Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Родственники сами должны доказать, что он заразился на работе». Семья умершего от коронавируса психиатра второй год судится за положенные по закону компенсации

Семья психиатра Артура Айсаева из Астрахани второй год пытается получить страховые выплаты, положенные родственникам умерших от коронавируса врачей. Сейчас дочь медика готовит жалобу в Верховный суд.

Фото: Parastoo Maleki / Unsplash.com
Читайте также «Для государства главное, чтобы все было шито-крыто»

Дочь умершего от коронавируса психиатра Артура Айсаева Люция готовит жалобу в Верховный суд России на отказ признать смерть врача страховым случаем и выплатить ему 2,7 миллиона рублей компенсации. В апелляционной и кассационной инстанциях истцы получили отказы.

«На всех предыдущих заседаниях было видно, что никто ничего не собирается делать и все уже попилили эти деньги. На рассмотрение дела в кассации мы просто не смогли попасть. Изначально нам сказали, что заседание будет в зуме, а за день до суда объявили, что надо приезжать. Естественно, мы не успели приехать и кассационное определение получили только спустя месяц», — рассказывает Люция.

Заседание апелляционной инстанции прошло в январе и длилось всего час. Судья не вчитывалась в жалобу и сразу приняла решение об отказе, говорит истица:

«У судов всех инстанций единой нитью проходит идея, что родственники сами должны доказать, что умерший заболел коронавирусом на работе»

Со смерти отца Люции прошло два года, все это время она пытается доказать, что родственникам врача положена компенсация. Девушка обращалась с письмами и заявлениями в администрацию президента, Роспотребнадзор и Фонд социального страхования.

Читайте также «Развели канитель бюрократическую». Путин возмутился ситуацией с выплатами медикам, помогающим пациентам с коронавирусом

«Мне присылали ответы “вам не положено” или “мы ничего не знаем, обращайтесь еще куда-то”. В итоге я запустила петицию на Change.org, и мне стали писать люди со всей страны. Они все оказались в подобной ситуации, но не дошли до суда, потому что боялись или не знали, что это можно сделать. После нашего случая еще несколько семей пошли в суды», — поделилась Люция.

Особенно сложно доказать, что заражение произошло на работе, тем медикам, которые трудились в больницах, не перепрофилированных под лечение COVID-19. «Этот медперсонал находился в зоне риска заражения коронавирусной инфекцией, однако был защищен в наименьшей степени», — говорится в петиции.

В отличие от врачей, работающих в ковидных госпиталях, у медперсонала во время рабочего дня не было защитных костюмов. Из средств индивидуальной защиты сотрудникам амбулаторного отделения выдавались только маски и перчатки. При этом они тоже лечили пациентов с коронавирусом. Среди погибших медиков — врачи, медсестры, санитары и водители машин скорой помощи. «Работа в неинфицированных госпиталях, но в условиях пандемии вынуждала врачей принимать пациентов с осложнениями заболевания без надлежащего инвентаря — только маски и перчатки», — сказано в петиции.

На момент публикации документ подписали 65 тысяч человек.

Старший юрист Института права и публичной политики Виталий Исаков, представляющий интересы семьи, уверен, что и суды предыдущих инстанций, и больница, где работал Артур Айсаев, допустили множество нарушений закона:

«Система социального страхования не обязывает человека доказывать, что он заразился именно на работе, у него вообще нет возможности собрать эти доказательства»

«Решение об этом принимается служебной комиссией, а не родственниками», — добавляет Исаков.

По закону работодатель должен собрать документы всех пациентов, выяснить, когда у них были симптомы коронавируса и когда эти симптомы появились у врача. Семья погибшего просто не имеет доступа к таким документам. 

«Мы мониторим несколько подобных дел в Хабаровске, Краснодарском крае и других регионах. Подход судов в этих делах абсолютно такой же. Однако даже разъяснения Минздрава говорят о том, что все сомнения должны трактоваться в пользу погибшего медика и его семьи», — объясняет юрист. 

Читайте также «Врач уже давно не столп общества, и неуважение к нему демонстрирует в первую очередь государство»

Пока ему неизвестно ни об одной семье, которой бы удалось получить выплаты за умершего родственника, заразившегося коронавирусом на работе в медучреждении.

На заседании суда первой инстанции психиатрическая больница, где работал Айсаев, в качестве доказательств предоставила документы с ошибками и «явными противоречиями в фактах и необоснованными утверждениями», рассказал Исаков. По словам дочери умершего врача, многие сотрудники психиатрической больницы, где работал отец, переболели коронавирусом, но также не получили положенных выплат.

Психиатр Артур Айсаев умер от коронавируса в ноябре 2020 года, «Такие дела» писали об этом год назад. Врач работал в областной психиатрической больнице. Работодатель своевременно не провел комиссию после смерти сотрудника от коронавируса. И только после обращения Айсаевой в прокуратуру комиссия постановила, что выплаты семье психиатра не положены.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: