«Братск, прими меня»

Фото: Антон Климов для ТД

Ольга Амосова никогда не планировала жить в суровом сибирском Братске, так получилось само собой. За восемь лет кипучей деятельности она смогла сделать жизнь в городе более приветливой и комфортной. В центре Братска появились благотворительный магазин, семейное кафе, пекарня, гончарная мастерская, оранжерея и арт-гараж — словом, большой и гостеприимный инклюзивный кластер, где есть место всем, а главное — людям с особенностями развития

«Амосову знаю, как же. Она у нас когда-то в церкви волонтерила», — говорит мне случайный прохожий, когда я на улице спрашиваю дорогу к «Гнезду». 

«Гнездо» — инклюзивный кластер в самом центре Братска. Находится он в одном из деревянных домов на улице Пионерской. Вокруг «Гнезда» громоздятся когда-то жилые бараки, построенные еще в 1960-х годах прошлого века, магазины и магазинчики, есть школа и пешеходные переходы без светофоров — все типичное для провинциального городка с населением около 200 тысяч человек.

Инклюзивный кластер «Гнездо»
Фото: Антон Климов для ТД

Братск стоит на берегах Братского и Усть-Илимского водохранилищ на реке Ангаре. Сам город — несколько рассредоточенных районов, бывших поселков, которые возникли при строительстве промышленных предприятий.

В 2014 году в Братск приехала предпринимательница Ольга Амосова. И это событие изменило многое в ее жизни. 

«Люди-маяки»

Амосова — невысокая девушка с русыми волосами и не сходящей с лица лучезарной улыбкой. Родилась Ольга в маленьком городке Коряжма Архангельской области. Окончила факультет экономики и управления архангельского мединститута.

 В 2014 году Ольга познакомилась с Юрием. Оказалось, что он тоже родом из Коряжмы, но уже много лет живет в Братске — там у него свой бизнес. Пара начала общаться. Вскоре Юрий позвал Ольгу замуж и предложил перебраться к нему. Ольга переехала к любимому человеку в незнакомый город, оставив за плечами мебельный бизнес и стабильность.

«Поначалу было тяжко. Хотя меня, с большим опытом в дизайне, с удовольствием брали в мебельные компании, но зарплата и график не устраивали. В итоге нашла работу на заводе металлоконструкций, через месяц меня охватил ужас, подумала: “Боже, неужели это на всю жизнь?” — вспоминает Ольга. — Поняла, что нужно двигаться в другом направлении. И уволилась. Но что делать — понятия не имела. Каждый день поднимала голову в небо и просила: “Братск, прими меня, пожалуйста”».

Ольга
Фото: Антон Климов для ТД

У мужа дела шли хорошо, и вскоре замаячила перспектива перебраться в Питер. Ольга и Юрий жили на чемоданах в небольшой «двушке», даже не делая ремонт. «Вот-вот уедем», — мечтала Ольга. Но время шло, а переезд все откладывался. И деятельная натура Ольги начала бунтовать от безделья. Ольга стала думать, чем может быть полезна городу. Искала возможности для бизнеса и волонтерства на уличных рекламных баннерах, в соцсетях, спрашивала немногочисленных знакомых. 

Однажды шла мимо храма и увидела объявление о волонтерском молодежном движении. Позвонила туда, ей очень обрадовались. Так Ольга не только попала в движение, но вскоре и возглавила его. Группа волонтеров называлась «Люди-маяки» — они ездили по областным детским домам и снимали видеоанкеты для сирот, помогая им находить приемные семьи. 

Благотворительный магазин «Гнездо»
Фото: Антон Климов для ТД

«Я создала группу во “ВКонтакте” и писала всем подряд жителям города: “Присоединяйтесь к нам, давайте вместе делать добрые дела”. Мне очень хотелось помочь детям. Тогда я еще не понимала, как официально создать благотворительный фонд. Мы просто снимали анкеты. И результаты были: одна девочка по этой анкете уехала к приемной семье аж в Москву», — говорит Ольга.

Жители города стали приносить волонтерам одежду для детей-сирот. Но оказалось, что в детдомах принимают только новые вещи. Одежда копилась на складе в церкви, ее нужно было куда-то пристраивать. И тогда Ольга придумала благотворительный секонд-хенд. В уме она держала историю предпринимательницы Юлии Кулешовой, которая создала первый благотворительный магазин в Питере и назвала его «Спасибо!» Вместе с командой волонтеров Ольга открыла нечто подобное в Братске — эдакий центр помощи, где принимали, а затем бесплатно раздавали вещи. 

Волшебная «Кладовка»

В 2016 году из центра помощи вырос первый самостоятельный проект — благотворительный магазин «Кладовка». Начинался он в маленьком неприглядном сарайчике, который Ольга взяла в аренду. «Ой, секонд-хенд у нас не приживется. Люди здесь использованные вещи и брать-то стесняются, а уж покупать и подавно. Кто к вам пойдет?» — удивлялись знакомые. Но Ольга упрямо продолжала делать свое дело. 

А еще деятельной натуре непременно нужна была эстетика — очень не хватало в Братске красивых мест. 

Постепенно вместе с командой Ольга отремонтировала, облагородила деревянное здание и открыла там склад для одежды, которую несли жители. Большую часть вещей раздавали бесплатно нуждающимся, самое интересное и красивое продавали в магазинчике при складе. 

Наташа Брюханова, управляющая пространством «Гнездо», и Андрей, участник мастер-классов по глине
Фото: Антон Климов для ТД

Параллельно с секонд-хендом Ольга придумала открыть еще и магазин подарков — первый в Братске. 

«Мы стали продавать вещи ручной работы — броши, значки, игрушки и даже шоколад и сладости. Чуть позже начали проводить мастер-классы. Самое классное, что все это радовало не только нас, но и жителей города. Люди сравнивали нас с испанскими благотворительными лавочками, — говорит Ольга. — Было очень приятно. И к тому же приносило хорошую прибыль».

Бывшее помещение «Гнезда», здесь располагался магазин до переезда
Фото: Антон Климов для ТД

Через два года рядом с «Кладовкой» освободилось помещение под сдачу. И Амосовой закралась шальная мысль: а не открыть ли еще и гончарную мастерскую? От идеи до начала ее воплощения прошло буквально несколько дней. Муж Юрий видел, как у Ольги горят глаза, и решил ее финансово поддержать.

«Юра дал мне денег на мастерскую, около 600 тысяч рублей. Мы сделали в помещении камин, поставили полноценную, красивую кухню с отличным духовым шкафом — получилось очень уютно. Стали и лепить, и пиццу готовить», — смеется Ольга.

Мастер-класс по глине для ребят с особенностями развития
Фото: Антон Климов для ТД

«А давайте сделаем кафе»

В конце 2019 года волонтер Мария Грекова открыла в Питере первое инклюзивное кафе «Огурцы», в котором работали люди с особенностями развития. Уже тогда, прочитав об этом в соцсетях, Ольга подумала: «Обязательно пойду работать в такое, если кто-то создаст нечто подобное в Братске». Но время шло, а интереса никто не проявлял.

«И мне стали закрадываться мысли самой открыть инклюзивное кафе. Мне нравилось быть предпринимательницей, но еще хотелось, чтобы бизнес решал социальные вопросы», — делится Ольга. 

В августе 2020 года Амосова собрала своих сотрудников и предложила: «А давайте сделаем кафе, где будут работать люди с ментальными особенностями. Только есть нюанс — нужно накопить миллион рублей». Ее поддержали единогласно. Но идея выглядела наивной: открыть заведение с таким бюджетом казалось практически нереальным.

Элемент интерьера «Гнезда», Ольга заказывала его специально у художницы из другого города
Фото: Антон Климов для ТД

В сентябре на свои деньги Ольга переоборудовала в мастерской кухню, приобрела барную стойку и посуду. Местный предприниматель подарил ей профессиональную кофемашину стоимостью почти полмиллиона рублей. Ольга связалась с местным благотворительным фондом, который помогал детям с ментальными особенностями, там ей дали контакты подопечных. И Ольга пригласила их на работу. 

«Пришли первые шесть ребят с синдромом Дауна, аутизмом и задержкой развития, мы пригласили в команду бариста, повара и провели на базе мастерской “ресторанный день”. Вместе сварили два супа-пюре, испекли самые простые вафли, сделали кофе. Пригласили гостей, они пообедали — ребята получили первую зарплату, — рассказывает Ольга. — Ребята отлично справлялись. О нас начали узнавать в городе, и идея получила отклик — люди стали предлагать свою помощь. Одна женщина перевела нам шесть тысяч рублей, мы купили на них фартуки. Потом мне позвонили знакомые театралы, предложили с нашими ребятами заниматься актерским мастерством. Так у нас сложился график: по вторникам — лепка, по средам — ресторанный день, по четвергам — театральный кружок. Желающих было много, на занятия приходило до 20 человек».

Лена Куркина ведет мастер-класс по глине для ребят с особенностями развития
Фото: Антон Климов для ТД

Когда Ольга поняла, что «работать за бесплатно команда не вывозит», назначила символическую плату за занятия — 300 рублей. Но сразу предупредила: те, кто платить не может, будут заниматься за счет прибыли от магазинчика.

В один из ресторанных дней к Ольге в мастерскую пришла сотрудница братской администрации. Женщине так все понравилось, что она тоже решила помочь и уговорила Ольгу записаться на прием к заму мэра города. Так Амосова узнала про субсидии для предпринимателей на полтора миллиона рублей. Правда, для этого нужны были «высокие финансовые показатели и стабильность бизнеса». А ни больших денег, ни свободного помещения под кафе у Ольги не было. Тогда, чтобы совмещать бизнес с социалкой, она зарегистрировала НКО.

Ирина и Леша
Фото: Антон Климов для ТД

«Рядом с нами освободилось помещение, где раньше была пивная. Это был просто ужас: здание кривое, косое, обшитое сайдингом, обтянутое баннерами, крыльцо раздолбанное, но что меня сразу подкупило — потолки четыре с лишним метра и огромные окна. Я взяла это помещение в аренду и попросила арендные каникулы на полгода — на счету тогда у меня лежало 50 тысяч рублей».

«Гнездо»

В свое свободное время Ольга любит заниматься разными практиками: йогой или стоянием на гвоздях. Говорит, когда-то прочла, что гвоздетерапия исполняет желания. Повеселилась, но решила освоить — купила инвентарь и начала уроки с инструктором онлайн.

«И вот стою я на гвоздях, визжу от боли и говорю тренеру, что мне очень нужно где-то найти 25 миллионов рублей на проект к окончанию арендных каникул», — смеется Ольга.

Прошло полгода. И вдруг ни с того ни с сего правила получения субсидий изменились: важна стала не финансовая составляющая проектов, а социальная. Амосова выиграла тендер на 10 миллионов рублей и параллельно подала заявку в Фонд президентских грантов — получила еще семь миллионов. К тому времени ее муж окончательно сдался под напором Ольгиной кипучей деятельности, продал часть своего бизнеса, выкупил здание и вложил в проект жены еще восемь миллионов.

Ресторанчик «Гнездо», на переднем плане Ваня
Фото: Антон Климов для ТД

«Муж и его семья меня очень поддерживали. И то, что мы смогли вовремя все открыть и отчитаться за все деньги, — заслуга Юры, его брата и племянника. Они все включились, без них я бы не справилась», — говорит Ольга.

Прошло ровно два года со слов Ольги «а давайте сделаем» до открытия в центре Братска целого инклюзивного кластера, который назвали просто и уютно — «Гнездо». Сегодня в кластер входят: благотворительный магазинчик, семейное кафе, пекарня, мастерская и гигантский двор с несколькими ангарами, где располагаются оранжерея и теплицы — подопечные выращивают там цветы и зелень. А еще есть арт-гараж, где проходят занятия по вокалу, актерскому мастерству, танцевальной и арт-терапии, а также кинопоказы. Рядом с гаражом — огромная сцена, где летом устраивают концерты и фестивали.

Лена Куркина — художник пространства, керамист, преподаватель курсов для детей и взрослых, также работает с ребятами с инвалидностью
Фото: Антон Климов для ТД

Полностью кластер заработал в декабре 2022 года. Мы встречаемся с Ольгой в «Гнезде» в феврале 2023-го. На входе в кафе ко всем гостям ластится огромный рыжий кот Персик — вислоухий шотландец. Осенью его нашли на заброшенной стройке. У Персика проблемы с лапами, он прихрамывает. «У нас и кот с инвалидностью, инклюзивное же пространство, — смеется Ольга. — Он очень умный, практически директор здесь».

Кошка Клюква приблудилась пару лет назад. Зашла, обнюхала магазинчик, а на следующий день принесла двух котят. Потом появился наглый кот Боря, которого не могли выгнать неделю и оставили жить в мастерской. Недавно Борю сбила машина — это стало трагедией для всех сотрудников. А через две недели сотрудники подобрали кота Антошку. Так и живут все вместе, как в теремке из сказки.

Свечи, созданные в мастерской «Гнезда»
Фото: Антон Климов для ТД

И внутри, и снаружи все помещения кластера обшиты деревом. Каждая вещь в нем с историей и стилизована под старину. Столы с подстольями из раритетных швейных машинок, плафоны под барной стойкой созданы местной художницей Леной Куркиной, панно с рыбами на стене — подарок мастера из Беларуси, антикварный комод — одной из посетительниц, заботливо отреставрированные шкаф и буфет, купленные на барахолке.

«Старые вещи — теплая энергия других людей. Меня это очень радует и наполняет. Из нового в кафе только стулья», — говорит Ольга.

Особые сотрудники

Главным условием работы кафе было трудоустройство 10 человек с инвалидностью. Двоих парней, Ваню с синдромом Дауна и Колю с задержкой развития, устроили работать в зале, на кухню — Наума, на мойку — Ксюшу, в пекарню — слабослышащего молодого человека.

Больше всего перед открытием «Гнезда» волновался Ваня. Ему предстояло произнести торжественную речь. Но когда Ване дали микрофон, он так разволновался, что даже его мама Марина Филатова не смогла понять ни слова. 

«У него аж руки тряслись», — вспоминает Марина.

Ваня работает официантом в ресторанчике «Гнездо». Выбежал, чтобы поймать кота Персика
Фото: Антон Климов для ТД

Марина Филатова — местная предпринимательница. Еще в 2018 году она привела сына на урок лепки в гончарную мастерскую и познакомилась с Ольгой. У самой Марины за плечами открытие в городе ресурсного класса для детей с синдромом Дауна и задержкой умственного развития.

«Когда рождается особенный ребенок, ты сразу начинаешь искать варианты его развития. Самая страшная крайность у родителей — пытаться подогнать ребенка под стандарты. Синдром Дауна не лечится, и все, что можно сделать, — принять и полюбить. Ну и с рождения заниматься его адаптацией».

Сейчас Ване 19 лет. У него проблемы с речью и сложности с чтением и письмом, но зато он ведет свой канал в тиктоке, ходит в тренажерный зал и работает помощником бариста в «Гнезде».

Благотворительный магазин «Гнездо»
Фото: Антон Климов для ТД

«Ваня родился с сильным обвитием, гипоксией и кучей сопутствующих болезней. Замглавврача больницы, которая принимала у меня роды, сказала мне: “Да, ребенок особенный, но не инвалид. Просто с ним надо заниматься”. И ее слова меня очень поддержали, — рассказывает Марина. — В три года мы отдали Ваню в детский сад, подключили логопедов, дефектологов. И только тогда я полностью приняла его диагноз. А ведь сколько семей прячут своих детей с синдромом и стесняются их!»

Марина с Ваней прошли через множество реабилитационных центров в Москве. В восемь лет Ваня начал учиться в созданном мамой ресурсном классе. А в 16 лет поступил в Братский промышленный техникум на специальность «цветовод-овощевод». И в школе, и в училище Ваня был первопроходцем.

Когда встал вопрос о том, куда Ване двигаться дальше, Марина пришла за помощью к Ольге. «Тогда мы Ваню и пригласили в кластер», — говорит Ольга.

Ваня и кот Персик
Фото: Антон Климов для ТД

Теперь у Вани есть собственная трудовая книжка и зарплатная карта, а бариста Андрей учит его варить кофе. Ваня уже запомнил весь процесс и сам готовит напитки, но пока только для мамы. В перспективе он и сам сможет стоять за барной стойкой.

«Ваня встречает гостей, проводит их до столика, выносит блюда, даже верхнюю одежду у них принимает, — объясняет Андрей. — Еще за баром со мной работает Коля с ментальными особенностями. Он уже влился в процесс и чувствует себя комфортно. У Вани адаптация чуть дольше проходит, но он отлично справляется». 

Сотрудники с инвалидностью работают в «Гнезде» трижды в неделю по четыре часа и абсолютно счастливы. «Для них ощущения от каждого рабочего дня сравнимы с чудесным приключением», — улыбается Ольга.

Ольга Амосова в ресторанчике
Фото: Антон Климов для ТД

«У Вани две любви в жизни — тренажерка и “Гнездо”. Он сюда ходит как на праздник», — говорит Марина.

На кухне суетится Ксюша. Нужно успеть вымыть тестомес и посуду, чтобы пекарь Настя начала замешивать новую партию круассанов. Ксюше 32 года, и у нее задержка интеллектуального развития. Слушая, как Ксюша увлеченно рассказывает о своей работе, сложно представить, что когда-то в школе ей ставили только двойки и говорили: «Такие, как ты, не должны учиться». Девочка окончила всего два класса, потом ее перевели на домашнее обучение. Ни экзаменов, ни аттестата. Родители сами выучили дочь, а еще передали ей кулинарные навыки.

Ксюша работает на кухне «Гнезда»
Фото: Антон Климов для ТД

Ольга была знакома с Ксюшей еще до основания кластера, приглашала девушку печь вафли в ресторанные дни. В «Гнезде» Ксюша мечтает научиться печь хлеб на таком уровне, чтобы стать профессиональным пекарем. 

«Самый важный день в моей жизни — день, когда я пришла сюда работать. Именно меня сюда позвали, а не кого-то другого», — гордится Ксюша. 

«Многим ребятам участие и работа в “Гнезде” дают заметный толчок в развитии, —говорит Ольга. — Например, Саша, который скоро выйдет работать в мастерскую».

Керамическая мастерская «Гнезда»
Фото: Антон Климов для ТД

У 27-летнего Саши аутизм и гидроцефалия, а еще он слабослышащий. В 15 лет от отчаяния он снял слуховой аппарат и отказался общаться с окружающим миром, практически перестал выходить из дома. В «Гнездо» его убедила прийти мама несколько месяцев назад — лепить из глины. Он сопротивлялся. Саша был недотрогой, любое прикосновение вызывало у него панику. А сейчас Саша спокойно обнимается с тьюторами, осваивает язык жестов и заново учится говорить, потому что за годы вынужденного затворничества растерял навыки. 

«Саша хорошо рисует и будет лепить подсвечники из глины. Мы будем помогать ему заливать их воском, а потом начнем выставлять на продажу», — поясняет Ольга.

Ольга Амосова
Фото: Антон Климов для ТД

* * *

«Такая работа — шапку натянуть подопечным, ботинки завязать. Я сюда пришла как волонтер около года назад, а теперь я тьютор и администратор мастерской, — рассказывает Соня Попова. — Отвечаю за производство свечей, записываю желающих на занятия, веду инстаграм, отвечаю на звонки. Помогаю на мастер-классах. Я везде».

Ее коллега Лена Куркина — художница, керамистка и преподавательница в творческой мастерской. До проекта она работала в банке, потом ей это надоело — и она уволилась оттуда одним днем.

Софья и Ирина
Фото: Антон Климов для ТД

Свои картины Лена выставляла в инстаграме. Именно там на них набрела Ольга и написала: «Приходи к нам работать». 

С людьми с ментальной инвалидностью Лена до работы в «Гнезде» не сталкивалась, но очень влилась: вместе с ними лепит, рисует, валяет игрушки из шерсти.

Плитки, сделанные в керамической мастерской
Фото: Антон Климов для ТД

«Наш проект о том, что люди с инвалидностью — такие же люди, как и мы. Им не нужен особый подход, — говорит Лена. — Благодаря занятиям, творческой терапии они сильно меняются. Например, те ребята, которые приходили к нам еще два года назад и плохо говорили, теперь вовсю общаются».

Сейчас в штате кластера работают 37 человек, включая 10 сотрудников с инвалидностью, пятерых педагогов, двух бухгалтеров и саму Ольгу. 

«Гнездо» пользуется большой популярностью в городе. Пенсионеры любят ходить в секонд-хенд, хипстеры — за сладостями, открытками и предметами интерьера в магазинчик. В кафе же приходят целыми семьями или большими компаниями от мала до велика.

* * *

Но на этом останавливаться Ольга не хочет, да и не может: деятельная натура не дает покоя. У нее очередная идея. Вместе с командой сейчас она разрабатывает проект по развитию села Дубынино под Братском.

Дубынино — одно из древнейших поселений в области. Напротив деревни — огромные скалы, где в 1970 году историки и краеведы обнаружили рисунки древних людей, писаницы. Однако их затопило при наполнении Братского водохранилища.

Ольга Амосова
Фото: Антон Климов для ТД

Ольга мечтает сделать на этой территории арт-парк, вся местность возле скал относится к охраняемому государством памятнику природы. 

«Я консультировалась с историками. Говорят, мало шансов воплотить идею. Ну ничего, не получится там — найдем другое место, — говорит Ольга. — Мне очень хочется создать особую территорию про культуру, искусство и развитие деревни. Хотелось бы создать арт-парк с домиками для гостей и дополнительными мастерскими для наших подопечных».


Этот материал написан благодаря поддержке наших читателей.

Если вы хотите помочь нам отправиться в новые командировки, поддержите сбор на странице «Выезжаем».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
295 084 287

Ольга и Ваня

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Инклюзивный кластер «Гнездо»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ольга

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Благотворительный магазин «Гнездо»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Наташа Брюханова, управляющая пространством «Гнездо», и Андрей, участник мастер-классов по глине

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Бывшее помещение «Гнезда», здесь располагался магазин до переезда

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Мастер-класс по глине для ребят с особенностями развития

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Элемент интерьера «Гнезда», Ольга заказывала его специально у художницы из другого города

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Лена Куркина ведет мастер-класс по глине для ребят с особенностями развития

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ирина и Леша

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ресторанчик «Гнездо», на переднем плане Ваня

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Лена Куркина — художник пространства, керамист, преподаватель курсов для детей и взрослых, также работает с ребятами с инвалидностью

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Свечи, созданные в мастерской «Гнезда»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ваня работает официантом в ресторанчике «Гнездо». Выбежал, чтобы поймать кота Персика

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Благотворительный магазин «Гнездо»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ваня и кот Персик

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ольга Амосова в ресторанчике

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ксюша работает на кухне «Гнезда»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Керамическая мастерская «Гнезда»

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ольга Амосова

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Софья и Ирина

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Плитки, сделанные в керамической мастерской

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0

Ольга Амосова

Фото: Антон Климов для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: