Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Отлично справляются со своими обязанностями». Как в России трудоустраивают людей с синдромом Дауна

В России, по международным оценкам, проживают более 50 тысяч человек с синдромом Дауна. Благодаря медицине с каждым годом средняя продолжительность их жизни увеличивается и сейчас достигает 60 лет. Вопрос занятости для взрослых людей очень важен — они могут и хотят работать. Но в России случаи трудоустройства сотрудников с синдромом Дауна единичны. При грамотном обучении и создании нужных условий такие люди могут успешно реализовать себя в сфере обслуживания, торговли, в различных творческих профессиях. Они могут работать в офисе, кафе и ресторанах, магазинах, образовательных учреждениях, ухаживать за растениями и животными. «Такие дела» узнали у экспертов, в чем особенности найма людей с ментальной инвалидностью и почему людям с синдромом Дауна работа важна, даже если они не получают зарплату за свою деятельность.

Фото: Daniel Karmann / DPA / TASS

Почему это важно 

В России всего 15—17 лет назад число отказов от детей с синдромом Дауна достигало 95%. Их считали необучаемыми, врачи говорили родителям о том, что такой ребенок долго не проживет. Сейчас ситуация изменилась: появились специалисты, знающие, как работать с людьми с ментальными особенностями, современная медицина улучшает качество их жизни и увеличивает ее продолжительность.

Читайте также «Неприкольно быть одинаковыми»: как говорить с детьми о синдроме Дауна

Люди с синдромом Дауна могут учиться, заниматься спортом, играть в театре, дружить. Но применить свои навыки и найти место во взрослой жизни им все еще очень сложно. Если в детстве они могут посещать детские сады, школы, дополнительные занятия и таким образом социализироваться, то взрослым людям с синдромом Дауна государство предлагает только изоляцию дома в четырех стенах, обращают внимание специалисты.

«Я много общаюсь с семьями, где растут дети с синдромом Дауна. И про будущие шансы найти выросшим детям дело родители говорят одно и то же: тотальный “бесперспективняк”. После 18 лет им остается ходить с мамами в магазин, помогать по дому, а после смерти родителей чаще всего их ждут ПНИ и быстрое умирание», — рассказывает специалист Елизаветинского детского дома православной службы «Милосердие» и Марфо-Мариинской обители Виктория Калинина. 

По ее мнению, проблему трудоустройства и реализации людей с синдромом Дауна надо решать на уровне государства, в том числе важно стимулировать бизнес на создание защищенных рабочих мест для таких сотрудников. 

Профориентация

Первый в России официально трудоустроенный человек с синдромом Дауна — Мария Нефедова — уже больше десяти лет работает помощником педагога в благотворительном фонде «Даунсайд Ап». Этот фонд системно занимается проблемой трудоустройства молодых людей и взрослых с синдромом Дауна. Но организация начала эту деятельность всего шесть лет назад — долгие годы к этому в России были не готовы не только потенциальные работодатели, но и родители.

Менеджер проектов фонда «Даунсайд Ап» Наталья Усольцева рассказывает, что программу по профориентации и трудоустройству запустили в 2016 году. По ее словам, тогда набрать первую группу оказалось непросто. 

«Родители подопечных фонда не понимали, зачем это нужно, и не верили, что из затеи что-то выйдет», — отметила она. 

Так и говорили: «Мой ребенок не сможет»

За шесть лет отношение семей глобально поменялось, подчеркивает специалист. Сейчас в группах по профориентации занимаются 20 человек в возрасте от 16 лет.

По словам Усольцевой, теперь 90% родителей взрослых ребят с синдромом Дауна, которые посещают программы фонда, хотят, чтобы их дети работали, даже если оплаты не будет. Для них важна занятость, подчеркивает Усольцева. 

Виды трудоустройства

«Скажем честно, не так много людей с синдромом Дауна могут быть конкурентоспособными на рынке труда. Поэтому, когда мы говорим про трудоустройство человека с ментальной инвалидностью, мы подразумеваем прежде всего трудовую занятость, — поясняет Наталья Усольцева. — Не всегда такая занятость оплачивается. Это может быть работа по волонтерскому договору». 

Видов занятости для людей с ментальными особенностями несколько. Самый распространенный из них — социальные (инклюзивные) мастерские: деревообрабатывающие, текстильные, керамические, свечные, швейные. Подобные проекты действуют во многих российских городах. Чаще всего их организуют, объединившись, сами родители подросших детей с синдромом Дауна и другими ментальными особенностями. 

Какие мастерские действуют в России:

  • «Артель блаженных», Москва;
  • «Надежда», Иркутск;
  • «Простые вещи», Санкт-Петербург;
  • «Трудово», Красноярск;
  • «неПросто мастерские», Краснодар. 

Подробный список таких проектов опубликован здесь. Год назад свою мастерскую запустил и фонд «Даунсайд Ап», здание для мастерских выделил столичный департамент труда и соцзащиты. 

«Проблема в том, что для таких мастерских не существует легальной базы для того, чтобы ребята могли официально работать и получать деньги за свой труд. Обычно мастерские — часть благотворительного фонда или НКО и не могут быть работодателем», — объясняет Усольцева. 

Читайте также Как люди с ментальными особенностями работают в инклюзивном кафе «Огурцы» в Петербурге

Социальные мастерские сложно оформить как малый бизнес. Их продукция может пользоваться спросом, но шансы на самоокупаемость невелики.

Другой вариант занятости — поддерживаемое трудоустройство. Для людей с синдромом Дауна необходимо адаптировать рабочие обязанности, им также нужен наставник и постоянная поддержка на рабочем месте. Таким сотрудникам трудно работать в стрессовой ситуации. Помимо этого, они не могут выдержать такую же нагрузку, как нормотипичные люди. Им сложно работать полный рабочий день всю неделю. 

Помимо этого, есть еще один вид занятости — защищенные рабочие места. Это специально созданные предприятия малого бизнеса. Таких в России практически нет, отмечает Усольцева.

В пример специалист приводит кафе «Огурцы» в Санкт-Петербурге, где работают много людей с ментальной инвалидностью, в том числе с синдромом Дауна. Эти рабочие места создавались специально для них. Еще один аналогичный проект — «Пончиковую» — запускала общественная организация «Право на счастье» в Красноярске. Именно создание таких защищенных рабочих мест позволит трудоустроить как можно больше людей с ментальными особенностями, подчеркивают специалисты. 

Опыт трудоустройства в России

Выпускницы программы профориентации фонда «Даунсайд Ап» Арина, Кристина и Марина работают в небольшой сети магазинов одежды. Девушки отпаривают и развешивают вещи, протирают пыль и следят за порядком в торговом зале. Сначала владелица сети взяла на работу Арину. До этого подобного опыта у предпринимательницы не было. Опыт оказался удачным, и со временем сотрудницы с синдромом Дауна появились еще в двух магазинах. 

«В огромных универмагах, где конвейер, им было бы сложно, — полагает Наталья Усольцева. — Работают они не так быстро. Но очень ответственно и аккуратно. В небольшом магазине нет такого потока посетителей, и девушки отлично справляются со своими обязанностями. Коллеги ими довольны».

Читайте также Контракт с особенностями

Три года назад «Такие дела» рассказывали про Дашу, работавшую мерчендайзером Coca-Cola на Универсиаде в Красноярске. Даша и ее семья надеялись, что такой опыт поможет найти постоянную работу. Но никто из работодателей в городе не оказался к этому готов.

В 2018 году двое ребят с синдромом Дауна прошли стажировку в одном из магазинов сети «Декатлон». Опыт признали успешным, но работу молодым людям не предложили. В разное время люди с синдромом Дауна работали в QIWI, «Кофемании», KFC и других компаниях. Преимущественно все ограничивалось двухмесячной стажировкой. 

Из-за пандемии программа по профориентации и трудоустройству фонда «Даунсайд Ап» застопорилась почти на два года. Людям с синдромом Дауна сложно работать удаленно. В офисах они часто отвечают за приготовление кофе, сканирование и копирование документов, уход за растениями, уборку пыли и другие операции, которые на удаленке невозможны. 

«Но мы не гонимся за цифрами, — подчеркивает Усольцева. — Нам важны успешные кейсы, чтобы на их примере показать самим ребятам, их семьям и работодателям, как это может быть».

Зачем это бизнесу

В «Даунсайд Ап» часто обращаются работодатели, которые хотят принять на работу человека с ментальной инвалидностью. Но многие из них, по словам Усольцевой, плохо понимают специфику таких трудовых отношений и не всегда к ней готовы.

Читайте также Включить счастье в стратегию

Договориться о найме сотрудника с особенностями ментального развития чаще удается с представителями малого бизнеса — они более гибкие. В трудоустройстве людей с ментальными нарушениями много юридических нюансов, под которые крупной компании сложнее подстроиться. 

Но большой бизнес может участвовать в развитии этой сферы иначе, обращают внимание специалисты. Так, крупные компании заказывают для своих сотрудников блокноты и чашки у мастерской «Даунсайд Ап». Таким образом они обеспечивают людей с синдромом Дауна работой. 

«Есть люди, которые хотят быть социально ответственными не потому, что им это надо для отчетности, — подчеркивает Усольцева. — Им просто это важно».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: