Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Для государства главное, чтобы все было шито-крыто»

Фото: Evgenia Novozhenina/Reuters/PixStream

Почему официальные версии о наличии у врачей средств индивидуальной защиты так отличаются от того, что говорят сами врачи

«По сути, весь персонал вместе с пациентами закрыли на карантин, но никаких средств защиты не было ни у пациентов, ни у врачей… Мы все как пушечное мясо!» — говорила на прошлой неделе заведующая кардиологическим отделением петербургского госпиталя ветеранов войн Марианна Замятина. Госпиталь начал принимать пациентов с коронавирусом, и врачи написали коллективное письмо губернатору Беглову с жалобой на отсутствие средств индивидуальной защиты (СИЗ).

Несколькими днями позже в том же издании «Север.Реалии» вышло интервью с другим врачом, который сообщил, что во многих больницах города аналогичная ситуация. Призывы к спасению из-за нехватки средств индивидуальной защиты доносятся из многих регионов. В Красноярске исполняющая обязанности главврача больницы выбросилась из окна — СМИ сообщили, что это произошло во время совещания, на котором обсуждался план перепрофилирования госпиталя под коронавирус. Главврачу не удалось убедить чиновников, что для перепрофилирования ничего не готово. В больнице города Бердска главврач сообщила, что медики сами шьют марлевые повязки, чтобы защититься от вируса.

В то же время со стороны официальной медицины и чиновников идут сигналы строго обратные. Уполномоченные министры и главы регионов регулярно рапортуют Владимиру Путину о полной обеспеченности медицинских учреждений средствами защиты. Президент национальной медицинской палаты Леонид Рошаль говорил «РИА Новости» о том, как выгодно отличается российская медицина от западной, где люди работают чуть ли не в мешках: «халатов нет, масок нет, защиты нет».

Врачи и журналисты, заявляющие о нехватке СИЗ, сплошь и рядом оказываются под прессингом: их вызывают в прокуратуру, увольняют, просто запирают.

Санпропускник Любовь Солдатова собирает мешки с одеждой, снятой персоналом по возвращении из красной зоны, в госпитале COVID-19 в городской клинической больнице № 64 имени В. В. ВиноградоваФото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Благотворительные фонды, которые пытаются помочь врачам (первыми о таких программах заявили фонды «Созидание» и «Правмир», позже к ним присоединились некоторые другие), также сталкиваются с трудностями. «Закупать и поставлять СИЗ мы можем только по заявке из больниц, — рассказывает директор фонда «Предание» Владимир Берхин. — Но в ряде случаев мы столкнулись с тем, что либо рядовые врачи, либо даже руководство больниц боятся сотрудничества, опасаясь, что им сверху “прилетит”. Это случается не всегда и далеко не везде, но бывает. Руководство конкретного учреждения или местная здравоохранительная власть не хочет признавать публично, что у них чего-то нет, и отказывается от сотрудничества, если узнает, что информация будет опубликована. То ли у них все есть только на бумаге и признаться в нехватке — значит призвать на голову начальства прокуроров, то ли им просто рекомендовано не плодить панических настроений. Или у начальства просто действует бюрократический рефлекс: задрайте окна и раскачивайте поезд, пусть все думают, что мы едем».

«У нас были случаи, когда больница пишет запрос, а потом его отзывает, поскольку главврач вдруг меняет мнение и говорит, что больница всем обеспечена», — рассказывает Елена Смирнова, глава фонда «Созидание».

Два миллиарда на китайские маски

«Проблема получения СИЗ (впрочем, и любой другой помощи) государственными клиниками от благотворителей заключается в том, что такая помощь может предоставляться только по запросу клиники. Администрация не обращается за помощью, потому что департамент всюду трезвонит о полном обеспечении больниц всем необходимым. Если главврач напишет, что у него чего-то не хватает, фактически это будет означать, что департамент здравоохранения лжет. А для российских чиновников всегда самое важное — чтобы все было шито-крыто», — комментирует ситуацию Семен Гальперин, президент Лиги защиты врачей.

Запреты на разглашение негативной информации о наличии СИЗ в значительной степени могут быть связаны с тем, что власти уже выделили и потратили огромные деньги на их закупку. В частности, еще 23 марта в правительстве обсуждался вопрос о назначении единого поставщика медицинских масок — им должно было стать ООО «Дельрус». 6 апреля в качестве единого поставщика назначили другую компанию — подконтрольную Ростеху «Росхимзащиту», а 8 апреля Торгово-промышленная палата сообщила (документ имеется в распоряжении редакции. — Прим. ТД) о выделении этим компаниям Фондом развития промышленности при Минпромторге по новой программе «Противодействие эпидемическим заболеваниям» льготных (под 1%) займов на закупку масок. «Дельрус» получила 2 миллиарда рублей на закупку медицинских изделий за рубежом (в Китае, также компания может приобретать маски российского производства), «Росхимзащита» — 289,2 миллиона рублей на обеспечение потребностей российских регионов в средствах защиты.

Производство защитных костюмов и пошив медицинских масок на швейной фабрике «Мануфактуры Bosco» в КалугеФото: Артем Геодакян/ТАСС

Постановление о назначении единым поставщиком «Росхимзащиты» позднее было отменено. В пресс-службе Минпромторга «Таким делам» сообщили, что «Дельрус» поручения правительства выполняет, особо отметив, что снабжение идет не по линии больниц, а по регионам. «Распределяет маски Минпромторг по заявкам регионов, а поставляет их туда “Дельрус”», — ответили в пресс-службе.

Владимир Котов, президент Ассоциации СИЗ, считает, что назначением единого поставщика проблему поставки средств защиты в больницы решить не удалось. Главная беда рынка, с его точки зрения, — это спекулянты и производители фальсификата, и от появления компании «Дельрус» их количество не уменьшается. «Сейчас важно, чтобы на рынке СИЗ остались только профессионалы. Иначе каждый начинает делать непонятно что неизвестно из чего и называть это СИЗ. Вместо защиты человек, пользуясь такими изделиями, может получить гарантированный вред здоровью. Мы, АСИЗ, можем и готовы обеспечить профессиональное регулирование этого рынка и разрабатываем соответствующие предложения правительству».

Спекулянты и Робины Гуды

Многократный рост цен на СИЗ вызван тем, что спрос в настоящее время существенно превышает предложение. 300–500 рублей стоит упаковка обычных, даже не стерильных, повязок. Хотя по медицинской терминологии эти повязки и называются медицинскими масками, против COVID они, как известно, бессильны — и все равно разлетаются, как горячие пирожки.

За последние несколько недель отшивать прямоугольники, овалы и полумесяцы из любой (включая самую дешевую) ткани принялись все, начиная от заключенных на зонах и заканчивая компанией Bosco. «Дельрус», в частности, закупает и эти маски — в числе адресов производства, маски которых приобретает компания, указаны ООО «Мануфактуры Боско» Bosco di Ciliegi в Калуге, подведомственное Минобороны РФ ООО «Воентекстильпром», компания по выпуску спортивной формы «ШПП Росспорт», ряд российских текстильных предприятий, а также 111 исправительных колоний УФСИН в Ивановской, Владимирской, Орловской, Ростовской, Нижегородской, Липецкой областях, Пермском крае, Республике Мордовии, Чувашской Республике и других регионах.

Действительно нужный товар, особенно для медиков, — это полумаски класса FFP2 и FFP3, полнолицевые маски (как на Владимире Путине во время посещения Коммунарки), противочумные костюмы и специальные очки.

Женщина в медицинской маске у киоска с печатной продукцией в НовосибирскеФото: Александр Кряжев/РИА Новости

Разобраться в ассортименте продукции на этом рынке сложно даже представителям медицинского сообщества — по сути, сообщество с этим никогда не имело дела. «Как известно фонду, в ГКБ-52 уровень обеспечения СИЗ нормальный и поставки осуществляют только профессиональные компании, но даже они не всегда могут понять, что нужно. Например, недавно пришлось завернуть партию костюмов, которые не соответствовали требованиям», — сообщила Юлия Борисова, координатор волонтеров фонда 52-й больницы в Москве.

Эту продукцию производили до вируса десять российских предприятий, входящих в АСИЗ, но, как говорит Владимир Котов, спрос со стороны медицинских организаций на нее был настолько низкий, что ее в основном даже не сертифицировали как товары медицинского назначения — эти изделия сертифицировались только как средства индивидуальной защиты органов дыхания (СИЗОД) и использовались главным образом в строительной области. «Проблема в том, что СИЗОД, которые реально защищают от вируса, не могут сейчас поставляться в медучреждения, потому что на них нет медицинского регистрационного удостоверения. Если осуществляется поставка, то кто-то должен физически взять на себя ответственность за это решение. И с этим тоже возникают сложности, поэтому мы предлагаем правительству срочно разрешить поставлять сертифицированные СИЗОД с классом защиты FFP2 и FFP3 в больницы без получения медицинского удостоверения», — заявляет Котов.

Он также рассказывает, что с начала марта все предприятия, производящие СИЗОД, перешли на круглосуточный режим и полную загрузку соответствующих линий. Если до вируса десять российских предприятий все вместе производили этой продукции 120 миллионов штук в год, то сейчас — порядка 450 тысяч штук в сутки (ориентировочно 165 миллионов в год).

На сайтах официальных дистрибьюторов этих организаций необходимые больницам респираторы, полнолицевые маски и полумаски, а также защитные костюмы и очки стоят существенно дешевле, чем у новоявленных интернет-продавцов. Допустим, маски FFP2 и FFP3 (последние рекомендованы ВОЗ для работы в красной зоне) стоят 350–400 рублей, хотя у «независимых продавцов» цена на них начинается от 1700 рублей и доходит до 3500 рублей. Но даже на этих грабительских сайтах заказать что-либо сейчас практически невозможно. «Поставки будут в конце мая или позже», — сообщают практически обо всех необходимых позициях по телефону.

Количество продавцов СИЗ сегодня действительно чудовищное. Компания IQ Technology в марте проводила мониторинг новых продавцов медицинских масок и выяснила, что только за первые три недели самоизоляции появилось 3,7 миллиона предложений о продаже. 42% приходилось на социальные сети, 35% — на доски объявлений, 13% — реклама в «Яндекс.Директ» и Google Ads, 10% — в магазинах и маркетплейсах. Объем спекулятивного рынка масок составил, по данным компании, 400 миллионов рублей.

Фельдшер бригады экстренного реагирования Нижегородского центра медицины катастроф готовится к выездуФото: Анастасия Макарычева/РИА Новости

«У спекулянтов цены безбожные, — возмущается Владимир Котов. — Я вижу, что респиратор, который стоил до пандемии 30 рублей, стоит на черном рынке даже не в 10, а в 50 раз больше! Эти люди наживаются на несчастье, их не должно быть на рынке».

«Я не считаю себя бесчестным человеком, — сказал в разговоре с «Такими делами» один из перепродавцов, не пожелавший назвать своего имени. — Сейчас поставки в больницы зависят от решений конкретных чиновников. Там, где решения успевают за потребностями, врачи защищены, где не успевают — врачи гибнут. Это не дело. Должны быть возможности и у благотворительных организаций, и у других людей обеспечивать безопасность врачей. Мы видим по телевизору, что чиновники сидят на совещаниях в масках 3M с классом защиты FFP2. Зачем? Это абсолютно избыточный уровень защиты, для чего они забирают их у врачей? Если у меня частное лицо хочет купить такие маски, я отказываю, я лучше продам благотворительной организации, чтобы она отвезла в больницу».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 241 560 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 658 381 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 136 446 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 136 950 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 66 791 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 13 700 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 328 085 876 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Evgenia Novozhenina/Reuters/PixStream
0 из 0

Санпропускник Любовь Солдатова собирает мешки с одеждой, снятой персоналом по возвращении из красной зоны, в госпитале COVID-19 в городской клинической больнице № 64 имени В. В. Виноградова

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
0 из 0

Производство защитных костюмов и пошив медицинских масок на швейной фабрике «Мануфактуры Bosco» в Калуге

Фото: Артем Геодакян/ТАСС
0 из 0

Женщина в медицинской маске у киоска с печатной продукцией в Новосибирске

Фото: Александр Кряжев/РИА Новости
0 из 0

Фельдшер бригады экстренного реагирования Нижегородского центра медицины катастроф готовится к выезду

Фото: Анастасия Макарычева/РИА Новости
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: