Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«По другую сторону баррикад». Как «иностранные агенты» подают иски к Минюсту

28 декабря в реестр иностранных агентов наравне со СМИ и НКО попали пятеро: три журналиста, правозащитник и фем-активистка. Физлица, признанные инагентами, обязаны представлять в Минюст отчеты о доходах и расходах, а также сопровождать публикации от своего имени пометкой о том, что они «выполняют функции иностранного агента». С 1 марта за нарушение этих требований предусмотрена административная ответственность. Некоторые из включенных в реестр попытались обжаловать свое попадание в черный список в судебном порядке. ТД поговорили с ними и узнали о том, как заявители выбирали адвокатов и рассчитывают ли они в случае неудачи обращаться в ЕСПЧ.

Здание Министерства юстиции РФ на улице Житной
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Петербургская учительница и фем-активистка Дарья Апахончич* и главред «Псковской губернии» Денис Камалягин* вспоминают, что о своем новом статусе узнали от друзей и никаких уведомлений от Минюста на момент публикации новостей не получили. Похожую историю рассказывает и пресс-секретарь объявленной 3 марта иностранным агентом организации «Альянс врачей» Александра Морозова: «Мы узнали о статусе инагента из СМИ. Новость появилась примерно в два часа дня, но никаких документов или уведомлений от Минюста мы до сих пор не получили».

Александра также выражает недоумение относительно того, почему их организация могла попасть в список: «Для Минюста включение нас в реестр было бы экзотическим решением, потому что мы — профсоюз работников медицины в России. Члены профсоюза — медики российских регионов. Непонятно, кто из тех, кто перечисляет нам членские взносы, является иностранным гражданином. Мы тщательно следим за тем, чтобы пожертвования приходили только от граждан России, и не принимаем пожертвования из-за рубежа, даже если предлагают».

Читайте также Даже рубль из другой страны делает фонд инагентом. Как закон об инагентах мешает работать НКО

Апахончич полагает, что получила статус инагента из-за антимилитаристского и фем-активизма. Свой статус она называет «показательным жестом власти» и считает, что если бы участвовала в каком-либо НКО, то инагентом объявили бы непосредственно организацию. Камалягин вспоминает, что 28 декабря, сразу после объявления статуса инагентов, все участники списка направили в Минюст письма с просьбой разъяснить, по какой причине они туда попали, однако ответа никто так и не получил.

Все СМИ, объявленные инагентами, обязаны в начале публикаций добавлять пометку о том, что они являются иностранными агентами, а также отправлять в Минюст отчеты о доходах и расходах. Отчет для Минюста от физлиц-инагентов такой же, как для НКО, нужно заполнять одну и ту же форму. Апахончич говорит, что это неудобно: «Поскольку я частное лицо, у меня нет деятельности, похожей на то, чем занимаются целые организации. Я не знала, как подтвердить траты для документа, потому что чеки на личные дела вроде покупки подарков или возвращения долгов не сохранила. Эти расходы не имеют отношения к моей общественной жизни. В любом случае я написала отчет так, как чувствовала. Возможно, меня еще оштрафуют за него».

Активистка утверждает, что статус ограничивает ее жизнь и заставляет беспокоиться о коллегах и друзьях. Девушка планировала выпустить детскую книгу, но так как теперь ей необходимо сопровождать все публикации от своего имени указанием статуса, Дарья не уверена, что хочет заниматься этим.

Камалягин, также обжаловавший в суде включение в список, напротив, «с юмором» отзывается о переменах после нового статуса: «Благодаря статусу инагента вопрос финансирования решился сам собой, теперь я по другую сторону баррикад».

«Да хоть все госдепы мира или министерство иностранных дел Зимбабве переведут мне деньги — это вообще не имеет значения»

Собеседник ТД вспоминает, что сразу после объявления о присуждении ему статуса инагентов участникам списка написали юристы «Агоры» и ее руководитель Павел Чиков сообщил, что организация берет их под защиту.

И Дарья, и Денис планируют в случае неудачи с поиском правосудия в российских судах обратиться в ЕСПЧ. Главред «Псковской губернии» говорит, что его адвокаты видят в Европейском суде единственную возможность выигрывать дела, за которые они берутся в России.

* Признан в России иностранным агентом.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам
Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: