Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

«С подводной лодки выхода нет»

Фото: Константин Чалабов для ТД

Фразу про подводную лодку любил повторять главврач одного из интернатов, где жил Николай. В больницах и психоневрологических интернатах Николай провел в общей сложности девять лет, был лишен дееспособности, но все же нашел выход — и помощь

«Радость жизни прекратилась»

О прошлом Николай говорит сдержанно, почти отстраненно — как будто это было не с ним. Изначально ему поставили биполярное расстройство. Затем прозвучал другой диагноз — шизофрения. Эта болезнь может дремать в человеке годами. Николаю кажется, в его случае она проявилась по многим причинам. В том числе из-за смерти матери.

Мама и отчим «довольно серьезно» занимались угольным бизнесом. «Она хотела с ним развестись, он ее убил», — говорит Николай. О смерти матери он узнал по телефону. Ему было пятнадцать лет. Матери с отчимом тогда дома не было — уехали по делам. Николай не волновался: что может случиться?

Николай работает за ноутбуком у себя в комнате в тренировочной квартире
Фото: Константин Чалабов для ТД
Николай работает за ноутбуком у себя в комнате в тренировочной квартире
Фото: Константин Чалабов для ТД

Потом раздался телефонный звонок. Звонила няня сводной сестры, дочери отчима. «У тебя больше нет мамы», — коротко сказала женщина. «Мне всегда нравилось ходить в школу, я хорошо учился, занимался спортом, — вспоминает Николай. — Но с того дня началась апатия. Радость жизни прекратилась».

Николай остался один. Мать когда-то купила ему квартиру, но ее отчим успел переоформить на себя. Николай поселился в другой, но с ней тоже было все непросто. «Был договор между нашей семьей и государством, что мы здесь могли жить, пока не предоставят такое же по площади жилье или его не переоформят на нас», — объясняет Николай. Когда мать умерла, никто этим вопросом уже не занимался.

«Таблетки, уколы, плохое питание»

Внешне Николай продолжал жить обычной жизнью. Экстерном закончил одиннадцатый класс, поступил в колледж, получил диплом оператора ЭВМ, стал студентом факультета политологии в МГУ, встречался с друзьями. Потом случился первый срыв. В подробности Николай вдаваться не хочет — сразу замыкается и отстраняется. После первого срыва он пролежал в психиатрической больнице сорок дней. После второго провел в лечебницах два с половиной года.

«Когда я второй раз попал в больницу, соседи по лестничной клетке вместе с соцзащитой решили лишить меня дееспособности — подали заявление в суд. Меня продержали в больнице два с половиной года и потом отправили в интернат. Если бы соседи не подали заявление вместе с соцзащитой, меня бы просто выпустили, не стали бы так долго держать».

Комната Николая
Фото: Константин Чалабов для ТД
Николай в своей комнате
Фото: Константин Чалабов для ТД
Вид с двадцать пятого этажа из тренировочной квартиры
Фото: Константин Чалабов для ТД

О том, что такое дееспособность, Николай в то время не знал — и не представлял себе, что будет, если ее лишиться. Пациенты в больницах постоянно менялись, приходили и уходили, а он оставался. Больничная жизнь стала испытанием. Таблетки, уколы, плохое питание, иногда — шокирующе плохое. «Когда меня госпитализировали первый раз, помню, в компоте плавали опарыши», — говорит Николай.

В некоторых больницах был жесткий режим. В одной из больниц был обязательный подъем в шесть утра, всех выгоняли в коридор, сидеть или лежать на кроватях до тихого часа запрещалось. В другой раз санитарка била ногой по кровати и кричала: «Подъем!» Гулять Николая и других пациентов выводили раз в день примерно на час.

«С нами обращались не как с преступниками, а даже хуже, — замечает Николай. Он часто думает, как сложилась бы его жизнь, если бы мама была жива. — Наверное, я не попал бы в государственные психиатрические лечебницы. Может, меня положили бы в платную клинику — я в платной еще не лежал, но наверняка там условия лучше».

«Просто делал и не терял надежду»

После экспертизы суд принял решение лишить Николая дееспособности. Так через два с половиной года, проведенных в больницах, он отправился в интернат под Дмитровом. Николай сразу решил: он должен восстановить дееспособность. Но уже в интернате молодой человек узнал, что таких случаев там еще не было.

«Не было прецедентов не то что восстановления дееспособности, а даже попыток ее восстановить. Я был первым. Главный врач на общих собраниях говорил: “С подводной лодки выхода нет”. То есть из интерната нет выхода».

Николай решил его найти: «Я хотел приложить максимум усилий, чтобы все это было со мной и про меня». В интернате у него были хорошие отношения с руководством. Николай знал толк в компьютерах и мог помочь распечатать документ или разобраться с программой. У него появилось куда больше свободы, чем в больницах.

Николай на прогулке в парке
Фото: Константин Чалабов для ТД
Николай на прогулке в парке
Фото: Константин Чалабов для ТД

Через интернет молодому человеку удалось найти подругу своей матери. Он рассказал ей о том, что с ним произошло. Женщина помогла найти юриста, а тот — составить заявление для суда. Среди сотрудников интерната желание Николая восстановить дееспособность вызвало удивление. У него спрашивали, почему и зачем ему это нужно.

Николай настоял на своем. Однако восстановление дееспособности оказалось сложной задачей. «Первый раз мне в восстановлении дееспособности отказали, потом я добился ограниченной дееспособности, а с третьего раза мне вернули полную. Я не думал, получится или не получится. Я просто делал и не терял надежду. Конечно, хреново, что все так случилось, что все это длилось очень долго — в смысле много времени я провел в больницах и ПНИ. Но главное, что получилось оттуда выбраться».

Оглядываясь на свою жизнь, Николай думает, что время, проведенное в больницах и интернатах, сказалось на нем не лучшим образом: «Даже если взять здорового человека и держать его, например, два с половиной года в закрытом помещении, пичкать разными психотропными препаратами, кричать и ругаться, наверняка у него тоже с психикой будут проблемы».

«Один прекрасный день»

После возвращения в «большой мир» у Николая начались проблемы с выходом из дома: в ПНИ и особенно в больницах гулять часто не получалось, и от этого он совершенно отвык. «Сейчас уже налаживается, но сначала на улице я чувствовал себя некомфортно», — признается он. При этом нужно было искать работу: пенсии Николаю не хватало. А как ее найти, если тревожно выходить из дома? И тогда в жизни Николая появился проект Everland.

«Моя история освещалась в фейсбуке, и Елена Мартынова, глава проекта Everland, написала мне: “Давай к нам”». Елена пообещала: с поисками работы в проекте помогут. И Николай решил попробовать. С ним связался психолог Everland, пообщался и после личного знакомства предложил несколько вакансий. Николаю понравилась идея работать в крупном банке.

«Команда Everland трудоустраивает инвалидов по всей стране, они подбирают варианты под возможности человека, присылают вакансии — и при этом предлагают работу, которая может по-настоящему понравиться, — рассказывает Николай. — Психолог меня сопровождал, договаривался, потом я уже сам вступил в коммуникацию с работодателем. Нужно было пройти обучение, кучу всяких документов собрать, но в итоге в один прекрасный день я получил работу».

Николай ждет лифт
Фото: Константин Чалабов для ТД
Николай в лифте
Фото: Константин Чалабов для ТД

Сейчас Николай работает младшим специалистом обработки данных. Зарплата у него небольшая — примерно как пенсия. Но работа — это стабильность и дополнительные деньги, плюс в компании обещают карьерный рост. А пока Николай планирует совмещать работу и учебу — хочет доучиться на программиста и заняться фронтенд-разработкой.

«Я в жизни подолгу не работал. Для меня эта работа — возможность доказать самому себе, что я могу быть полезен обществу, я трудоспособен, я могу работать. Плюс деньги как мотивация, но мне нравится и сам процесс работы. Ты не слоняешься без дела, ты делаешь что-то полезное и видишь результат».

Прошлое изменить нельзя, но зато можно повлиять на настоящее и будущее. Николай уверен, что теперь он куда лучше защищен, чем раньше. «Если бы у меня была жива мать, были бы старшие родственники, они бы не допустили этого, забрали бы из больницы и все. А меня было даже некому забрать. Теперь у меня есть поддержка общественников. Даже если я попаду в больницу в будущем, теперь у меня есть люди, которые просто не дадут чему-то плохому случиться».

Инклюзивный проект Everland за пять лет помог найти работу более чем тремстам специалистам. Благодаря ему люди с инвалидностью могут найти себе работу по душе, а вместе с ней и финансовую независимость. Сотрудники проекта помогают прокачать необходимые навыки, а также оказывают психологическую помощь и поддержку. Everland существует в основном на пожертвования, поэтому его сотрудникам постоянно нужна помощь. Если вы оформите регулярное пожертвование (пусть даже совсем небольшое), вы дадите проекту возможность помогать таким, как Николай, найти себя и почувствовать опору под ногами.

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 765 618 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    16 219 734 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    709 575 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 042 871 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    209 125 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    709 575 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 042 871 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    209 125 r
  • Нужно

    460 998 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    16 219 734 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 765 618 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 456 754 714
Все отчеты
Текст
0 из 0

Николай работает за ноутбуком у себя в комнате в тренировочной квартире

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай работает за ноутбуком у себя в комнате в тренировочной квартире

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай работает за ноутбуком у себя в комнате в тренировочной квартире

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Комната Николая

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай в своей комнате

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Вид с двадцать пятого этажа из тренировочной квартиры

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай на прогулке в парке

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай на прогулке в парке

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай ждет лифт

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Николай в лифте

Фото: Константин Чалабов для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Трудоустройство и сопровождаемое проживание для людей с ОВЗ» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: