Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Комментарий

«В России безопасность становится чужеродным чувством». Юрист «Комитета против пыток» — о преследовании чеченскими властями правозащитников и их семей

20 января чеченские силовики вывезли в Грозный мать экс-юриста «Комитета против пыток» Абубакара Янгулбаева из квартиры в Нижнем Новгороде, женщина якобы проходила свидетельницей по делу о мошенничестве. Абубакар связал преследование семьи со своей правозащитной деятельностью. Глава Чечни Рамзан Кадыров в свою очередь обвинил Янгулбаевых в пособничестве террористам. О том, какое развитие получит история семьи Абубакара и почему в России не осталось безопасных регионов, где можно скрыться от преследования чеченскими силовиками, «Таким делам» рассказал юрист «Комитета против пыток» Сергей Бабинец.

Что произошло

Вечером 20 января в Нижнем Новгороде чеченские силовики пришли домой к родителям бывшего юриста «Комитета против пыток» Абубакара Янгулбаева. Полицейские сослались на постановление о том, что отец правозащитника — судья Верховного суда Чечни в отставке Сайди Янгулбаев — и его жена Зарема Мусаева должны быть доставлены в Чечню как свидетели по уголовному делу о мошенничестве от 2019 года. Забрать отца силовики не смогли из-за неприкосновенности. Мать же насильно увезли в Грозный. Несмотря на то что у Мусаевой диагностирован сахарный диабет, полицейские не дали ей взять с собой инсулин. Также у женщины было подозрение на коронавирус.

На следующий день аппарат уполномоченного по правам человека в Чечне распространил видео. На нем Зарема Мусаева говорит, что сотрудники правоохранительных органов не применяли к ней насилие и предоставили все необходимые лекарства. Однако на записи видно, что женщина находится в тяжелом состоянии, ее речь заторможена и непоследовательна. Абубакар прокомментировал эти кадры, сказав, что на видео его мать «просто никакая».

Вечером 21 января глава Чечни Рамзан Кадыров прокомментировал похищение Мусаевой, заявив, что «эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей». Он добавил, что члены семьи Янгулбаевых уже не смогут ходить, «свободно наслаждаясь жизнью», пока жив хоть один чеченец. Кадыров также сказал, что силовики, которые ворвались к родителям Абубакара и увезли его мать, действовали законно, а их действия «были согласованы с коллегами на местах». Кроме того, глава Чечни отметил, что Зарема Мусаева «напала на сотрудника полиции и чуть не лишила его глаза», чем «уже заработала себе статью на реальный срок заключения».

Абубакар Янгулбаев заявил, что воспринимает слова Кадырова как угрозу. В видеообращении, которое опубликовало издание Sota, правозащитник сказал, что не простит Кадырову его действия. Мужчина подчеркнул, что имеет в виду не физическую расправу, потому что он «не из пещерного мира». По мнению Абубакара, чеченские власти преследуют семью из-за его правозащитной деятельности.

Читайте также Хранители неудобной правды

Глава Чечни в свою очередь написал у себя в телеграм-канале, что семья Янгулбаевых «поддерживает террористические группировки и планирует принять участие в организации целой сети». Кадыров упомянул переписку, слитую в сеть третьими лицами, в которой Янгулбаевы признаются, что они якобы «организовали нападение в Турции на бывшего сотрудника правоохранительных органов из ЧР».

Вечером 22 января юрист «Комитета против пыток» Сергей Бабинец сообщил, что Сайди Янгулбаев и его дочь Алия покинули Россию, опасаясь за свою жизнь.

23 января министр Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев заявил в эфире «Дождя», что Зарема Мусаева находится в грозненском спецприемнике за нападение на полицейского. Женщину арестовали на 15 суток по административному делу. Дудаев заверил, что «никакой речи о похищении здесь быть не может». По его словам, следователь выписал постановление о принудительном приводе Мусаевой, поскольку ей «неоднократно отправлялись повестки с требованием явиться в Грозный в качестве свидетеля», но семья Янгулбаевых не реагировала на это.

24 января должен был состояться допрос, из-за которого Зарему вывезли в Чечню. По данным издания «Кавказ.Реалии», правозащитники не знают, был ли он на самом деле. Адвокату Мусаевой сообщили, что следователя нет на месте, а саму Зарему не привезли. В спецприемнике дежурный не пустил адвоката к подзащитной без разрешения заместителя начальника Управления МВД по Грозному.

Сергей Бабинец

юрист «Комитета против пыток»

О задержании Заремы Мусаевой

Как мы и подозревали, привод Заремы в качестве свидетеля был только причиной, чтобы задержать ее на как можно большее время в Чеченской Республике. Претензии, которые стал высказывать глава республики Рамзан Кадыров, связаны с обвинением сына Заремы Мусаевой в том, что он ведет оппозиционный телеграм-канал. Это настоящая причина [похищения], а не то, что она свидетель по какому-то делу. Фактически Зарему взяли в заложники для того, чтобы оказывать давление на ее сына.

Где она сейчас находится, что с ней, в каком она состоянии и оказана ли ей медицинская помощь, так и неизвестно

Непонятно, находится ли она в спецприемнике, о котором говорил министр печати Чеченской Республики Дудаев. Непонятно, что там за административное дело и за что ей дали 15 суток. Запросы, которые мы и адвокат направляли в правоохранительные органы, пока, к сожалению, остаются без ответа. Ожидаем от них хоть какой-то реакции.

Очень странным выглядит постановление следователя, который решил направлять из Чеченской Республики в Нижегородскую область сотрудников уголовного розыска для того, чтобы они осуществили привод. Обычно такие поручения направляются по почте и допрос проводят следователи, которые находятся по месту нахождения человека, которого необходимо допросить. Совершенно неясно, для чего нужно было гонять целую группу сотрудников уголовного розыска за две с лишним тысячи километров.

Сотрудники проникли в квартиру федерального судьи. Хоть он и в отставке, проникать без разрешения в его домовладение они не имели никакого права. Он такого разрешения не давал. Это уже одно нарушение. Второе — они задерживали Зарему Мусаеву с применением насилия. На видео, которое мы опубликовали, видно, как ее без верхней одежды ведут из подъезда босиком по снегу, она только в капроновых колготках. [Полицейские] отказались брать куртку Заремы, несмотря на мою просьбу. Лекарства они тоже отказались принимать. Они нецензурно выражались, оскорбляли всех вокруг и угрожали насилием. В общем, вели себя непотребно, видимо, привыкнув так работать у себя в регионе.

Кроме того, личность Заремы не была установлена, ее паспорт остался у Сайди Янгулбаева, ее мужа. Ее забрали без документов. Так что сотрудники наломали очень много дров. Мы обратились в полицию, Следственный комитет и прокуратуру, Сайди звонил в ФСБ. Никто не ответил на обращения, жалобы и заявления.

О развитии истории

Очень хочется видеть развитие истории в позитивном ключе, но пока ничего позитивного не происходит. Для семьи Янгулбаевых самое важное то, что Зарема Мусаева жива. По крайней мере, она была жива на тот момент, когда ее показывали с уполномоченным по правам человека Чеченской Республики. Хочется верить, что ее все-таки отпустят.

Есть очень много сомнений относительно того, что она напала на полицейского. На записи видно, что она сидит полуживая, в предобморочном состоянии. Чеченские силовики — весьма подготовленные в физическом плане ребята. Просто так попытаться их ударить, тем более женщине, которая больна и находится не в лучшей физической форме, крайне проблематично. Никаких подручных средств у нее с собой не было.

Преследования по всей России

Мы можем вспомнить дело Салмана Тепсуркаева, которого в 2020 году силовики увезли из Краснодарского края. Его обвиняли в том, что он ведет оппозиционный телеграм-канал «Адат» (тот же самый, который, по мнению властей Чечни, вели Абубакар и Ибрагим Янгулбаевы. — Прим. ТД). Его так и не нашли. Появилось видео, как он садится на бутылку и извиняется за свои действия как администратор канала «Адат».

В Нижнем Новгороде это уже второй случай [похищения]. Несколько месяцев назад были задержаны и доставлены в Чеченскую Республику двое мужчин, которых преследовали за поддержку ЛГБТ. Их также доставили в Чечню и обвинили в каком-то уголовном преступлении.

Уже можно говорить о том, что чеченские силовики преследуют своих «земляков» по всей России и активно возвращают их в республику. Чаще всего это связано с местью и личными обидами

Это очень страшная, неприятная и неутешительная история, потому что жители Чечни, которые перешли дорогу Рамзану Кадырову или его силовикам, не могут чувствовать себя в безопасности, находясь в разных регионах Российской Федерации.

Я думаю, что случай с Заремой Мусаевой показал, что местные силовики абсолютно не в состоянии защитить от нападений и незаконных задержаний людей, которые проживают на территории их регионов. Скорее всего, один из выходов — это эмиграция, чем сейчас воспользовались члены семьи Янгулбаевых. Потому что за границей еще можно чувствовать себя безопасно, а в России безопасность становится чужеродным чувством. Здесь нужно жить с постоянным ощущением наступающей опасности.

Например, твои родственники сделали то, что не понравилось главе Чеченской Республики, или ты делаешь что-то не так — и тебя уже обвиняют в терроризме, говорят, что тебя нужно закопать. Могут кого-то задержать и похитить.

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: