Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Анна Иванцова для ТД

В столице России нет доступной среды, и единственный транспорт, который точно доставит пассажира с ограниченными возможностями к месту назначения, — автомобиль. Для людей с инвалидностью существует государственный сервис «Социальное такси». Но работает он не всегда и не для всех

Более двадцати лет в Москве работает программа «Социальное такси», созданная, чтобы помочь москвичам с ограниченными возможностями свободно перемещаться по городу. В теории отдельная служба такси нужна, чтобы учесть особые потребности: например, для перевозки электроколясок нужны автомобили с низкой посадкой и широкими дверными проемами, для перевозки активных инвалидных колясок потребуется вместительный багажник, их лучше не разбирать, а стоимость одной поездки должна быть ниже рыночной, ведь пользователи социального такси не могут пересесть в более доступный общественный транспорт. Для них он недоступен. На практике мы получаем такси, которое может опоздать на неопределенное время и на которое нельзя рассчитывать в экстренной ситуации, ведь заявку на поездку нужно оставлять минимум за сутки. 

Любой сервис, работающий таким образом, давно закрылся бы, но «Социальное такси» содержит государство, то есть налогоплательщики, которым однажды оно может потребоваться.

Ожидание может составить _____ минут.

Поступление с осложнениями

В прошлом году сбылась мечта Дженнет Базаровой, одна из многих — она поступила на факультет международных отношений в МГУУ правительства Москвы. Очная форма обучения. У Дженнет — несовершенный остеогенез, генетическое заболевание, делающее кости человека слишком хрупкими, слишком ломкими. Восемнадцатилетняя красавица — темные волосы, карие глаза, удивительно теплая улыбка. У нее все получится — кроме поездок в автобусах и трамваях старого образца, спусков по лестницам без пандусов и прогулок по родному городу. Свободно Дженнет может прогуляться только по соседней улице. Девица в темнице.

Дженнет и Светлана по дороге домой из университета
Фото: Анна Иванцова для ТД

«С сентября Дженнет нужно было ездить на занятия в институт. Первое время ее возила я, но мы быстро поняли, что долго так продолжаться не может», — говорит мама девушки Светлана. Для дочери она готова сделать все, в том числе и каждое утро возить ее на учебу, дожидаться окончания занятий в кафе, а потом забирать обратно. Вот только у Дженнет есть младшая сестра, пятнадцатилетняя Айлара, и младший брат Арслан, которому всего семь лет. И мама нужна всем.

«Я либо не успевала больше никому уделять внимание, либо постоянно моталась по пробкам, всюду опаздывала, а к вечеру выматывалась так, что валилась с ног, — признается Светлана. — Мы давно знали про соцтакси, но пока Дженнет училась в школе, могли без него обходиться. Теперь вопрос встал ребром».

Воспользоваться московским социальным такси могут не только люди с инвалидностью, но также ветераны Великой Отечественной войны и многодетные семьи, проживающие в малоэтажных домах. Важнейшее условие — московская прописка и оформленная социальная карта москвича. Людям с ограниченными возможностями из других регионов, приехавшим в столицу, к примеру, на лечение и нуждающимся в специализированном транспорте, услуга не предоставляется.

Приносите документы, мы вас посчитаем

Сначала выяснилось, что «розовая» справка об инвалидности государственного образца — всего лишь бумажка для службы социального такси. Нельзя просто взять и набрать номер, заказать машину и поехать по делам. Сначала Дженнет нужно было встать еще на один из бесконечных учетов.

Дженнет по дороге домой из университета
Фото: Анна Иванцова для ТД

«По правилам, мы должны сначала принести документы и зарегистрироваться в ВОИ. Только после этого можно подавать заявку на соцтакси, — рассказывает Дженнет. — Помимо справки об инвалидности потребуется еще твоя индивидуальная программа реабилитации и, конечно, паспорт». 

Документы Дженнет приняли быстро, провели регистрацию, выдали памятку на полутора листах с выдержками из регламента по предоставлению услуги. Светлана вздохнула с облегчением. Оказалось, поторопилась.

Чтобы поехать куда-то на социальном такси, нужно минимум за сутки до выбранной даты отправить заявку в диспетчерскую. Можно запланировать поездку заранее — за трое суток, но если еще раньше — не примут. Отправить письмо на электронную почту диспетчерской необходимо четко с 08:00 до 20:00. Письма, загруженные в электронный ящик в другое время, не рассматриваются. После 20:00 автомобиль вызвать нельзя.  

«Нам нужно было заказать регулярные поездки на октябрь прошлого года, — говорит Светлана. — Мы составили заявку, четко прописали время, когда надо привезти Дженнет в университет и когда увезти. Такие заявки надо было отправить с 20 по 28 сентября. Мы послали письмо 25 сентября около восьми утра. К сожалению, правила не давали четкого понимания, что сообщения должны поступить в диспетчерскую в строго ограниченный временной промежуток. Эти часы воспринимались как режим работы службы, а не как жесткие рамки. Мы остались без транспорта». 

Светлана
Фото: Анна Иванцова для ТД
Дженнет
Фото: Анна Иванцова для ТД

Наталья Денина и ее внучка, тринадцатилетняя Ира Чебарева, живут в подмосковной Балашихе. Девочка потеряла способность ходить в три года: повредила позвоночник в автомобильной аварии. Ее родители разбились насмерть. Сейчас Иру воспитывает бабушка, пенсионерка. По словам Натальи, она много раз обращалась в местные органы соцзащиты с просьбой предоставить социальное такси для внучки. Ответ всегда был один: в Балашихе такой услуги нет. «Ира танцует на коляске, — объясняла Наталья. — Однажды местной администрации понадобилось, чтобы она выступила на городском мероприятии, и за нами прислали то самое соцтакси, которого нет». Пользоваться общественным транспортом девочка не может: по маршрутам ходят автобусы старого образца, они для нее не приспособлены. Уже четыре года Наталья почти каждый день вызывает обычное такси, чтобы довезти Иру до школы и кружка танцев. На это уходит до 16 тысяч рублей в месяц, больше половины их месячного дохода.

Нет вас в базе

Электронная почта уведомила Светлану и Дженнет, что их письмо прочитано в 08:01, но ответа не было. Через некоторое время они снова написали в диспетчерскую социального такси, пытаясь выяснить, на каком этапе находится рассмотрение их заявки.

Светлана и Дженнет возвращаются домой
Фото: Анна Иванцова для ТД

«Нам сухо ответили, что меня нет в базе, — Дженнет разводит руками. — Начали выяснять. Служба отписалась: “Заявки, присланные до восьми утра, вообще не рассматриваются”».

Светлана некоторое время переписывалась с представителями службы, пыталась спрашивать, увещевать, требовать. Бесполезно. Единственное, что ей предложили: согласиться на оформление регулярных поездок из университета домой.

«Пришло письмо: “Есть только поездки на дневное и вечернее время. Утром больше нет машин. Заказывать будете?” И это все, чего нам удалось добиться», — говорит Светлана.

Из-за ситуации с соцтакси Дженнет очень обрадовалась, что их вуз перевели на удаленку. Сейчас ограничения снимаются. Светлане снова придется выкручиваться и метаться между тремя детьми.

«Это какой-то бред. Сколько хоть у них машин, если все они всегда заняты и мы не можем нормально с ними договориться?» — Дженнет качает головой. От досады.

Дженнет
Фото: Анна Иванцова для ТД

21 августа 2020 года заммэра Москвы и глава столичного дептранса Максим Ликсутов заявил, что парк московского соцтакси насчитывает всего 140 специализированных автомобилей — 74 легковых и 66 автобусов большого и малого класса. До конца года он должен был пополниться еще 24 легковыми автомобилями, а еще 10 машин планируется приобрести в 2021 году. Но даже с таким прибавлением в парке социального такси будет 174 машины, из которых только 108 автомобилей пригодны для индивидуальных перевозок. При этом дептранс отчитался, что уже за первое полугодие этой услугой воспользовались более 95 тысяч раз. Сложно представить, сколько людей вызвать его так и не смогли. 

Фото: Анна Иванцова для ТД

У нас тут своя система

Илья Рутковский со службой социального такси сталкивался неоднократно, и почти каждый раз это была проверка нервов на прочность.

«Во-первых, вы ни за что не закажете это такси по телефону: никто не берет трубку. Проверяли несколько раз. Не только я, но и многие мои знакомые, — рассказывает молодой человек. — Все заявки и на регулярные поездки, и на разовые принимают только по почте. Последние, кстати, лучше все-таки делать за три дня. Они, конечно, пишут, что можно и за сутки. На практике: если получится, произошло чудо».

Илья придумал систему — заявку он составлял вечером, будильник ставил на 07:55 и отправлял письмо ровно в 08:01. Так шансы на успех серьезно возрастали, но и это ничего не гарантировало.

«Счет тут идет на минуты, — говорит Илья. — Это чистый абсурд! Если ты, к примеру, отправишь заявку в 08:10, тебе, скорее всего, ответят, что машин уже нет. Единственный вариант куда-то поехать — оказаться первым, раньше всех нажать на кнопку “Отправить”».

Илья
Фото: Анна Иванцова для ТД

У дочери Марии Коротковой Варвары детский церебральный паралич. В холодное время года ей сложно ходить самостоятельно, и социальное такси необходимо девочке, чтобы добираться до школы. Несмотря на регистрацию в ВОИ и своевременную отправку заявок, воспользоваться услугой практически не получалось. «Из двадцати раз, что мы обращались туда, успешными оказались только два, — говорит Мария. — Машины постоянно опаздывали, так что Варя не приезжала в школу вовремя. Мы измучились с этой службой и были вынуждены просто отказаться от нее. Сейчас транспорт нам предоставляет один из московских благотворительных фондов».

Илья, как и Дженнет, передвигается на инвалидной коляске, но диагноз у него другой — миодистрофия Дюшенна. Это тоже генетическое заболевание, разрушающее мышцы с самого детства. Оно практически обездвижило Илью.

«Чтобы выехать из дома, нужно пользоваться специализированным автомобилем, куда моя коляска может поместиться, — говорит Илья. — Это только соцтакси или частники, занимающиеся подобными перевозками».

Илья живет в Зеленограде. Поездка в центр Москвы на частном такси стоит 2,5-3 тысячи рублей в один конец. Поездка на социальном такси стоит около 400 рублей.

«Но мало того что его не вызовешь, так машины еще и постоянно опаздывают к назначенному заранее времени, — продолжает Илья. — Приехать позже на час — норма. И не всегда тебя хотя бы предупредят о том, что такси задерживается».

Тарифы соцтакси значительно ниже рыночных. Час поездки обойдется в 210 рублей на территории Москвы и в 410 рублей по Московской области. Но оплатить услугу банковской картой или наличными не выйдет. Для оплаты можно использовать только социальную карту москвича или заранее купленные талоны на 30 или 45 минут поездки.

Не влезает

В октябре Илья очередной раз попытался вызвать соцтакси — нужно было попасть на рабочее совещание. Встреча была важной, так что молодому человеку необходимо было присутствовать на ней лично.

«Такси опоздало на два часа. Никаких предупреждений, никаких извинений, — говорит Илья. — Все это время я провел в холодном, всеми ветрами продуваемом подъезде. При моем диагнозе это очень плохо. Я быстро простываю, а в холодное время года не выдерживаю на улице более получаса. Тут пришлось терпеть: машина могла подъехать в любой момент. В регламенте прописано 20 минут ожидания, но никто не может гарантировать, успею ли я спуститься за это время, так что возвращаться домой было рискованно».

Илья
Фото: Анна Иванцова для ТД

На то, чтобы спуститься из квартиры к машине, Илье требуется 15 минут, иногда больше. Он понимал, что социальное такси не станет его ждать, и ждал сам. Опоздание было не единственной проблемой. В тот день у Ильи сломалась электроколяска, и он был вынужден воспользоваться другой моделью, пассивной. По размеру она была чуть больше.

«И я просто не влез в приехавший “каблук”, — Илья смеется, стараясь справиться с мрачной нелепостью произошедшего. — Три раза мы с водителем пытались что-то сделать, но не помогло. Моя коляска просто не помещалась в салон. К тому же в таких машинах у соцтакси задние сиденья не убраны, как у частников, а просто сложены. Зачем? Сопровождающий может поехать на переднем, а без второго ряда освободилось бы место. Но нет».

По окончании поездки пассажир соцтакси подписывает заказ-наряд и бланк строгой отчетности на оплату услуг по перевозке. В заказе-наряде указывается время и стоимость поездки. После подписания этих документов никакие претензии по оплате услуги в сторону перевозчика не принимаются. Разбирательство по другим конфликтным ситуациям длится месяц. Служба социального такси может опоздать без предупреждения, но пассажир в случае отмены заказа или задержки обязан связаться с диспетчерской.

Хочешь кататься? Умей вертеться 

На совещание Илья так и не попал и о принятых на нем решениях узнавал уже постфактум. О своих эмоциях в тот день он предпочитает не рассказывать.

«Мы с водителем, конечно, позвонили в соцтакси и спросили, есть ли какой-то выход из положения, — говорит молодой человек. — Ну тут же как. Телефон для вызова у них никогда не отвечает, зато телефон отмены заказа доступен всегда. И чтобы решить какую-то проблему, есть лайфхак. Звонишь в отмену, говоришь, что забыл телефон диспетчерской, и задаешь вопрос. Заказ они у тебя не примут, но какую-то информацию предоставить могут».

Илья дома
Фото: Анна Иванцова для ТД

Лайфхак не помог. Все, чего в итоге удалось добиться от перезвонившего Илье диспетчера, — предложение подождать более вместительную машину. Еще два часа. Минимум. Илья отказался.

«Я потом посмотрел в сети габариты “фольксвагена”, который мне предлагали. Я бы и в него не влез, — снова смеется. — Какой-то кошмар, да? Вот и приходится раз от раза обращаться к частникам, пока не разорят. Альтернативы нет».   

Неприоритетный вопрос

В действующем законодательстве нет четко прописанных правил предоставления социального такси для маломобильных граждан.

«В России сегодня отсутствует какой-либо конкретный нормативный акт, обязывающий местные администрации в принципе предоставлять людям с ограниченными возможностями социальное такси, — поясняет юрист Дмитрий Фаустов. — Если говорить о московской службе, тот факт, что воспользоваться ею могут только и исключительно жители Москвы, безусловно, противоречит не только юридической логике, но и Основному Закону России. Статья 39 Конституции гарантирует всем гражданам социальное обеспечение, в том числе по болезни и инвалидности».

Судя по всему, власти субъектов под социальным обеспечением граждан с ограниченными возможностями понимают исключительно назначение мизерных выплат. Вопрос о доступной транспортной среде до сих пор не является для них приоритетным.

«Вопрос о социальном такси имеет массу юридических пробелов, — продолжает Дмитрий. — Он практически не регулируется законодательством и является одним из важнейших предметов для дискуссии на уровне правительств субъектов страны».

Адвокат Арсения Разумовская добавляет: услугу в регионах вообще некому предоставлять, ведь и без того небольшие региональные бюджеты по этому направлению не осваиваются. Москва может порадоваться хотя бы тому, что эта служба здесь есть.

Илья
Фото: Анна Иванцова для ТД

«Этот вопрос несколько раз обсуждался, и было предложение отдать услугу на конкурс, — продолжает адвокат. — Но для этого нужно, чтобы наши госорганы осознали, что они тут не монополисты. Это практически нереально. Социальные службы, как и государственные медучреждения, просто боятся отдавать что-то под ответственность коммерсантов и НКО. Проблема остается острой. Единой системы ее решения не разработано. Все полномочия — у субъектов. При этом таким такси сегодня не сможет воспользоваться человек, получивший сложную травму, но не признанный инвалидом».

Ксения Безуглова, общественно-политический деятель и обладательница титула «Мисс мира — 2013» среди девушек на инвалидных колясках:

«В любом приложении для вызова такси должна появиться специальная кнопка, позволяющая вызвать машину для человека с ограниченными возможностями. Существующая система просто не работает, а платить частникам несколько тысяч рублей за поездку в одну сторону слишком дорого. В конце концов, агрегаторам такси было бы выгодно работать с такими автомобилями: их водители получили бы больше заказов. А пока мы демонстрируем свою нецивилизованность, невоспитанность и необразованность в подобных моментах. Такая работа соцтакси — нарушение прав человека, не говоря уже о правах человека с инвалидностью».

Выход есть, а дела никому нет

Самый частый отзыв на работу социального такси от его пользователей — «это дискриминация» или «издевательство». Многие из них просто махнули на службу рукой. Им проще вызвать обычное такси, написав в комментарии к заказу просьбу освободить багажник, и попросить кого-то быть сопровождающим.

«Эта система еще больше ограничивает таких людей в передвижении, — говорит Ирина Пудовинникова, специалист по инклюзии и руководитель программы “Инклюзивная капсула” фонда помощи больным детям “Журавлик”. — При этом деньги ты все равно платишь и стоимость поездки даже в соцтакси дороже, чем общественный транспорт, которым невозможно воспользоваться. Но настолько маленький парк машин, исключительно дневное время работы сервиса, сложность с вызовом автомобиля — все это нарушает саму суть работы такси. Его смысл, по идее, в том, что ты можешь вызвать машину в любое время по срочной надобности. Но соцтакси так не работает. Оно удобно только для разовых поездок, которые ты планируешь где-нибудь за месяц. И только».

Подъезд дома, в котором живет Илья
Фото: Анна Иванцова для ТД

В идеальном варианте люди вне зависимости от своих особенностей, диагнозов и ограничений должны получить возможность вызывать такси именно в тот момент, когда оно нужно, а не пытаться спрогнозировать все свои поездки заранее.

«Для этого наши социальные службы должны выйти на диалог с бизнесом, с крупными агрегаторами такси, — говорит Ирина. — Либо бизнесу кооперироваться с НКО, создавать подобные проекты, а потом демонстрировать их властям в качестве примера. Крупные компании должны бы сегодня прислушиваться к общественному мнению и больше внимания уделять социальной ответственности. Да, невозможно сразу заменить весь существующий парк машин такси автомобилями, доступными для всех. Но можно постепенно обновлять его такими моделями. И надо найти мотивацию для водителей. Например, готовность работать с сложными пассажирами и проходить соответствующее обучение можно сделать преимуществом при приеме на работу».

Больницы, офисы, кладбища, а летом — на дачу

Соцтакси — не дополнительная льгота, не бонус и не «приятный подарок» для инвалидов от городских властей. Это жизненная необходимость. Заменить его нечем, ведь другого способа перемещаться по городу у инвалидов просто нет. Они не только лишены возможности выбирать, пользоваться ли этой услугой. При заказе соцтакси у них нет права самостоятельно решить, куда на нем поехать. 

«Частники, пусть и втридорога, повезут тебя, куда сам попросишь, — говорит Илья Рутковский. — А социальное такси —  нет. На нем можно съездить в больницу, на учебу или на работу. И это практически все».

В регламенте предоставления социального такси есть исчерпывающий перечень пунктов назначения поездок. И выйти за его рамки не получится. В приоритете — медицинские и санаторные, образовательные учреждения, а также аэропорты, вокзалы и госорганы. С июня по август можно съездить на дачу, если она находится в пределах Москвы или в Подмосковье. Есть шанс оформить поездку в дом отдыха, а еще — на кладбище. 

«В конце этого списка они пишут, что можно заказать такси, чтобы попасть на некие “культурно-развлекательные и досуговые мероприятия города”, — продолжает Илья. —  Но на практике даже в театр тебя вряд ли повезут». 

Поехать на соцтакси за покупками, на концерт или на встречу с друзьями в кафе тоже не получится. Видимо, власти считают это излишеством. Выходит, что до сих пор настоящая свобода передвижения остается для людей с инвалидностью непозволительной роскошью. 

Фото: Анна Иванцова для ТД

Редакция «Таких дел» отправила в департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Москвы запрос с просьбой прокомментировать работу социального такси. Он так и остался без ответа.  

Редактор: Яна Кучина

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 854 992 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 398 247 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 391 599 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 906 734 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 363 131 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 75 705 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 809 962 229 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Дженнет по дороге домой из университета

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Дженнет и Светлана по дороге домой из университета

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Дженнет по дороге домой из университета

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Светлана

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Дженнет

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Светлана и Дженнет возвращаются домой

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Дженнет

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Фото: Анна Иванцова для ТД

Илья

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Илья

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Илья дома

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Илья

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Подъезд дома, в котором живет Илья

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Фото: Анна Иванцова для ТД

Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: