Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Когда мир слетел с катушек

Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream

Как сохранить разум и справиться с тревогой во время массовых протестов

Открываем новости. 

Несколько мужчин в форме вытаскивают молодого человека из такси и избивают дубинками прямо на проезжей части. Алена Китаева, волонтер штаба Любови Соболь, рассказывает, как в ОВД «Даниловский» ей на голову надели пакет и начали душить за отказ давать пароль от своего смартфона. В Санкт-Петербурге сотрудник полиции перед безоружными гражданами достает табельный пистолет, но срок грозит 32-летнему Кириллу Богданову, который, по версии следствия, вынудил полицейского взяться за оружие. Сотрудника хосписа «Дом с маяком» Ивана Петрякова задержали, когда он возвращался с работы, и дали 15 суток ареста.

Мы все оказались в протестной реальности, где не соблюдаются законы, нарушаются права человека, а насилие со стороны полиции уже превысило все лимиты.

Для психики это настоящее испытание на прочность. Чтобы понять, как достойно пройти его, мы поговорили с активистами, запустившими горячие линии психологической поддержки для пострадавших от полицейского насилия во время протестных акций.

С какими запросами чаще всего обращаются за психологической поддержкой?

Если в 2020 году психологи уже говорили об увеличении запросов, связанных с тревожными состояниями, в среднем на 20 процентов по России, сейчас, на фоне протестов, ожидается вспышка посерьезнее.

«После последних акций протеста люди обращаются с теми же проблемами, что мы наблюдали в Белоруссии в прошлом году. Разнятся масштабы, но темы одни и те же, — говорит психотерапевтка и активистка движения “Психология за права человека” Анна Край. — Возрастающая тревога — главная из них.

Следом за ней — постоянный страх за себя и близких, неопределенность, конфликты с родственниками из-за разных взглядов на политическую ситуацию, а еще стыд за то, что не получилось выйти на улицы с теми, кто там был, кто там пострадал». 

«Стыд за бездействие был основной темой обращений к нам еще перед первой акцией, — рассказывает руководитель проекта “Открытое пространство” Саша Крыленкова. — Дальше шел страх физического насилия со стороны полиции, а также семейные конфликты. Мы выслушали немало историй об отсутствии взаимопонимания между близкими людьми, об отказе в поддержке. К нам обращались люди, испытывающие чувство вины из-за проблем у родственников на работе. И все это были запросы от взрослых людей, а не от подростков». 

Январскую Москву часто сравнивают с августовским Минском, но психологи считают, что до этого все еще далеко.

«У наших людей пока есть четкое понимание, что именно с ними не так. Когда мы работали с белорусами, многие из них находились в таком шоковом состоянии, что не могли понять, испытывают ли какие-то чувства, какие именно, что происходит, — подчеркивает Анна Край. — Даже 31 января не было такого отчаяния». 

Санкт-Петербург, 31 января 2021 года
Фото: Anton Vaganov/Reuters/PixStream

Но после 2 февраля к психологам стали обращаться люди, находящиеся в состоянии изумленного уныния, шокированные, потерянные, выгоревшие.

Как сказывается рост тревожности на жизни людей?

Накатывающую волну тревоги и паники принимают на себя и сами протестующие, и те, в чьем окружении есть пострадавшие от полицейского насилия на акциях.

«Тревога зашкаливает и начинает пагубно сказываться на здоровье, эффективности, самоощущении, когнитивных способностях, жизни в целом, — говорит психотерапевт, специалист центра помощи жертвам насилия “Насилию.нет” Елена Голяковская. — И кого-то новостная повестка буквально затапливает, вызывает панику и состояние беспомощности, а кого-то, наоборот, успокаивает постоянная включенность». 

Погружение в новостной поток порождает иллюзию контроля и уверенность, что человек не пропустит чего-то важного. Это вполне рабочая схема, чтобы справиться с накатывающей тревогой. 

«Но если от просмотра новостей становится дурно, появляется страх выходить из дома, возникают навязчивые состояния, первым делом надо устроить себе информационный детокс». 

Как справиться с тревогой?

Каждая ситуация индивидуальна, но базовые правила работы с сильными тревожными состояниями одни на всех. По словам психотерапевта Елены Голяковской, успокоиться и прийти в себя можно за счет самых простых действий.

Распорядок дня

Проще всего начинать с собственного расписания. Важно не переусердствовать: слишком подробный план может привести к обратному эффекту.

«Достаточно определить время пробуждения, приемов пищи и засыпания. Распорядок, расписанный в мельчайших подробностях, скорее, будет провоцировать тревогу: вы будете пытаться успеть все и постоянно нервничать. В самом выигрышном положении сейчас находятся родители маленьких детей — у них уже устоявшийся режим дня».

Восстановить ресурс

Способ один — делать то, от чего вам хорошо. Любите вкусно поесть? Приготовьте или закажите любимое блюдо. Не мыслите себя без друзей? Позовите их в гости. Можно уйти с головой в работу или лежать на диване и смотреть сериалы — не важно.

Москва, 31 января 2021 года
Фото: Yuri Belyat/Reuters/PixStream

«Это могут быть самые странные вещи. Например, вы лучше всего успокаиваетесь, когда подолгу смотрите в окно, или вас возвращают в равновесие фильмы ужасов. Форма не имеет значения. Главное — результат». 

Есть и спать

Тревога боится нормального сна и сытого желудка. Причем спать нужно столько, сколько потребуется, чтобы выспаться, а есть привычную, а не «правильную» еду.

«Питание и сон должны быть просто достаточными, чтобы вы не испытывали голода и слабости. И позвольте себе в течение дня отдыхать так, как вам нравится. Сериал, ленты новостей, послеобеденный сон — все варианты хороши».

Объятия

Они на уровне тела вызывают ощущение защищенности, поэтому старайтесь почаще обниматься с кем-то. Трогайте близких людей, чтобы понять, что они действительно рядом.

«Иногда не столь важно, насколько хорошо вы знаете человека, которого обнимаете. Это могут быть не только родственники и друзья, но знакомые, коллеги. Если рядом никого нет, покрепче обнимите сами себя».

И если вы знаете особенные способы, помогающие успокоиться именно вам, пожалуйста, пользуйтесь ими. Не оставляйте себя без своей собственной поддержки.

За что стыдно активистам и им сочувствующим?

Ложное чувство вины во время протестных акций возникало не только у тех, кто остался дома. Оно мучило и тех, кто вышел на митинг, но пострадал меньше товарищей.

«Стыд за то, что остался дома, может вырастать из боязни признать свой страх перед полицейским насилием. Это не слабость, а нормальное чувство, — продолжает Саша Крыленкова. — Стыдно может быть и из-за страха стать отверженным, не принятым единомышленниками. А может рождаться из нашей склонности к самобичеванию или из всего сразу. На этих протестах стыд в той или иной мере испытывали если не все, то многие. Людям было стыдно, что они ушли раньше, до задержаний, что не попали на точки, где происходили избиения, и остались целы, что их задержали, но быстро отпустили, а других оставили в отделении на ночь, а потом арестовали».

Как справиться с чувством стыда?

Выходить на митинг — наше право, а не обязанность.

«Каждый из нас делает максимум того, на что способен, — говорит Саша Крыленкова. — И часто стыд возникает у тех, кто и так сделал все что мог. Но ему кажется, что этого недостаточно».

По словам Саши, любое действие — вклад в происходящие события. Точек приложения усилий очень много.

«Можно распространять информацию, стать волонтером, собирать передачки задержанным, перечислять пожертвования правозащитным организациям, просто говорить с друзьями, которые были на митинге, поддерживать их. Это не менее важно, чем личное присутствие на акции».

Задержанные в автозаке, Москва, 2 февраля 2021 года
Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream

Кажется: если не пошли, не проявили гражданскую ответственность, но у нас есть еще и обязательства перед нашими близкими, например перед нашими детьми.

«Прежде чем пойти на митинг, нужно понять, кто позаботится о них, если тебя задержат, если арестуют, — продолжает Саша. —  Некоторые ходят протестовать по очереди. На одну акцию — муж, на другую — жена.  Так дети не остаются одни».

Стыд за то, что на митинге кто-то пострадал сильнее, чем вы, за то, что вы стали свидетелем жестокости, но сами не пострадали, — другое дело.

«Мы не можем быть виновниками этого насилия. У полицейских есть оружие, экипировка и право на применение силы. Пострадавший на митинге не виновник, а жертва», —  утверждает эксперт. 

Как девушка не может быть виновна в том, что ее изнасиловали, даже если надела короткую юбку, так и мирный гражданин, вышедший на улицу своего города, не может быть виновен в том, что его задержали.

«И нельзя обесценивать себя и свои переживания. Часто мы слышим: “Я на минутку, не хочу отрывать вас от настоящих проблем”. Нет проблем ненастоящих, — подчеркивает Саша. —  Если вы целы, но на ваших глазах кого-то избили, травма грозит и вам тоже. Вы можете получить ее, даже просматривая новости. Это серьезные вещи. О них нужно и важно говорить».

Несколько дней назад мужа Саши Крыленковой отправили под административный арест на 12 суток. По ее словам, как бы она ни была готова к чему-то подобному, ситуация оказалась для нее травматичной.

Как говорить о политике с родственниками и стоит ли говорить вообще?

Часто протест начинается не в сети, не на улице, а в собственном доме. От семейных конфликтов люди страдают не меньше, чем от удара дубинкой или 12 часов в автозаке.

«Религия, политика и сексуальная ориентация — темы острые, болезненные, конфликтные, — говорит Елена Голяковская. — Сложно говорить о них, оставаясь в адекватном и разумном диалоге».

Но не поднимать тему протестов в разговорах с родственниками вряд ли возможно. И такой разговор может сразу перерасти в скандал.

Санкт-Петербург, 31 января 2021 года
Фото: Anton Vaganov/Reuters/PixStream

«Разрешить такой конфликт можно только в диалоге, уважая мнения друг друга, не стремясь перетянуть одеяло на себя и переубедить партнера, — продолжает Елена. — Но если в семье существует жесткая иерархия и кто-то один устанавливает правила: “Будет так, потому что я так решил!” — диалог невозможен. Сохранить свою позицию можно, разве что покинув эту семью или максимально сепарировавшись от лидера, что очень сложно». 

Саша Крыленкова подчеркивает: если у родственников возникли проблемы на работе, потому что вы пошли на митинг, это не ваша вина.

«Вы не несете ответственность за действия государства и решения взрослых людей. Если вашему родственнику угрожают увольнением, вина за это лежит на его руководстве и вышестоящих структурах. Она не ваша. Давление на вас через причинение вреда другому человеку недопустимо».  

Как справиться с тревогой и напряжением, находясь под арестом?

Если вас задержали или оставили в спецприемнике под арестом, на помощь психолога рассчитывать не приходится, но есть лайфхаки для самоподдержки.

«Активист может держаться за свои убеждения, за свою правду, ради которой он шел на митинг, — говорит Анна Край. — Это был осознанный выбор. Человек вышел, чтобы отстаивать свои ценности. Осознание своего внутреннего смысла помогало людям выдержать долгие сроки тюремного заключения».

Если вас задержали случайно, есть другой способ уберечь себя от тревоги и паники: найти смысл там, где вы находитесь.  

«Можно запросить книги из библиотеки, соприкоснуться с авторскими мирами, — продолжает Анна. — Конечно, это эскапизм, но в такой ситуации оправданный. Некоторые задержанные нашли выход в физических упражнениях, например начали отжиматься».

По словам Анны, тем, кто ждет задержанных дома, иногда даже сложнее. Ожидание и неизвестность могут довести человека до тревожного и депрессивного расстройства. Особенно если он не разделяет позицию арестованного близкого и злится, что из-за него так переживает.

«Людям, оставшимся на свободе, лучше обратиться за психологической помощью, а не пускать ситуацию на самотек. Чем дольше психика остается в измененном состоянии, тем сложнее возвращать ее в равновесие».

Меняется ли самосознание участников протестов?

Несмотря на весь ужас, с которым мы столкнулись за последние две недели, специалисты отмечают: уровень осознанности в обществе постепенно растет.

«Я вижу это даже по своим студентам, — говорит Анна Край. — Они все лучше отстаивают свои границы, осознают свои чувства, с уважением относятся к себе и окружающим. О росте гражданского сознания говорить сложнее. Я помню Болотную, последовавший за ней активистский спад, и опасаюсь чего-то подобного. С другой стороны, были протесты 2019 года, “московское дело”, дело Голунова. Январские митинги, в отличие от Болотной, были несогласованными. Это, пусть и косвенно, показывает, что рост гражданского самосознания есть. Несмотря ни на что, он идет».

Москва, 2 февраля 2021 года
Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream

Хочется верить, что никакие приемы силовых ведомств не смогут остановить этот рост, добиться эффекта саморасчеловечивания, когда забитый дубинками человек начинает допускать мысль, что с ним так можно, он это заслужил.

Каждый из нас — самодостаточный, самоценный, имеющий право на свою точку зрения, не несущий ответственности за насилие, совершенное над ним, человек.

Если нам потребуется психологическая поддержка, мы можем:

— воспользоваться ботом-помощником «Открытого пространства» в telegram (@ospace_helpbot);

— отправить заявку на горячую линию центра «Насилию.нет» в telеgram (@nn_protest, надо заполнить предложенную анкету и оставить номер телефона для связи);

— связаться с помощью telegram-бота (@pestedch_help_bot) с активистами движения «Психология за права человека».

Все консультации бесплатны. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 888 795 327
Все отчеты
Текст
0 из 0

Москва, 23 января 2021

Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream
0 из 0

Санкт-Петербург, 31 января 2021 года

Фото: Anton Vaganov/Reuters/PixStream
0 из 0

Москва, 31 января 2021 года

Фото: Yuri Belyat/Reuters/PixStream
0 из 0

Задержанные в автозаке, Москва, 2 февраля 2021 года

Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream
0 из 0

Санкт-Петербург, 31 января 2021 года

Фото: Anton Vaganov/Reuters/PixStream
0 из 0

Москва, 2 февраля 2021 года

Фото: Maxim Shemetov/Reuters/PixStream
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: