Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Представь, если нам не откроют

Иллюстратор: Света Муллари
Иллюстрация: Света Муллари для ТД

В 2020 году школам и высшим учебным заведениям пришлось экстренно перейти на дистанционное обучение. Преподаватели осваивают новые технологии, студенты учатся общаться в виртуальной реальности, но почти все хотят в новом учебном году вернуться в привычный офлайн, не замечая, что образование — наконец-то — становится доступным. «Такие дела» поговорили с пятью героями, которые надеются, что система образования никогда не станет прежней

В начале 2020 года весь мир экстренно перешел на дистанционное обучение. В школах подключили всю имеющуюся технику, даже ту, к которой годами никто не притрагивался, в институтах стали проводить онлайн-лекции, групповые семинары, зачеты, экзамены. Общество в спешном порядке освоило не только Zoom и видеоконференции, но и научилось находить скрытые возможности: НИУ ВШЭ, например, создало для своих студентов Академию в Minecraft, чтобы студенческая жизнь не «схлопнулась до исключительно своей группы и пар». Студенты с энтузиазмом планируют проводить в виртуальном здании дни открытых дверей, публичные лекции. Они радуются, изучая закоулки здания, и признаются, как сильно скучают по родному университету.

Оказалось, что дистанционное обучение в России возможно организовать всего за несколько месяцев. Не все построили собственную виртуальную реальность, но по всей стране продолжаются лекции, семинары, сдаются проекты, защищаются дипломы. Преподаватели и студенты обнаружили, что дистанционно можно обучать не только иностранным языкам, программированию и дизайну, но и проводить спортивные тренировки, ставить голос, обсуждать химические опыты и поиск месторождений. 

Среди всех людей, получивших доступ к дистанционному образованию нового времени, есть те, для кого этот неожиданный скачок от «у нас на это нет ресурса» до «все работает в штатном режиме, можно учиться» означает, что у них впервые в истории образования в России появился шанс учиться тому, что им интересно, а потом, возможно, получить работу, не уезжая из страны. Сегодня мы расскажем пять историй людей, которые ждали развития дистанционного образования в России и, несмотря на то что необходимый толчок случился в чрезвычайных обстоятельствах, надеются, что с окончанием карантина жизнь в этом отношении уже никогда не станет прежней.

Иллюстрация: Света Муллари для ТД

Кристина Заева, ДЦП

В седьмом классе нам посоветовали перейти с надомного обучения на дистанционное, поскольку учителя видели, что у меня есть шансы на перспективное будущее.

Когда я стала учиться дистанционно, я взглянула на свои возможности иначе, осознала, что смогу достичь большего, не просто окончить школу. В год моего поступления дистанционное образование не было так распространено, поэтому были проблемы с поиском вуза, где я могла бы учиться дистанционно. Из-за своего заболевания я не могу писать ручкой, поэтому мне пришлось не только сдать выпускные экзамены в школе, но и пройти вступительные испытания в институт. Но все-таки я стала студенткой юридического факультета. Я чувствовала себя так, будто попала в группу, где проводят эксперименты: мы получали оценки за тесты, писали курсовые, но по минимуму общались с педагогами. На третьем курсе я мечтала перейти на заочную форму обучения, больше общаться с преподавателями, больше узнавать о предметах. Но никакой доступной среды в вузах нашего города не было, и я осталась на дистанционном обучении.

Сейчас я хотела бы получить второе высшее образование и выучиться на психолога, но я не могу поступить в институт, в котором хочу учиться. По правилам я должна лично явиться и пройти вступительные испытания, но вуз находится в другом регионе и, несмотря на наличие дистанционного обучения, на вступительные испытания нужно явиться лично. Сейчас я все еще думаю, как мне учиться дальше.

Оксана Козлова, синдром фиксированного спинного мозга

Я хотела поступать на факультет международных отношений, очень переживала, что будут проблемы и меня не возьмут. Я отвезла документы и начала собирать медицинские справки. Кучу документов пришлось сдать: в программу реабилитации нужно было вписать, что я могу учиться. (А потом пришлось вписывать туда, что я могу работать. А когда я училась на права, нужно было вписать, что я могу водить. Бесконечные круги бюрократического ада.) В итоге я поступила на лингвистику. 

Мне пришлось переехать из родного Воронежа в Белгород вместе с мамой, в съемную квартиру, а потом в общежитие. Если бы я не переехала в Белгород, если бы родители мне не помогали, образования у меня бы не было и где продолжить учебу после школы, я бы не знала. Не каждый человек с инвалидностью отважится на переезд в другой город, по многим причинам. Только это не означает, что он не способен стать профессионалом. 

После выпуска я узнала о YEAR PROGRAM и написала организаторам, они дали мне шанс поучаствовать в отборе. Я сдала TOEFL, прошла по конкурсу, но за десять дней до отъезда попала в больницу. Однако организаторы вошли в мое положение и предложили приехать в следующем году. Я училась в штате Вайоминг, жила сначала у принимающей семьи (организаторы сами искали ее в течение года), а потом самостоятельно в общежитии. Мне понравилась система американского образования: если тебе нужно получить домашнее задание, ты заходишь на свой аккаунт и видишь, что нужно сдать. Если тебе нужен компьютер, идешь в библиотеку, в любой класс. В обычной жизни тоже все организовано: нужно включить отопление в общаге? Заходишь и пишешь заявку, к тебе приходят и все ремонтируют. Сейчас в связи с карантином я вижу, что эта система работает везде и во всем.

В Америке тебе доступно все, что доступно студентам. Элементарно: ты способен сходить в тот магазин, в который ты хочешь, а не в который можешь. Ты можешь выбрать те предметы, которые тебе интересны, поехать туда, куда хочется. За время учебы в Америке я побывала в Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе, Йеллоустоуне, Сан-Франциско, на зимних каникулах ездила в Чикаго, Нью-Йорк, Бостон, Филадельфию, Орландо, Майами, а на весенних снова в Южную Дакоту, Вашингтон. В США я чувствовала себя чуть свободнее. 

И все же я хотела найти работу в России. А это нелегко. Передо мной не закрывали двери: их просто не открывали, буквально. Однажды я пыталась устроиться в садик на полставки, мне назначили интервью, увидели меня и предлагают: «Идти к директору в соседнее здание». Мы с мамой выходим, и я говорю: «Представь, что они им позвонили и нам просто дверь не откроют». 

Так и произошло. Дверь нам не открыли.

Сейчас я работаю в школе, и мне с ней очень повезло. Для меня оборудовали и пандус, и туалет, и коллектив прекрасно ко мне относится. Все понимают, что никто не застрахован от проблем со здоровьем. 

Инна Жартовская, СМА (II тип)

Я дистанционно изучала рекламу в одном московском вузе, который никогда в жизни не видела. С шестнадцати лет я писала в разные университеты и пыталась узнать, на каких факультетах есть удобные здания (с нормальным входом), мне везде говорили: «У нас нет» и «Вы не сможете у нас учиться». Искала дистанционные факультеты, но они все были платные и на тот момент их было очень мало. Там были специальности, которые мне никогда не хотелось изучать, и в итоге я выбрала рекламу, я думала, что смогу применить там свои навыки в рисовании и дизайне. Но я ошиблась. 

Единственное, что меня радовало во время учебы, — английский язык. Я наняла репетитора и все время училась, это отвлекало от безвыходности.

Прошло время, и я снова стала писать в разные университеты по поводу доступной среды и магистратуры. Никто особо не был мне рад, многие отвечали: «Вы сначала поступите, потом решим». Это странно. Я буду готовиться, поступать, а потом они просто скажут: «Вы не сможете войти в наше здание»  и все. Но потом я за компанию с подругой подала документы в магистратуру на английское отделение и поступила. Учить английский язык было правильным решением. 

Университет я посещаю по субботам, все остальное время учусь дистанционно. Много думаю о том, как важно правильно организовать этот формат. Должны быть видеолекции и совместная работа с одногруппниками. В первом своем вузе я даже не знала имен своих одногруппников, так ни с кем и не встретилась, а теперь я выполняю совместные задания с одногруппниками, некоторые из них также находятся на индивидуальном обучении. Я считаю, что сейчас онлайн-обучение должно быть доступно для всех. 

Иллюстрация: Света Муллари для ТД

Лена Ханова, несовершенный остеогенез (V тип)

Я всегда мечтала о работе в кино и на телевидении, хотя понимала, что это довольно наивно в моем положении. Но в какой-то момент мне показалось, что можно попытаться что-то изменить и не думать о диагнозе как о препятствии в работе. Можно попробовать опираться на свои интересы и способности, а потом посмотреть, что из этого получится. После опыта дистанционного обучения в школе, заочного обучения в вузе и практики в «Шаге в профессию», где я изучала сценарное мастерство, я поняла, что в целом могу справляться с учебной нагрузкой.  

Тогда же я осознала: пока не попаду в списки рекомендованных студентов на зачисление, буду находиться вне поля зрения любого университета. Я хотела учиться в магистратуре только в НИУ ВШЭ, но поехать на вступительные в одиночку я не смогла бы: раньше я передвигалась на коляске, затем начала ходить, но по жизни до сих пор избегаю очень многих вещей и нуждаюсь в помощи сопровождающего, особенно в зимнее время, так как велик риск переломов. Но к счастью, НИУ ВШЭ уже несколько лет проводит олимпиады в регионах, поэтому я решила поучаствовать в одной из них, а по итогу стала призером, чего было достаточно для того, чтобы поступить на бюджет.   

Я должна была поехать в Москву на учебу, но из-за разного рода обстоятельств мне это не удалось. Я знала, что студенты в НИУ ВШЭ могут учиться по индивидуальному плану, поэтому начала обсуждать этот вопрос с разными людьми: учебным офисом вуза, руководством факультета, преподавателями. 

В итоге факультет пошел мне навстречу, я поступила, проучилась дистанционно два года, благодаря помощи одногруппников и преподавателей, а также руководительницы моей программы. В НИУ ВШЭ одна из сильнейших правовых школ, полагаю, именно поэтому в вузе уважительно относятся к потребностям студентов и создают комфортные условия для каждого. 

В мае я вместе с одногруппниками защищала дипломы, тоже в режиме онлайн, каждый из нас находился в разных уголках страны. Можно сказать, что мы были на равных — цифровое пространство нас объединило. 

До сих пор мне не верится, что я смогла выпуститься.  

Дарья Сухова, нарушение зрения  

Когда пришло время поступать в вуз, я жила в Питере и выбирала только из питерских университетов. Я хотела учиться на эстрадном отделении, связать свою жизнь с музыкой. Но я и мои знакомые, в том числе инструменталисты и теоретики, столкнулись с проблемой: если у них был какой-либо диагноз, им предлагали выбрать какое-нибудь специализированное учреждение или вовсе не идти на музыкальное. Я уже начала сомневаться в себе и думала поехать в одно из этих учреждений в другой город, но друзья меня отговорили.

У меня есть знакомые, которые, несмотря на трудности, поступили в музыкальные вузы, стали учителями английского или нашли себя в каких-то других сферах. Но я не готова была заниматься чем-то еще, пришлось искать выход из своей ситуации самостоятельно. 

С детства я участвовала в музыкальных конкурсах, путешествовала, в том числе в одиночку. И я уехала изучать вокал в филиал New York University в Абу-Даби.

Дистанционное обучение необходимо хотя бы для тех, кто не может выйти из дома, или в подобных ситуациях, как в связи с коронавирусом. Сейчас на дистанционном образовании учатся все. Теоретические классы вполне хорошо проходят — мы просто обсуждаем на одном из курсов методы преподавания, так что он особо не пострадал. Но поскольку я учусь на музыкальном факультете, это все, конечно, трудно. На фортепиано не поиграешь, попеть, конечно, можно, теорию тоже учить получается, но учитель очень ограничен форматом. У меня большинство классов пострадало, так как они связаны с музыкой. Это не сравнится с обучением вживую, но иногда это единственный доступный способ обучения. Я рада, что он мне доступен в специальности, которую я выбрала. Иногда я смотрю вокруг и спрашиваю себя: должен ли человек с инвалидностью преодолевать столько препятствий ради того, чтобы получить образование? 

В России я жила в каком-то своем обособленном мире. А тут ты живешь среди обычных людей. Да, иногда встречаются люди с разными видами инвалидности, но вы все включены в жизнь общества. После того как я приехала в Нью-Йорк, я поняла, что транспорт очень доступный, дороги доступные, так что я сама могу спокойно перемещаться по городу. Ничего сложного в этом не оказалось, это меня всегда подкупало. Люди просто не ценят, что могут выйти из дома, по дороге купить кофе и пойти в универ. 

***

Пока неизвестно, выйдут ли школьники и студенты на учебу этой осенью. Учебные заведения готовятся продолжить работу в дистанционном режиме, понемногу он становится привычным. Организации, которые занимаются качеством и доступностью образования, планируют ссылаться на положительный опыт 2020 года и добиваться доступности образования для всех. Существуют успешные проекты, направленные только на людей с особенностями здоровья, — например, РООИ «Перспектива» запустили проект с компанией Skillbox «Будущее без ограничений» — но опыт последних месяцев показывает, что возможность дистанционного обучения есть в каждом учебном заведении и не нужно создавать что-то особенное, отдельное.

Дистанционное обучение может стать необходимым любому студенту как временная мера или на весь учебный период: состояние здоровья может измениться в любой момент, не каждый может позволить себе сменить город, в жизнь часто вмешиваются непредвиденные семейные обстоятельства — но это не должно становиться преградой для тех, кто хочет стать профессионалом. Специалисты по инклюзивному обучению надеются, что кризис, который пришлось пережить системе образования, в перспективе приведет к тому, что образование станет доступным для всех, кто жаждет его получить.

Материал подготовлен в партнерстве с благотворительным фондом «Абсолют-Помощь», занимающимся системной поддержкой детей с особенностями развития и детей, имеющих опыт сиротства. Фонд реализует собственные проекты долгосрочной помощи и поддерживает другие эффективно работающие организации.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 286 438 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 859 291 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 154 204 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 133 870 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 260 909 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 110 921 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 18 540 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 461 448 358 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Света Муллари для ТД
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Света Муллари для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: