Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Контракт с особенностями

Фото: из личного архива Оксаны Жиляковой

Поиск работы для людей с ментальной инвалидностью в России — почти непреодолимый квест. Но даже когда работодатель готов нанять особенного сотрудника, его оформление превращается в головоломку. Стать проводниками изменений готовы большие корпорации. Но и они пока только пробуют и спотыкаются

Этот текст — первый материал нового проекта «Таких дел» о социальной ответственности бизнеса. Мы хотим рассказать, что бизнес может успешно развиваться, зарабатывать деньги и при этом решать социальные проблемы. Это не рекламная рубрика — мы не получаем денег от тех, о ком пишем, и сами выбираем, что считаем важным и правильным, а что нет.

Работать на спортивных объектах универсиады в Красноярске, куда нынешней весной приехали три тысячи молодых спортсменов из разных стран, было модно и престижно. Каждое утро Даша надевала фирменную униформу, застегивала ярко-красный пуховик, накидывала на шею ленточку аккредитации и вместе с мамой отправлялась в ледовый дворец «Кристалл Арена» на работу. Оксана наблюдала, как дочка общается с коллегами, и не могла поверить, что у них получилось — они подписали контракт и стали частью команды Coca-Cola, пусть и всего на несколько недель. Во что выльется эта история — все участники процесса в начале пути даже не догадывались.

Даша из Удачного

Даша родилась в небольшом якутском городке Удачном в середине девяностых. Своим именем город обязан большому месторождению алмазов: вся жизнь его крутилась вокруг огромного карьера по их добыче. На этом позитив заканчивался. До ближайшей подходящей Даше школы от Удачного было 600 километров тайги. Сдавать дочку в интернат семья не захотела. И Даша осталась дома. У Даши синдром Дауна. Ее маме Оксане Жиляковой тогда самой едва исполнилось двадцать лет. Оксана, как могла, интуитивно занималась с дочерью.

Даша в роли Снегурочки
с режиссером спектакля
Фото: из личного архива Оксаны Жиляковой

В Красноярск семья переехала, когда девочке исполнилось восемнадцать. В школу ее уже не взяли. Мама искала для дочки любые занятия, чтобы та не скучала дома. Даша играла в ТЮЗе, танцевала, занималась вокалом. Оксана стала одним из инициаторов создания в Красноярске общественной родительской организации «Солнце в наших сердцах». Но родители не могли даже надеяться, что у их особенных взрослых детей когда-нибудь появится возможность получить работу.

Год назад Оксана прочитала в интернете, что в одном из московских магазинов сети «Декатлон» работают два человека с синдром Дауна, и сразу же поехала на прием к директору магазина, который тогда только открылся в Красноярске, с предложением внедрить и у них подобный опыт. Опешивший управляющий сказал, что сама по себе идея интересная и, может быть, они готовы повторить столичный опыт, но попозже. Мол, магазин только открылся, команда новая — дайте нам поработать пару лет. Примеров трудоустройства людей с синдромом Дауна в Красноярске Оксана не знала. А пока она расстраивалась, что их взрослых детей с ментальными особенностями никто не замечает, в Красноярске полным ходом шла подготовка ко Всемирной зимней универсиаде — 2019.

Может каждый

Одним из основных партнеров и поставщиков универсиады стала Coca-Cola. Компания исторически поддерживает крупные спортивные события по всему миру, но не просто поставляет напитки, а организует различные социально значимые инициативы. На универсиаде в Красноярске Coca-Cola определила для себя два социально значимых направления: раздельный сбор мусора и инклюзия.

Алиса ВасильеваФото: предоставлено пресс-службой Coca-Cola HBC Россия

«Для Coca-Cola корпоративная социальная ответственность неотделима от подхода к ведению бизнеса, — рассказывает Алиса Васильева, менеджер по устойчивому развитию и взаимодействию с местными сообществами в Coca-Cola HBC Россия. — Принцип продуктового портфеля — напитки на любой вкус и на все случаи жизни — распространяется и на нашу социальную повестку: мир вокруг должен быть доступным для всех, независимо от места жительства, возраста и особенностей».

Во всем мире людей с ментальными нарушениями Coca-Cola поддерживает более полувека: в 1968 году компания стала ключевым партнером Специальной Олимпиады, впервые организованной в США. Специальная Олимпиада — это как Паралимпийские игры, только для людей с ментальными особенностями. Россия присоединилась к этому движению еще в 1998 году, когда была зарегистрирована благотворительная организация «Специальная Олимпиада России». И хотя сейчас ее подразделения есть в 62 регионах страны, про Специальную Олимпиаду до сих пор знают совсем немногие. В числе прочего организация проводит юнифайд-матчи, когда в одних командах играют люди нейротипичные и люди с особенностями, а также сотрудники компаний, медийные лица и значимые персоны.

Практика юнифайд-матчей массово началась в России в преддверии чемпионата мира по футболу 2018 года. Тогда Coca-Cola вместе с фондом Натальи Водяновой «Обнаженные сердца» и «Специальной Олимпиадой России» провели серию игр, чтобы привлечь внимание к проблеме изоляции людей с особенностями ментального развития.

Универсиада в КрасноярскеФото: предоставлено пресс-службой Coca-Cola HBC Россия

На универсиаде в Красноярске, помимо проведения хоккейных юнифайд-матчей и других активностей, Coca-Cola решила привлечь на работу в команду в качестве мерчендайзеров людей с ментальными нарушениями.

Задача мерчендайзеров — следить за наполнением холодильников с напитками на объекте. Но холодильник не просто должен быть полным. У Coca-Cola есть четкие стандарты: какие напитки на каких полках и в каком порядке должны стоять.

На равных не потянуть

Coca-Cola предложила «Специальной Олимпиаде» помочь найти в Красноярске людей с ментальными особенностями, которые могли бы работать мерчендайзерами на объектах универсиады, и пригласить их вместе с родителями на первое общее собрание.

Изначально в компании предполагали, что людям с ментальными особенностями дадут возможность пройти отбор и подготовку наравне со всеми. Но опыта приема на работу таких людей у Coca-Cola прежде не было. Когда же на собрании Оксана и другие мамы детей с ментальными нарушениями услышали, что тестирование и обучение предполагается на общих основаниях, они очень расстроились, понимая, что на равных с молодыми здоровыми ребятами их детям конкурс не пройти. Они уже собрались уходить, но в последний момент Оксана решительно развернулась.

«Я поняла, что если мы просто уйдем, то лишим детей уникального шанса стать частью такой истории». Оксана предложила представителям Coca-Cola вариант трудоустройства с сопровождением: родители бесплатно как волонтеры будут находиться где-то рядом и курировать детей. Идея Оксаны понравилась. Но это было лишь начало.

Команда Coca-Cola на универсиадеФото: из личного архива Ирины Барановой

Алиса Васильева говорит, что они даже не предполагали, сколько бюрократических барьеров им придется преодолеть. Формальные ограничения, прописанные в индивидуальных планах реабилитации (ИПР) и картах здоровья, делают невозможной почти любую занятость человека с ментальными особенностями. Там есть, в частности, запрет поднимать тяжести, необходимость обеспечивать регулярные перерывы. Игнорировать ИПР работодатель не имеет права. «Но я не могу себе представить компанию, которая легко обеспечит все эти требования, — признает Васильева. — Мы потратили много времени на консультации с нашими юристами, чтобы утрясти все формальности. Видели, что ребята готовы и могут работать. Но взять их на работу официально было очень трудно».

Клейте коробочки

«Первое, с чем мы все столкнулись, — это юридическая сторона трудоустройства. У каждого оказались свои трудности», — рассказывает Оксана Жилякова.

Родители давно свыклись с мыслью, что шансов на трудоустройство у их особенных взрослых детей нет, поэтому на написанное психиатрами в ИПР в строчке про работу часто просто не обращают внимания. А пишут там разное. Так, у Димы Баранова, молодого человека с расстройством аутистического спектра (РАС), но сохраненным интеллектом и отличным школьным аттестатом, в ИПР черным по белому написано: «склеивание коробок в особых условиях». Его мама Ирина говорит, что даже не обращала внимания на то, что там написано, — не думала, что это может пригодиться. Димины возможности существенно шире склеивания коробок, но без нового заключения психиатра такое ограничение работодателю не обойти.

Даша за работойФото: из личного архива Оксаны Жиляковой

У Даши возникла заминка с подписанием договора, поскольку девушка лишена дееспособности. «У нас в стране совершенно не отработан метод заключения договоров с недееспособными гражданами. Если она не может правильно прочесть контракт на куплю-продажи квартиры, это же не значит, что она не может помыть полы в подъезде или справиться с другой работой», — говорит Дашина мама.

Следующая заминка случилась на медкомиссии — ее проходили все, кто работал на универсиаде. У ребят с особенностями с общим здоровьем все было в порядке. Споткнулись на психологе. Врач не знала, что делать. Написать «здоров» не может. Написать «не годен к работе» тоже не может — нет оснований. Обучение ребята прошли, показали, что справятся. По словам мам, врач призналась, что не понимает, как поступить, — подобного в ее практике не было. Со всех запросили справки из психоневрологических диспансеров. Но и тут все оказалось непросто. Ребята с РАС на учете в диспансере состояли и справки принести могли, а Даша не состояла, потому что в постоянном наблюдении и терапии не нуждалась. Сотрудники Coca-Cola бесконечно искали компромиссы, привлекали дополнительных специалистов для консультаций, чтобы довести дело до конца и дать возможность ребятам присоединиться к команде.

Компания была готова взять на работу больше людей с ментальными особенностями, но из-за возникших ограничений планы пришлось пересмотреть: сроки поджимали, медкомиссия затягивалась. До финала этого медико-юридического квеста добрались всего четыре человека: Даша, Саша, Дима и Амрах. Ребят объединили в пары, и с каждой парой был один сопровождающий. Его роль оказалась «всеобще успокоительной». С работой ребята справлялись сами.

Пятерка по труду

«Все получилось даже лучше, чем я думала, — рассказывает Оксана. — У нас была слаженная команда. Наших очень тепло приняли в компанию. Здоровые молодые ребята помогали на тележках развозить упаковки бутылок. А наши уже потом распаковывали и расставляли. Кому-то это было бы скучно, но нашим, наоборот, такое по душе. Главное — получилось показать, что люди с ментальными нарушениями могут быть полезными, если их обучить».

Дима за работойФото: из личного архива Ирины Барановой

«Я перед началом объяснила всем, что с нашими нужно общаться как с обычными двадцатилетними парнями. Буквально через два-три дня все привыкли и уже не обращали внимания на какие-то нюансы, — рассказывает Ирина Баранова, мама Димы. — Там был старший менеджер Coca-Cola, который, глядя на работу ребят, без всякого снисхождения сказал, что взял бы таких мерчендайзерами охотно. Они справлялись с раскладкой лучше всех — четко, быстро, как по линеечке, этикетка к этикетке. Дима пошел бы работать хоть завтра в любой магазин. Эта работа для них идеальна. Людям с РАС важен алгоритм, будь то уравнение, таблица Менделеева или раскладка бутылок — неважно, они будут это делать добросовестно, четко и без напоминаний. Наши были счастливы. Они и так обделены общением, а здесь чувствовали, что участвуют в событии такого масштаба! Носили всю зиму эти куртки. Получили зарплату. Это было огромное дело для нас всех».

И Дима, и Даша хотят работать дальше. И теперь точно знают, что у них получится. Вот только где найти работодателя? Зимой Оксана снова собирается в «Декатлон», надеется, что ее следующий визит будет более удачным — теперь у Даши в резюме есть опыт успешной работы в крупной компании. В декабре красноярскому магазину сети как раз исполнится два года. Но Оксана пока не знает, что московский социальный эксперимент закончился, как только в магазине сменилось руководство.

Человеческий фактор

Ваня и Арина, молодые люди с синдромом Дауна, несколько месяцев проходили стажировку в одном из московских магазинов сети «Декатлон» зимой и весной 2018 года. Ребята работали в отделе теннисной экипировки в торговом зале, следили за наличием товара, его раскладкой, знали весь ассортимент и при необходимости могли показать нужный товар покупателю. Первые несколько недель с ними постоянно находился сопровождающий — социальный работник фонда «Даунсайд Ап» и наставник — сотрудница магазина Лена. Потом — только наставница. Венцом успешной стажировки могло стать постоянное трудоустройство в штат. И хотя ребята с работой справлялись и уже мечтали, что смогут освоить ассортимент других отделов, так сложилось, что под конец стажировки в магазине сменился директор, а потом уволилась Лена, и следующий этап не состоялся.

«Новый директор к проекту отнесся настороженно, — поясняет Вера Жалнина, специалист по охране труда и социальным программам сети «Декатлон». — Ребята работали в торговом зале, и он опасался возможной реакции покупателей, ведь к особенным сотрудникам в России не привыкли. Проект просто завершился». Про тот опыт много говорили в компании: все восхищались, интересовались, но повторить его в другом магазине сети никто пока так и не решился.

Вера ЖалнинаФото: предоставлено компанией Декатлон Россия

«Основная сложность — найти лояльных руководителей и наставников в магазинах, — считает Жалнина. — Каждый магазин сети — обособленная бизнес-единица. Из центрального офиса спускается информация о социальных и благотворительных проектах, которые есть в компании, но решение об участии принимают руководители на местах. Сеть активно развивается, в компании большая внутренняя ротация, менеджеры растут, перемещаются между подразделениями, а проекты с особенными сотрудниками — процесс длительный». Сейчас в сети «Декатлон» реализуется программа социализации и трудоустройства выпускников детских домов, детей из замещающих семей и семей в сложных жизненных ситуациях.

«Если коллеги в Красноярске возьмутся, я готова поддержать их в юридических вопросах и рассказать о московском опыте», — говорит Вера Жалнина.

Невозможное возможно

Опыт зимней универсиады подтолкнул Coca-Cola к диалогу внутри компании о трудоустройстве людей с особенностями на постоянной основе. Масштабных спортивных событий не так много, но почти ежедневно компания участвует в локальных мероприятиях, фестивалях, конференциях, встречах, на которых необходимы сотрудники примерно для тех же задач, что на универсиаде выполняли Даша и Дима.

«Конечно, наша поддержка инклюзии не сводится только к трудоустройству. Мы привлекаем ребят с ментальными особенностями в качестве волонтеров на социальные и экологические проекты. В прошлом году полностью переформатировали наш “Рождественский Караван” в сторону городских инклюзивных праздников. Для ребят с особенностями это возможность социализации. Для наших сотрудников — расширение горизонтов. Социальная изоляция до сих пор сильна, и мы нечасто встречаем людей с синдромом Дауна или другими особенностями на улицах городов», — рассказывает Алиса Васильева.

Решить вопрос с постоянным трудоустройством таких ребят у Coca-Cola быстро не получится. Но компания готова быть проводником изменений. «Мы думаем над тем, какие в России есть возможности для людей с ментальными нарушениями, какая институциональная работа необходима для их профессиональной ориентации, для обучения. Как должно выглядеть сопровождаемое трудоустройство, как должна распределяться ответственность между сотрудником, сопровождающим и работодателем, как минимизировать ограничения. Мы осознаем, что это долгий путь и что в такой проект должны быть вовлечены представители бизнеса, НКО, образовательных и государственных структур, чтобы вместе выработать некую дорожную карту», — заключает менеджер Coca-Cola HBC Россия.

Большие бренды могли бы стать лидерами изменений, согласна Вера Жалнина. Но решения принимают конкретные руководители. Она уверена, что большинство положительно относятся к трудоустройству людей с особенностями, но пока боятся брать на себя ответственность, которая может повлиять на работу компании и отношения внутри команды.

Ирина МеньшенинаФото: предоставлено фондом "Даунсайд Ап"

«Форсировать и не нужно, — говорит Ирина Меньшенина, генеральный директор фонда «Синдром любви» и директор по развитию фонда «Даунсайд Ап». — Если руководителю некомфортно, если он не верит сам и не транслирует команде желание поучиться, ничего не выйдет. Всему свое время. Мы можем мотивировать людей, рассказывать о конкретных примерах, и в какой-то момент те, кто не верят, захотят попробовать».

«Даже единичный опыт трудоустройства всего нескольких человек — это важный прецедент и для нас как работодателя, и для наших сотрудников, и для всех ребят с особенностями», — убеждена Алиса Васильева.

«Их и не может быть много, потому что пока НКО и работодатели получают первый опыт», — добавляет Меньшенина. Она считает, что, прежде чем идти к государству за помощью в урегулировании, всем участникам процесса нужно договориться между собой о том, что необходимо поменять в законах и правилах.

Не просто «социалочка»

У фондов «Даунсайд Ап» и «Синдром любви» есть совместная программа профориентации и содействия трудовой занятости. «Синдром любви» берет на себя переговоры с компаниями, юридические и организационные вопросы, «Даунсайд Ап» — обучение и сопровождение людей с синдромом Дауна, подготовительную работу с сотрудниками компании, в которую на время вольются особенные стажеры. Программа разбита на несколько этапов: сопровождаемая практика, стажировка, постоянное трудоустройство. Каждый из двух первых этапов рассчитан на 8 недель. Такой алгоритм сложился в том числе и после того, как сотрудники двух фондов подробно изучили опыт трудоустройства людей с синдромом Дауна в США, где люди с ментальными нарушениями работают уже более 40 лет. Там никого давно не удивляет сотрудник с синдромом Дауна в магазине, кафе или офисе.

«В Америке наши коллеги подбирают работу человеку с инвалидностью, исходя исключительно из его возможностей, не заявляя на этапе поиска о его инвалидности, так как это считается нарушением прав личности. Компании ищут исполнителя определенной функции, а не того, кому надо помочь», — рассказывает Меньшенина. Для сотрудников НКО из России такой подход был удивительным.

Читайте также Включить счастье в стратегию   Глобальные корпорации сегодня хотят не просто зарабатывать деньги, но делать мир лучше  

Они проехали три штата и убедились, что везде работа НКО по содействию в трудоустройстве строится по одному алгоритму. К примеру, в сети аптек человек с ментальной инвалидностью несколько раз в неделю приходит мыть витрины. Он подчиняется менеджеру аптеки. Но раз в месяц в аптеку приезжает соцработник из НКО, чтобы убедиться, что у работодателя и работника нет проблем, или своевременно вмешаться, если возникли сложности. Работу НКО по сопровождению финансирует государство. А НКО в свою очередь несет ответственность и перед государством, и перед человеком с инвалидностью, и перед работодателем.

Однако, вернувшись в Россию, в беседах с кадровиками крупных компаний сотрудники фонда выяснили, что у нас практически все простые функции давно переданы компаниями на аутсорсинг. И штатных единиц для людей с ментальной инвалидностью просто нет.

Зачем и кому это нужно

На вопрос, для чего компании это нужно, менеджер Coca-Cola HBC Россия Алиса Васильева отвечает честно: «С прагматической точки зрения — ни для чего. Это наш вклад в развитие общества. И нам это важно. Мы получили большой отклик от родительского сообщества после универсиады. Они увидели, что их дети могут быть нужны. Стигматизация и социальная изоляция людей с особенностями в нашей стране очень сильна. В других странах, где нет такой стигматизации этой темы, мы работаем с другими аспектами инклюзии: дискриминацией по полу, возрасту, национальному признаку».

Анна КуликоваФото: предоставлено Фондом "Лучшие друзья"

Анна Куликова, координатор фонда «Лучшие друзья», занимается трудоустройством людей с ментальными нарушениями уже четыре года. За это время на постоянную работу или оплачиваемые стажировки фонд устроил 52 человека. Чаще всего людей с ментальными нарушениями берут в общепит и клининг, на уборку и мойку.

«Причины, по которым компании готовы нанимать людей с ментальными особенностями, разные, — говорит Анна. — Бывает, у человека, принимающего решения в компании, свой ребенок с особенностями. Кто-то вообще при найме не смотрит на инвалидность, а интересуется, точно ли человек будет выполнять задания. Кому-то важно попробовать.

На мотивацию влияют и бизнес-интересы. У социально ответственных компаний в таких случаях действительно повышаются продажи: покупателю в России социальная ответственность компании тоже стала важна. Но, каков бы ни был мотив у работодателя, хороший выхлоп получают практически все.

Когда в компании появляется человек с особенностями, улучшается психологическая атмосфера в коллективе. Сотрудники стараются о нем заботиться, поддерживать, начинают и друг к другу относиться бережнее».

Меньшенина считает очень важным, что крупный бизнес обратил внимание на людей с ментальными нарушениями. Сила больших брендов в том, что на них смотрят и им подражают. Компанию Coca-Cola знают все. И если они так делают и готовы делать в дальнейшем — это мощное сообщение и вклад в социальное развитие, который не измерить деньгами. Чем крупнее бренд, чем более осознанно он подходит к работе, чем честнее рассказывает о своем опыте, тем быстрее подтянутся остальные.

Редакторы — Инна Кравченко, Владимир Шведов

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 719 487 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 1 019 056 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 026 165 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 960 871 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 212 673 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 2 449 041 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
902 824 337 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: из личного архива Оксаны Жиляковой
0 из 0

Даша в роли Снегурочки
с режиссером спектакля

Фото: из личного архива Оксаны Жиляковой
0 из 0

Алиса Васильева

Фото: предоставлено пресс-службой Coca-Cola HBC Россия
0 из 0

Универсиада в Красноярске

Фото: предоставлено пресс-службой Coca-Cola HBC Россия
0 из 0

Команда Coca-Cola на универсиаде

Фото: из личного архива Ирины Барановой
0 из 0

Даша за работой

Фото: из личного архива Оксаны Жиляковой
0 из 0

Дима за работой

Фото: из личного архива Ирины Барановой
0 из 0

Вера Жалнина

Фото: предоставлено компанией Декатлон Россия
0 из 0

Ирина Меньшенина

Фото: предоставлено фондом "Даунсайд Ап"
0 из 0

Анна Куликова

Фото: предоставлено Фондом "Лучшие друзья"
0 из 0

Ваня и Арина на стажировке в «Декатлоне»

Фото: Анастасия Овчаренко
0 из 0

Ваня и Арина на стажировке в «Декатлоне»

Фото: Анастасия Овчаренко
0 из 0

Ваня и Арина на стажировке в «Декатлоне»

Фото: Анастасия Овчаренко
0 из 0

Ваня и Арина на стажировке в «Декатлоне»

Фото: Анастасия Овчаренко
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: