Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Станислава Новгородцева

В вымирающих деревнях на севере России остаются десятки уникальных деревянных храмов. Они могут исчезнуть навсегда, если срочно не заняться их восстановлением. Фонд «Вереница» — одна из немногих организаций, которая борется за деревянное зодчество даже в самых далеких и покинутых уголках страны. Фотограф Станислава Новгородцева рассказывает о поездке вместе с волонтерами фонда на север Архангельской области

С основательницей фонда «Вереница» Маргаритой Баевой я познакомилась в московской мастерской, где сотрудники фонда бесплатно обучают плотницкому делу всех желающих. Окончив курс, волонтеры могут применить полученные навыки на практике и поучаствовать в экспедиции на Север.

В одну из таких поездок с «Вереницей» я отправилась уже через несколько дней после нашего знакомства с Маргаритой.

Хотя мне доводилось путешествовать по северным регионам России, у меня было «пряничное» представление об Архангельской области. Казалось, эти края должны выглядеть как каргопольская игрушка — это такой яркий и жизнерадостный северный промысел. Я ожидала увидеть оазис традиционной «русскости» и эстетики.

 

Первое фото: церковь Михаила Архангела в селе Архангело. Второе фото: окно в церкви Николая Чудотворца в деревне Гридинской. Фигурки из дерева были сделаны волонтерами фонда «Вереница» в процессе реставрации церкви
Фото: Станислава Новгородцева

 

В путь мы отправились в начале апреля, на поезде добрались до Вельска. Город на реке Ваге встретил меня дружелюбно: я тут же по колено провалилась в воду на центральной площади — не подозревала, что под коркой льда притаились полуметровые выбоины. Вместо пряничных домиков передо мной предстала уже привычная картина советского тлена: разбитых дорог, покосившихся заборов и борющихся за свое выживание жителей.

Все приходится делать самим

Что делает «Вереница»? Фонд восстанавливает объекты деревянного зодчества в Архангельской области, а еще поддерживает северные библиотеки: привозит книги и даже оплачивает работу библиотекарей. К сожалению, сейчас многие сельские библиотеки находятся под угрозой закрытия из-за нехватки финансирования.

Первое время фонд выбирал храмы для реставрации, изучая карты области, но позже места сами стали находить «Вереницу» — за помощью в фонд обращаются неравнодушные к культурному наследию местные жители.

Маргарита с лопатой идет от храма в деревне Гридинской к дому волонтеров
Фото: Станислава Новгородцева

Как правило, фонд работает с деревянными постройками не моложе XIX века. Лучше, если официальные органы не обращают на объект внимания: когда на храм повесили табличку, что это памятник культуры, подступиться к нему становится только сложнее.

Табличка от государства, которая должна оберегать храм, в действительности означает, что зданию разрешили гнить, потому что денег на официальную реставрацию толком не выделяют. Получается, у государства такая позиция: самим ничего не делать и другим не давать — просто ждать, пока все исчезнет.

Мы курсировали между старинными храмами, теремами и библиотеками и за пять дней посетили больше десяти населенных пунктов.

Плотник Руслан осматривает дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка). Дом построен в 1860 году и является объектом культурного наследия, о чем гласит табличка на фасаде. Однако ни официальные власти, ни нынешние владельцы не спешат его восстанавливать
Фото: Станислава Новгородцева
Плотник Руслан забирается по лесам часовни Сошествия Святого Духа в деревне Осиновской. Работы по восстановлению здесь идут уже несколько лет
Фото: Станислава Новгородцева

Волонтеров в нашей поездке было не так много, а план работ, наоборот, большой. Мы приезжали на очередной объект, и там надо было немедленно почистить снег, убрать поваленные деревья и ветки, сделать замеры, составить списки материалов для следующих реставрационных работ и сразу же мчаться в библиотеку. Все было расписано по часам.

Много времени мы проводили в дороге, приходилось на ходу перекусывать пирожками. Перед моими глазами сменялись села, храмы и лица, я не понимала, где мы находимся, — мобильной связи в большинстве сел нет. Чтобы потом восстановить маршрут следования, я записывала названия населенных пунктов.

Деревня Гридинская, где постоянно живут всего несколько человек, остальные приезжают на лето. Многие дома в деревне заброшены
Фото: Станислава Новгородцева

Маргарита, основательница фонда «Вереница», — это такой perpetuum mobile, «вечный двигатель». Я шутила, что не могу сделать портрет Маргариты без вещей в руках: она постоянно была с лопатой, охапкой хвороста, ведром воды или какими-нибудь санями, купленными не столько по необходимости, сколько для того, чтобы поддержать местного умельца.

Маргарита просто не может сидеть на месте и всех вокруг заряжает тем же самым настроем. Хотя у меня был с собой фотоаппарат, мне было неловко просто нажимать на кнопочки, когда все работают, так что пришлось тоже включиться.

Мастерская фонда «Вереница» в Москве, где желающих обучают плотницкому делу
Фото: Станислава Новгородцева

Я впервые носила воду коромыслом — настоящим старинным коромыслом! Плюс раньше я на Севере всегда была летом, а вот так, чтобы кругом снега, мне не доводилось. Я научилась лихо топить печку за две минуты, а ведь поначалу у меня много очень времени уходило на нее.

Хлеб и соль

Первым местом, куда мы приехали, была деревня в двух часах езды от Вельска. Там я познакомилась с тетей Валей (имя изменено по просьбе героини. — Прим. ТД).

Всю зиму тетя Валя живет в деревне совершенно одна, в окружении трех собак; ближайшая постоянно обитаемая деревня в трех километрах оттуда. И только летом в село возвращается жизнь — приезжают дачники.

Первое фото: старинные ножницы. Второе фото: деревянный совок для сбора ягод. Третье фото: «лопаточник» — берестяной чехол для хранения точильного бруска, использовался для заточки косы
Фото: Станислава Новгородцева

 

Тетя Валя уже в возрасте, я думаю, ей за шестьдесят. Мне казалось, что я такой прямо лихой путешественник, но благодаря встрече с Валентиной я переосмыслила свои представления о смелости и силе.

Мне одной ночью в этом деревенском доме было бы просто страшно находиться. В селе не ловит мобильная связь, есть только стационарные телефоны. Если ты пойдешь в лес и там подвернешь ногу, никто тебе не поможет.

Волонтеры и местные жители пьют чай в библиотеке села Остахино
Фото: Станислава Новгородцева

Когда мы приехали вместе с «Вереницей» к тете Вале, она рассказала, что за три дня до нашего приезда ее собака провалилась в один из заброшенных сараев. И когда тетя Валя доставала эту собаку, мысли были у нее следующие: «Через три дня должна приехать “Вереница”, если я сейчас провалюсь, то, скорее всего, выживу до их приезда и они смогу меня вытащить». Такая отчаянность совершенно поражает!

Маргарита очищает дорогу к храму в деревне Гридинской
Фото: Станислава Новгородцева

Следующим пунктом нашей поездки была деревня Смольянская, там постоянно живут люди, а до недавнего времени была даже школа. Правда, сейчас она сгорела, и теперь дети ездят учиться в административный центр в 15 километрах от дома.

В местную библиотеку мы привезли книги. В честь нашего приезда собрался народ, взрослые и дети, каждый принес что-то к чаю, и мы все разместились за столом в крошечном помещении деревянной библиотеки. Мне показалось, что для местных жителей приезд фонда — это своеобразный праздник. Помимо книг, им «привозят» новости с большой земли, а еще — надежду.

Крыльцо храма Николая Чудотворца в деревне Гридинской, восстановленного фондом «Вереница». На зиму его укрыли с северной стороны полиэтиленом от дождей и метелей. Храм был построен в 1790 году, закрыт в 1930-х. Реставрируется фондом с 2009 года
Фото: Станислава Новгородцева

Я была на нескольких таких чаепитиях с местными жителями, которым не плевать, которые чувствуют какую-то связь со своим прошлым через эти храмы и библиотеки. Они приходили с какими-то пирожками, экзотическими оладьями из печи. За столом мы обсуждали острые проблемы деревни, строили планы на летний сезон. Все было очень по-домашнему, тепло и дружественно. Я видела, что к нам приходят совсем не те люди, что привыкли сидеть на попе ровно и ничего не делать. Они сами хотели что-то менять вокруг себя.

Дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка) — объект культурного наследия, что усложняет работу по его восстановлению. Первый этаж дома затоплен водой. У дома есть владелец, но постоянно тут никто не живет
Фото: Станислава Новгородцева
Дом Осипа Буракова (1856 год) в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка). Роспись выполнена знаменитыми художниками Петровскими в 1879 году. Изображение льва и единорога было традиционным в символике росписей крестьянских домов Русского Севера. Считалось, что их изображения являются оберегами от злых духов
Фото: Станислава Новгородцева

Северные люди особенные, как мне кажется. Для меня это люди с большой буквы — к ним не очень легко войти в доверие, но если ты вошел, ты как будто бы в их сердце уже навсегда. Да, они достаточно замкнутые, немногословные, не бегут с распростертыми объятиями к первому встречному, полны собственного достоинства, чувства гордости. Их доверие нужно завоевывать — по-другому никак, но мне это очень импонирует.

Атлантида

Впервые Маргарита восстанавливала храмы в Архангельской области, когда проходила практику в университете. А потом она узнала, что те строения, которые тогда она реставрировала, сгорели. Для Маргариты это стало большой личной трагедией — она говорит, что проплакала от горя несколько дней.

Маргарита и плотник Руслан в церкви Николая Чудотворца в деревне Остахино. Волонтеры фонда «Вереница» восстанавливают Остахинскую церковь с 2014 года
Фото: Станислава Новгородцева

Тогда же Маргарита познакомилась со сценаристом Глебом Кузнецовым, который интересовался темой Русского Севера. Глеб предложил Маргарите создать фонд, но позже их пути разошлись: Глеб ушел в кино, а Маргарита полностью посвятила себя фонду — на его работу она тратит и все свое время, и свою зарплату учительницы русского языка.

Иконостас в Никольской церкви деревни Гридинской
Фото: Станислава Новгородцева

А Глеб Кузнецов вместе с режиссером Софьей Горленко выпустил о деревянном зодчестве фильм «Атлантида Русского Севера». Я видела его еще до встречи с Маргаритой, и он меня очень тронул, я прямо прониклась этой его «русскостью». Правда, я никогда не думала, что познакомлюсь с людьми и местами из этого кино, но почти все объекты и храмы, показанные в фильме, — это объекты фонда.

Никольский храм в селе Волосово. В Архангельской области многие храмы расположены на берегах рек и названы в честь святого Николая — покровителя путешественников
Фото: Станислава Новгородцева

В фильме «Атлантида Русского Севера» была фраза о том, что наши храмы — это наши форпосты. Христианство — это важный кусок нашей истории, нашей «русскости», и эти храмы действительно наши маяки. Пока они есть на Севере, эта земля наша, она пропитана историей.

Жители поселка Смольянец в местной библиотеке, куда волонтеры «Вереницы» привезли книги
Фото: Станислава Новгородцева

Да и само по себе деревянное зодчество абсолютно уникальное. Это самое исконное и русское, что нужно, на мой взгляд, сохранять и передавать для потомков. И это то, чем можно гордиться, а не вот этим всем, что нам пытаются по телевизору донести под соусом патриотизма.

Сталинисты, которые возвращают храмы

Меня удивило, что Маргарита и большинство волонтеров — люди не воцерковленные, для них это в первую очередь культурное достояние, сохранение памяти и истории.

 

Первое фото: удостоверение члена Союза воинствующих безбожников в доме местного жителя. Организация существовала с 1925 по 1947 год, в период борьбы СССР с религией. Второе фото: традиционный горшок для приготовления еды в печи в деревенском доме
Фото: Станислава Новгородцева

 

Волонтеры фонда «Вереница» очень разные. Я привыкла, что в любом сообществе люди собираются по группам со схожими убеждениями, мировоззрением, религиозными и политическими взглядами. А тут ничего общего! Все, что объединяет этих людей, — это восстановление культурного наследия. Возраст волонтеров — от 8 до 80 лет, а взгляды на мироустройство и политику могут быть диаметрально противоположными.

Новый мост в селе Остахино. В весенний паводок 2020 года в Шенкурском районе было разрушено восемь подвесных мостов
Фото: Станислава Новгородцева

Работа фонда была бы невозможна без профессиональных плотников из артели Дмитрия Соколова. Дмитрий Александрович умер в прошлом году, но его дело живет. Он вырастил плеяду талантливых мастеров, редких нынче специалистов деревянного зодчества, которые знают секреты старинных технологий. Парадоксально, что часть плотников — приверженцы коммунизма.

Плотник Руслан осматривает дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (Тиманевка). Фонд законсервировал дом, чтобы он не разрушался дальше
Фото: Станислава Новгородцева
Волонтер Татьяна на строительных лесах храма в деревне Гридинской
Фото: Станислава Новгородцева

Большинство храмов Архангельской области постигли злоключения советского периода: некоторые перепрофилировали в клубы, склады и прочие подсобные помещения, другие были полностью уничтожены. Только представьте: сталинисты с большой любовью и знанием дела восстанавливают деревянное зодчество и возвращают храму его первоначальное значение.

Жительницы села Смольянец на крыльце библиотеки
Фото: Станислава Новгородцева

Вся работа фонда держится на пожертвованиях. В основном с миру по копеечке, но есть и крупные жертвователи. А еще для «Вереницы» очень важно привлекать местных жителей, чтобы они тоже заботились о своих храмах. Если человек поучаствовал в восстановлении храма, он точно не придет жечь там костры, писать на стенах и устраивать дискотеки. Ведь теперь этот храм и его детище тоже.

Хранители

Важными героями этой истории являются такие люди, как тетя Валя, по сути, именно они — хранители храмов.

Стены и потолок Гридинского храма XVIII века были полностью исписаны. Восстановлены во время реставрации
Фото: Станислава Новгородцева

В каждом селе, куда мы приезжали восстанавливать какой-либо объект, есть такой хранитель, без которого все было бы бессмысленно. Обычно это люди, которые выросли в этих местах, не уехали в город и для которых важна связь с прошлым — например, они знают, что их бабушек, дедушек, прабабушек крестили в этой церкви, и для них это больше, чем просто культурный объект, и больше, чем религиозный памятник. Это связь с их прошлым.

Если бы не эти хранители, все достаточно быстро пришло бы в негодность. Потому что — да, конечно, «Вереница» приезжает несколько раз в год, все восстанавливает, проделывает большую работу, но если нет человека, который постоянно за этими храмами следит, то на месте очень быстро все растаскивают. Там же нет вообще никаких развлечений — и те же подростки очень любят собираться в полуразрушенных храмах.

Старинные предметы быта в деревенском доме
Фото: Станислава Новгородцева
Старинный крест в церкви Николая Чудотворца в деревне Гридинской во время реставрации заменили на новый
Фото: Станислава Новгородцева

Как мне сказала директор дома культуры одного из сел, во время карантина очень многие люди возвращались домой: в городе все равно делать было нечего. Люди снова оказывались в деревне, но как будто бы сторонились своей малой родины, воодушевления в них не было.

Казалось бы, вот шанс вернуть как-то людей в деревни, но люди продолжают стесняться своей родины, своего происхождения и не особо активно участвуют в развитии этой жизни. Многим непонятно, зачем восстанавливать старинный храм, если нет дорог, нет интернета и других благ цивилизации.

Маргарита в храме села Остахино, где фонд проводит реставрационные работы. Местные жители обратились в фонд с просьбой о восстановленииФото: Станислава Новгородцева

Фонд делает совершенно грандиозное дело, но без поддержки и заинтересованности местных жителей все это не имеет смысла. Если не решить проблему вымирания деревень, если местные не станут сами поддерживать свой родной край, все это восстановление может оказаться бесполезным.


Редактор — Владимир Шведов

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 944 792 429
Все отчеты
Текст
0 из 0

Маргарита с санями, которые она купила у местного жителя для перевозки дров и уборки хвороста

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Маргарита с лопатой идет от храма в деревне Гридинской к дому волонтеров

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Плотник Руслан осматривает дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка). Дом построен в 1860 году и является объектом культурного наследия, о чем гласит табличка на фасаде. Однако ни официальные власти, ни нынешние владельцы не спешат его восстанавливать

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Плотник Руслан забирается по лесам часовни Сошествия Святого Духа в деревне Осиновской. Работы по восстановлению здесь идут уже несколько лет

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Деревня Гридинская, где постоянно живут всего несколько человек, остальные приезжают на лето. Многие дома в деревне заброшены

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Мастерская фонда «Вереница» в Москве, где желающих обучают плотницкому делу

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Волонтеры и местные жители пьют чай в библиотеке села Остахино

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Маргарита очищает дорогу к храму в деревне Гридинской

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Крыльцо храма Николая Чудотворца в деревне Гридинской, восстановленного фондом «Вереница». На зиму его укрыли с северной стороны полиэтиленом от дождей и метелей. Храм был построен в 1790 году, закрыт в 1930-х. Реставрируется фондом с 2009 года

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка) — объект культурного наследия, что усложняет работу по его восстановлению. Первый этаж дома затоплен водой. У дома есть владелец, но постоянно тут никто не живет

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Дом Осипа Буракова (1856 год) в деревне Кочигино (бывшая Тиманевка). Роспись выполнена знаменитыми художниками Петровскими в 1879 году. Изображение льва и единорога было традиционным в символике росписей крестьянских домов Русского Севера. Считалось, что их изображения являются оберегами от злых духов

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Маргарита и плотник Руслан в церкви Николая Чудотворца в деревне Остахино. Волонтеры фонда «Вереница» восстанавливают Остахинскую церковь с 2014 года

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Иконостас в Никольской церкви деревни Гридинской

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Никольский храм в селе Волосово. В Архангельской области многие храмы расположены на берегах рек и названы в честь святого Николая — покровителя путешественников

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Жители поселка Смольянец в местной библиотеке, куда волонтеры «Вереницы» привезли книги

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Новый мост в селе Остахино. В весенний паводок 2020 года в Шенкурском районе было разрушено восемь подвесных мостов

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Плотник Руслан осматривает дом О. П. Буракова в деревне Кочигино (Тиманевка). Фонд законсервировал дом, чтобы он не разрушался дальше

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Волонтер Татьяна на строительных лесах храма в деревне Гридинской

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Жительницы села Смольянец на крыльце библиотеки

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Стены и потолок Гридинского храма XVIII века были полностью исписаны. Восстановлены во время реставрации

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Старинные предметы быта в деревенском доме

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Старинный крест в церкви Николая Чудотворца в деревне Гридинской во время реставрации заменили на новый

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Маргарита в храме села Остахино, где фонд проводит реставрационные работы. Местные жители обратились в фонд с просьбой о восстановлении

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Церковь Михаила Архангела в селе Архангело после реставрации

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Окно в церкви Николая Чудотворца в деревне Гридинской. Фигурки из дерева были сделаны волонтерами фонда «Вереница» в процессе реставрации церкви

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Старинные ножницы в доме местного жителя в Вельском районе Архангельской области

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

"Лопаточник" — берестяной чехол для хранения точильного бруска, использовался для заточки косы

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Деревянный совок для сбора ягод

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Удостоверение члена Союза воинствующих безбожников в доме местного жителя. Организация существовала с 1925 по 1947 год, в период борьбы СССР с религией

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0

Традиционный горшок для приготовления еды в печи в деревенском доме

Фото: Станислава Новгородцева
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: