Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Я чувствовала, как папа лезет маме в трусы». Монологи людей, чьи родители занимались сексом в одной кровати или комнате с ними

Некоторые родители решают заняться сексом в одной комнате или кровати со своим ребенком. Это в том числе может быть связано с отсутствием свободного пространства в их квартире или доме. В этот момент родители могут предполагать, что ребенок спит. Но в действительности некоторые дети становятся свидетелями секса своих родителей. Во взрослом возрасте они могут испытывать трудности с принятием своего тела, прикосновениями, сексуальностью, отношениями с партнером. «Такие дела» записали монологи людей, которые увидели, как их родители занимаются сексом, а также попросили психолога рассказать, как такой опыт может повлиять на ребенка в дальнейшем. 

Фото: Richard Stachmann / Unsplash.com

Тамара, 23 года, медсестра

Московская область

Я была свидетелем секса матери с каждым ее партнером. Всегда. С раннего возраста и до сегодняшнего дня.

Впервые я увидела секс родителей, когда мне было четыре года. Мы жили в небольшом старом домике в Волгограде с бабушкой, ее братом, моей старшей сестрой и родителями. Я проснулась ночью, потому что услышала тяжелое дыхание, а кровать, на которой я спала вместе с родителями, слегка тряслась. Я открыла глаза и увидела силуэт отца прямо перед собой.

Читайте также Как работает согласие в сексе?

Когда он заметил, что я проснулась, начал убаюкивать меня, говорил: «Тш-ш, спи, спи». В тот момент я ничего не поняла. Никакого отвращения я не испытывала, только изумление, любопытство и страх. Испугалась чего-то неправильного, ужасного — как будто я увидела что-то, что не должна была, и могу понести за это наказание. Смущение. Я больше испугалась того, что они поняли, что я проснулась, чем того, что я их застукала. Где-то во втором классе школы до меня дошло, чем же они занимались. 

В следующий раз мне было примерно восемь лет. Мы жили в общажной комнате с мамой и сестрой, тогда еще и бабушка приехала к нам погостить. Мужчина, который был с мамой, не был моим отцом, просто сосед. В одну ночь я проснулась из-за тихих разговоров, звуков чмоков и хлюпков. Я спала на узком диване у бабушки в ногах. Почти ничего не видела, но очень хорошо слышала. Отчетливо помню фразу, сказанную мамой: «Ну, я не умею ртом», и смешок мужчины. Я старалась незаметно повернуться, чтобы краем глаза увидеть их.

Оказалось, бабушка тоже не спала и поняла, что я пытаюсь подсмотреть. Она шлепнула меня пяткой по лбу.

Потом, начиная примерно с 10 лет, я видела ее секс почти на постоянной основе. С нами жил отец моей младшей сестры. Единственную в квартире комнату поделили на две части занавеской, мы с сестрой спали на диване возле окна. Ночью часто слышали стоны, шлепки, рычание, пошлые фразочки вроде «Трахни меня, как суку», матерные слова, жужжание игрушек.

Неизменно горел телевизор с порнографией, свет от него за занавеской плясал

Я чувствовала стыд, как горит лицо. У меня дрожали руки и ноги, я потела, задерживала дыхание или едва дышала, боясь вздохнуть слишком громко. Всегда было ощущение, что тело цепенеет, покрывается гусиной кожей и ком к горлу подкатывает. Я была просто взбудоражена. Никакого восхищения или возбуждения тогда не испытывала.

Чем чаще это стало происходить, тем сильнее я раздражалась и злилась, поскольку не могла уснуть или сходить в туалет. Однажды я как раз встала в туалет, мне нужно было пройти мимо их части комнаты. На телевизоре была включена порнушка. Мама и отчим спали голые, запах стоял неприятный. К двери нужно было пройти по узкому проходу между их кроватью и столом. Тогда отчим впервые схватил меня за руку. Он потянул меня к себе, тихо спросил, что я хочу. Против воли я увидела член отчима, моя рука почти его касалась. Я очень испугалась. Попыталась высвободиться, отпрянуть подальше. Помню, как уши заложило, но я не могла и слова сказать. Он отпустил меня.

Читайте также Как говорить с подростками «об этом»: правила секспросвета

Мы никогда это не обсуждали. Мне казалось, что никто не должен знать о том, что я видела.

Сейчас я понимаю, что это оказало на меня сильное влияние. У меня нищенский опыт в сексе. Мужчины не возбуждают меня, я никогда не смотрю им в глаза. Я испытываю тактильную неприязнь практически постоянно. При этом могу возбудиться при подглядывании, подслушивании, просмотре порнушки, которая похожа на плохо снятые хоум-видео. 

Ло, 20 лет, студентка

Республика Татарстан

Мне было лет восемь. Мы с мамой и отчимом жили в однокомнатной квартире стандартной планировки: маленькая кухня, смежный санузел. Моя «комната» была закутком полтора на два с половиной метра, огороженная шторой.

Диван, на котором я спала, стоял как раз у стены со шторкой. Около полуночи я сидела в телефоне, потом услышала шуршание, стоны и шлепки. Я села и тихонько посмотрела в зазор между стеной и шторкой — увидела, как они занимаются сексом.

Как можно быстрее и тише легла обратно, накрылась одеялом с головой, зажала уши. Помогало это мало, я все равно все слышала: они были от меня метрах в полутора. Я чувствовала отвращение, страх, непонимание. Было желание громко кашлянуть или постучать по стене, но страх пересиливал.

Мерзко, максимально неуютно и в какой-то степени даже обидно. Меня просто как бы не взяли в расчет, пренебрегли, забыли

Еще один случай помню очень хорошо — мне было около 11 лет. В тот день меня забрали из лагеря. Не было 11 вечера, когда я их услышала. Я уже просто надела наушники и продолжила сидеть в телефоне. В последующие разы они заходили проверить, сплю ли я, уже после секса. Я притворялась спящей лет до 15. Но однажды попросила их быть потише ночью. Мне тогда уже стукнуло 16 лет, и я готовилась к экзаменам, а они мне мешали. 

Я сейчас прохожу медикаментозное и поведенческое лечение, в том числе в этом направлении: страх мужчин, боязнь прикосновений, боязнь отношений и сексуального контакта. Лет до 13 я упорно называла себя парнем, коротко стриглась, делала что угодно, лишь бы быть дальше от тогдашнего образа матери — женского образа в целом. Сейчас все эти проявления еще есть, но благодаря терапии в меньшей степени.

Екатерина, 33 года, писатель

Санкт-Петербург

Мы с родителями жили в однокомнатной квартире. Несколько раз я слышала, как они занимаются этим на кровати в другом конце комнаты. Мое спальное место огорожено не было. Но самый яркий период был, когда мы временно переехали в дом бабушки и были вынуждены спать втроем на одной кровати. В доме жило много родни, и спальных мест не хватало. Я спала у стенки, мама посередине, а папа с краю. 

Я никогда не забуду момент, когда папа начал приставать к маме. Я не спала, но боялась пошевелиться. Было очень неприятно. Потом они встали и ушли куда-то. Их предварительные ласки я все же видела: они происходили прямо около. Я чувствовала, как папа лезет маме в трусы. 

Прижималась ближе к стенке, желая всей душой в этот момент врасти в эту стену с ковром

Плакать не хотелось. Хотелось спрятаться и развидеть. До сих пор помню этот внутренний страх, стеснение, стыд, беспомощность. Они, скорее всего, думали, что я сплю. Травма осталась на всю жизнь.

Читайте также «Идея о том, что ребенок постоянно врет, — это миф». Почему важно верить рассказам детей о сексуализированном насилии

Мы об этом не говорили. Сначала было стыдно. Мамы не стало, когда мне было 20. С папой уже смысла не видела говорить. Первый раз смогла сказать об этом только психологу, когда прорабатывала проблемы с низкой самооценкой. Я очень долго себя не любила. Естественно, не только эти эпизоды были причиной, но с партнерами долгое время были проблемы. 

С одной стороны, я понимаю возможную безвыходность для них. Хотя считаю, что надо было все же найти возможность это максимально скрывать и проверять, сплю ли я на самом деле. Они знали, что со сном у меня проблемы и я часто просыпаюсь ночами. Из-за увиденного у меня была неадекватная ревность к матери и какая-то брезгливость одновременно.

Сейчас я уже простила их, но воспоминания не сотрешь. И я точно сама никогда не позволю себе такого в одной комнате с ребенком. 

Почему родители занимаются сексом при детях

То, что дети слышат и видят то, как их родители занимаются сексом, — следствие  социальных и экономических условий, считает магистр психологии МГУ, автор блога @maonos Екатерина Рудик. 

Читайте также «Это нормально?» Что происходит с сексуальными практиками в современном обществе и в жизни каждого человека

«В таких ситуациях первостепенно то, что заняться сексом при ребенке — это выбор. Осознанный выбор взрослых людей, которые поставили свое желание выше последствий для другого человека, максимально уязвимого и зависимого из-за возраста», — считает эксперт. 

Второстепенно то, что у многих людей в России нарушено понимание границ, считает она. Это выражается во многом: дать непрошеный совет, спросить про вес и личную жизнь, обвинить в своих проблемах другого человека. 

«Да, на это влияет наследие прошлых поколений. Но одни люди абсолютно ничего с ним не делают и только умножают количество травм в своей семье, а другие прикладывают усилия, чтобы менять свою жизнь к лучшему, обеспечить лучшие условия своим детям», — добавляет Рудик. 

С точки зрения экономических условий причина таких ситуаций заключается в том, что во времена детства нынешних взрослых у их родителей не было возможности обеспечить отдельное друг от друга пространство. 

«Несколько поколений могли жить вместе вовсе не потому, что хотели этого. Они вынуждены были так жить», — отмечает эксперт.

Рудик уверена, что, если бы у родителей был выбор, заняться сексом при ребенке или сделать это в комнате без других людей, они бы выбрали второй вариант в подавляющем большинстве случаев. Исключение — семьи, образованные людьми с психопатией, таких меньше 5%, уточняет эксперт.

«Но сложные условия — это не оправдание в духе “они ничего не могли с этим делать”, — считает Рудик. — Людей, которые выбрали систематически заниматься сексом в присутствии ребенка, ничего не оправдывает. Многие из тех, у кого были маленькие дети в точно таких же стесненных жилищных условиях, прикладывали усилия для того, чтобы остаться незамеченными. Обеспечивали себе приватность, подгадывали время, искали другие места».

Считались с ребенком, его существованием, его эмоциями. Заботясь о его состоянии, а не делая вид, что его нет в комнате

Как такой опыт влияет на ребенка

Видеть секс, слышать звуки секса для маленьких детей — травмирующее событие, считает эксперт. Психика ребенка не способна осмыслить это и воспринять как что-то обыденное, безопасное. 

«Об этом нам говорят эмоции детей, столкнувшихся с подобным опытом. Но все люди разные — есть выросшие дети, которые застали родителей за сексом, и у них не было сильных, тянущихся через годы тяжелых эмоций по этому поводу. Реакция индивидуальна, помимо этого, она зависит от возраста ребенка, устойчивости психики и общей обстановки в семье», — отмечает Рудик. 

Читайте также Хочу пойти к психотерапевту. С чего начать?

По ее словам, травма психики возникает не только из-за самого события, но и из-за реакции родителей. Тяжелее всего тем детям, которым родители не помогают проживать эмоции по поводу произошедшей ситуации, а стыдят их или обвиняют в подглядывании, помехах. Если родители делают вид, что ничего не произошло, табуируют событие — это тоже основа для травмы, потому что маленький ребенок брошен разбираться с комом разных сложных чувств в одиночестве.

«Травмирующее событие больше, чем может воспринять психика ребенка, оно как будто не помещается, не влезает в его картину мира. Оно вызывает вопросы к себе, к другим людям. Оно меняет адекватность восприятия в дальнейшем. Психика будет стремиться к повтору чувств из травмы в попытке переработать и пережить событие из прошлого. Но это всегда будет приводить только к одному — ретравматизации, усилению травмы, добавлению еще одного травмирующего эпизода», — отмечает Рудик. 

«Такие дела» публиковали инструкцию о том, как говорить с детьми и подростками о сексе.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: