные учреждения, где находятся 500, иногда 1000 человек. Они закрытые, и люди там зачастую с ослабленным здоровьем. Поскольку сотрудники приезжают туда на общественном транспорте, есть риск заражения коронавирусом проживающих там людей. Если кто-то заразится, то, скорее всего, вирус распространится на большинство проживающих. Многие могут умереть», говорит директор фонда «Жизненный путь» Иван Рожанский. 

Еще одна проблема связана с тем, что с введением ограничений из-за коронавируса уменьшилось количество сотрудников. В первую очередь это коснулось работников старше 65 лет, которым предписано соблюдать обязательный режим самоизоляции. Подопечные интернатов остаются без должного ухода, что само по себе опасно для людей с серьезными заболеваниями. «Нет рук у персонала, не вынимают человека из кровати, и через какое-то время [у него может начаться] пневмония, не вирусная, а просто от застоя», предполагает директор по внешним связям благотворительной организации «Перспективы» Светлана Мамонова. 

Фонды добились разрешения вывозить людей из учреждений

Перед вывозом подопечных ПНИ и детских домов некоммерческие организации вели переписку с региональными и федеральными ведомствами. После обращения учредителя фонда «Вера» Нюты Федермессер к вице-премьеру Татьяне Голиковой Минтруд, Минпросвещения, Минздрав и Роспотребнадзор подписали письмо с рекомендациями на время пандемии разгрузить стационарные учреждения социального обслуживания. 

Фонд «Дом с маяком» забрал трех подопечных московского интерната для детей с особенностями развития. Их предложили взять к себе домой сотрудники хосписа, которые сидят дома во время карантина. Представители «Дома с маяком» хотели бы забрать больше детей, однако не везде удалось договориться с руководством интернатов. «Спасибо администрации центра содействия семейному воспитанию “Кунцевский” — за то, что они решились на этот проект и отдали детей. Директор центра “Маяк” пока не соглашается отдать ребенка — говорит, что ему будет лучше в изоляторе в интернате», — комментирует директор фонда Лида Мониава.

Центр лечебной педагогики забрал из московского ПНИ двух девушек, которые участвовали в программах фонда «Жизненный путь». Фонд имеет три квартиры сопровождаемого проживания, где могут разместиться подопечные ПНИ. Девушкам оформили трехмесячный «домашний отпуск» — если карантин закончится раньше этого срока, они смогут преждевременно вернуться в интернат. 

Благотворительная организация «Перспективы», центр «Антон тут рядом» и ГАООРДИ уже вывезли 26 человек из ПНИ и детских домов в Санкт-Петербурге. 9 апреля вывезли несколько детей с тяжелыми двигательными нарушениями из дома-интерната № 4 в Павловске. Директор программы «Дети вне семьи», руководитель направления сопровождения выпускников БОО «Перспективы» Оксана Шелепова рассказывает, что НКО поддерживала связь с заведующими интернатом, а с детьми о переезде поговорили уже в дороге. «Ребята хорошо реагировали. Они все у нас хорошо социализированы и вообще рады садиться в машину или микроавтобус, куда-то ехать», — рассказывает Шелепова.

10 апреля в Петербурге вывозили уже взрослых — с ними представители НКО смогли поговорить о переезде заранее, используя разные формы коммуникации, в том числе картинки. В этом помог один из подопечных ПНИ, пользующийся телефоном и видеосвязью. «У нас есть один героический молодой человек — Александр Медведев, который является нашим связующим звеном [между НКО и подопечными ПНИ]. Мы в шутку называем его военным корреспондентом, — рассказывает Мамонова. — Мы ему первому предложили эвакуироваться. Объяснили все сложности, риски. Он отказывался покидать [интернат], потому что, если он уедет, некому будет поддерживать связь с ребятами и нами, общественной организацией. Удивительный и реально героический поступок». 

Как подопечные интернатов живут вне учреждений

Как считает Мамонова, 26 вывезенных в Петербурге человек — это очень много, поскольку НКО не обладают большим количеством площадок для размещения. Люди из интернатов часто имеют тяжелые заболевания и двигательные нарушения, поэтому им нужен особый уход. 

«Мы предоставляем свою площадку — нашу [тренировочную] квартиру, в которой сейчас нет студентов, — рассказывает основатель центра “Антон тут рядом” Любовь Аркус. — И почти в полном составе — наших сотрудников, которые также будут работать и на площадках “Перспектив”. У нас есть опыт социализации ребят, обучения их в мастерских, но нет опыта физического ухода. Из интерната мы забираем самых сложных пациентов, которые находятся в особой группе риска. Поэтому сотрудники центра “Антон тут рядом” проходили специальное обучение».

В Петербурге вывезенных людей разместили на шести площадках: в квартирах и центрах дневного пребывания. Их подготовили к заселению: все обработали средствами дезинфекции, в одной из квартир сделали косметический ремонт. В центры дневного пребывания закупили кровати, поскольку изначально они не предусмотрены для проживания людей. 

Сотрудники НКО будут сопровождать подопечных интернатов все время и выходить на рабочие смены. На некоторых площадках введут полноценную изоляцию: фонды организуют доставку продуктов и необходимых вещей. В остальных случаях прописали строгие меры профилактики — в частности, сотрудники прошли тесты на коронавирус.

«Проблема будет с транспортом, я пытаюсь ее решить. Дело в том, что сотрудников к началу смены в квартире и по ее завершении нужно непременно отвезти домой в продезинфицированной машине. У нас таких машин пока нет. А в нерабочее время сотрудники должны соблюдать полнейший карантин, чтобы не заразиться самим и не заразить других», — сообщает Аркус.

Фонды по возможности будут вывозить и других подопечных интернатов, однако это зависит от имеющихся ресурсов. Проект — в том числе затраты на продукты, бытовые предметы и дезинфицирующие средства — реализуют за счет денег НКО. В период пандемии и сами благотворительные организации оказались в уязвимом положении: пожертвования падают, а нуждающихся в помощи становится только больше. Сейчас «Перспективы» собирают средства на санитарные стулья для переодевания и мытья, а также нуждаются в полотенцах, пеленках, постельном белье, масках. 

Что может и должно делать государство

Рожанский говорит, что реформировать систему ПНИ за месяц невозможно, поэтому сейчас ключевой задачей является вывоз людей из учреждений. В то же время он считает, что пандемия показала необходимость изменений. «Мы давно говорим про реформу психоневрологических интернатов и хотим сделать так, чтобы появлялись альтернативные формы. Небольшие дома или квартиры сопровождаемого проживания. Если все было устроено так, никакой опасности бы и не возникло», — утверждает Рожанский.

Такой же позиции придерживается Мамонова. По ее мнению, наиболее комфортными для нуждающихся людей стали бы маленькие стационары, максимум на 20 человек, и дома сопровождаемого проживания на 3-8 человек. «Я очень надеюсь, что нынешняя ситуация заставит власть пересмотреть всю систему социальной помощи и таких огромных интернатов больше не будет», — заключает эксперт. 

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская считает, что, организовав большие ПНИ, дома престарелых, детские дома-интернаты, государство создало для самых уязвимых людей систему максимально повышенного риска. «Слишком много людей с серьезными осложнениями, сниженным иммунитетом, в большинстве организаций ситуация скученности. Для нас это хороший звоночек, чтобы подумать, что так эти системы больше не могут существовать. Мы должны извлечь этот урок и навсегда закрыть огромные учреждения со спальнями на восемь человек, общими местами проведения досуга на 40 человек», — говорит она. 

Эксперты некоммерческих организаций считают: то, с какой скоростью удалось организовать сопровождаемое проживание для подопечных интернатов, доказывает достижимость быстрых изменений в системе социальных учреждений. «Карантин заставил сделать временное сопровождаемое проживание. Это вынужденная история, но мы это сделали в кратчайшие сроки, — комментирует Мамонова. — Это говорит о том, что государство может сделать так. И создавать государственные проекты, и поддерживать НКО, чтобы проекты создавались».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: