«Зачем я нужна на Земле?»

Фото: Ирина Беляева для ТД

Беды на Лену сыпались одна за другой: буллинг в школе, домашнее насилие, два выкидыша, попытка самоубийства, кома, смерти близких. Но Лена выстояла и «нарисовала» себе другую жизнь, где она счастлива и улыбается. И это сработало

Собрано
34 260
Нужно
Пожертвовать

Жизнь из 18-летней Лены уходила во всех смыслах. Когда муж Андрей в очередной раз ударил ее, девушка не выдержала. Поехала к родителям, попрощалась с ними, вернулась к себе в квартиру, собрала все таблетки в аптечке и выпила. Дальше — туман, реанимация, кома. Несколько недель Лена находилась между тем и этим миром. Врачи давали неутешительные прогнозы: умрет или «останется овощем». Но Лена очнулась, обвела палату глазами и увидела в дверях маму с папой: они плакали. Потом попыталась поднять голову и тут же отключилась.

Первые дни после выхода из комы были страшными: галлюцинации, рвота, невыносимые головокружения. Лене пришлось заново учиться есть с ложечки, ходить и разговаривать. Медсестра, которая сопровождала ее в туалет, охала: «Ты же молодая! Что ты с собой делаешь?»

Когда Лену перевели из реанимации в общую палату, к ней пришли из полиции. Сотрудники спросили Лену, сожалеет ли она о том, что сделала. Соврала, что сожалеет. А на самом деле чувствовала себя паршиво из-за того, что не получилось умереть. Лена спрашивала себя: «Почему меня спасли? Зачем я нужна на Земле?»

Больная любовь

С Андреем Лена познакомилась в томском парке аттракционов, они вместе работали с лошадьми, катали на них детей. Отношения закрутились быстро. Через несколько месяцев — свадьба, совместный быт. Обоим только исполнилось по 18 лет. С самого раннего детства у Лены была мечта иметь счастливую семью — не получилось. Вскоре после свадьбы Андрей начал поднимать руку на жену. Первый раз Лена стерпела, потом начала давать сдачи. Дальше — первая беременность и первый выкидыш. Жизнь била девушку не жалея. 

— Почему ты оставалась с ним? — спрашиваю я Лену.

— Больная любовь. На тот момент Андрей был единственным человеком, который меня хоть как-то поддерживал, несмотря на то, что распускал руки.

Побои продолжались и во время беременности, и после выкидыша, и после комы.

Лена
Фото: Ирина Беляева для ТД

«Андрей постоянно меня во всем обвинял и говорил, что я больная, что мне надо лечить голову. Доставалось за любой косяк, — вспоминает Лена. — Я быстро поняла, что нужно от него уходить, просто не хватало смелости».

Сейчас Лене 24. Одетая со вкусом, миниатюрная, ухоженная брюнетка с идеальными локонами ниже плеч и неброским, но выразительным макияжем. Но так Лена выглядела не всегда. Детство у нее было тяжелым: сплошные драки и унижения. 

Драки устраивали Ленины родители, когда выпивали, а происходило это постоянно. Семья жила на окраине Томска в частном доме «с дырами в обшарпанных стенах и голыми потолками», отсутствием водопровода и канализации. Хуже всего делалось зимой, в сибирские минус 40 градусов. Старая печь еле грела. Лене, ее двум младшим братьям и сестре приходилось спать в куртках. В холодное время мылись дома в тазике, летом — на улице. Там же и готовили — на костре. Электричество часто отключали за неуплату, поэтому никакой романтики в ужине при свечах дети не видели. 

«Я думала, так жить — норма. Но когда приходила к кому-то из знакомых в гости, завидовала, что у них дома уютно, а у нас все так захламлено», — говорит Лена. 

Лена никому не жаловалась. В школе так вообще опасно было говорить про тяжелые условия жизни — засмеют. Одноклассники и так постоянно оскорбляли ее из-за старой, поношенной одежды и грязных волос. С учителями отношения тоже не складывались: они, говорит Лена, любили отличников и хорошистов, а она перебивалась тройками, лишний раз не поднимала руку на уроке — боялась привлекать к себе внимание.

Внешкольное время Лениных сверстников занимали игры и кружки, Ленино — бесконечные подработки. То сдача меди, то торговля арбузами — крутилась волчком, чтобы купить семье еды. Будучи подростком, она фактически заменила братьям и сестре мать, которой было не до детей.

Лена в мини-детсаду фонда. Через несколько месяцев она отдаст туда сына Мишу
Фото: Ирина Беляева для ТД

Близких друзей у Лены не завелось. Те, кого она такими считала, «пакостили за спиной». Одна только собака искренне радовалась хозяйке, но Лена лишилась и ее: животное отравили соседи, якобы оно им мешало. По ночам Лена сбегала из дома гулять по городу в одиночестве, смотреть на фонари и постоянно крутила в голове мысль: «Вот бы меня не стало».

После девятого класса Лена собралась с силами и сама поступила в парикмахерский колледж на бюджет. Родители развелись и разъехались, оба мотались по съемным квартирам, дети неприкаянно болтались между мамой и папой. Папа таксовал, мама нигде толком не работала. На двоих — восемь детей: четверо совместных и по двое, уже выросших, от других партнеров. Но ни с кем из них Лена не могла поговорить о том, что было у нее на душе.

* * *

После выкидыша и комы Лена опять взяла себя в руки и пошла работать по профессии — парикмахером в салон. «Хотя бы своим трудом буду делать других людей счастливее», — думала Лена. А сама не могла даже улыбаться. «Внутри себя я, конечно, радовалась клиентам, но лицо было каменным, словно маска», — вспоминает она.

Новая черная полоса началась у Лены в 2018-м: от цирроза печени умерла мама, через год — старшая сестра по маме, Ксюша, а еще через полтора не стало старшего брата по отцу — убили в пьяной драке. 

«До меня внутри не сразу доходило, что родных больше нет, — вздыхает Лена. — Только через год-полтора начинала осознавать. Я даже до сих пор не знаю точных дат. Не хочу думать о годовщинах. Это очень болезненно».

Лена возле фонда «Право на детство», который расположен в здании начала ХХ века — памятнике деревянного зодчества
Фото: Ирина Беляева для ТД

Лена оставалась жить с отцом. Тот пытался ее поддерживать, но получалось плохо. «Он сильно переживал за всех детей и маму, но у него тяжелый характер. Мы постоянно срывались друг на друга, поэтому дома я почти не появлялась, скиталась по знакомым», — говорит девушка.

Обо всех своих горестях Лена рассказывает отстраненно, спокойным голосом. Так, будто бы это не череда страшных событий, а что-то совсем обыденное. Постоянно повторяет, что выплыла благодаря нынешнему мужу Фиме. 

«Для Фимы наши отношения были первыми, поэтому вначале все у нас шло туго. Он не знал, как себя со мной вести. А тут я еще снова забеременела. Мы стали жить в квартире его мамы. И тут начались новые испытания, — рассказывает Лена. — Свекровь была категорически против детей в своем доме, настаивала на аборте. Фима разрывался между мной и мамой, пытался нас помирить. К сожалению, желание свекрови исполнилось: я потеряла и этого ребенка. Врачи поставили бесплодие. Шанс забеременеть снова был почти нулевой».

Лена молилась о ребенке. Но когда в третий раз увидела две полоски на тесте, испугалась. Она думала, что не сможет выносить младенца, а если и выносит, то не обеспечит всем необходимым.

Картины в фонде «Право на детство»
Фото: Ирина Беляева для ТД

«После двух выкидышей было очень страшно. Я бы не пережила третий. Всю беременность боролась с депрессивными мыслями: слушала только классическую музыку, читала аффирмации (короткие фразы самовнушения, создающие правильный психологический настрой. — Прим. ТД). Делала все зависящее от меня, чтобы сберечь малыша», — вспоминает девушка.

И чудо случилось. Лена родила сына Мишу. Казалось, что теперь все точно наладится — ведь она наконец-то обрела настоящую семью: долгожданный ребенок и любящий муж рядом. Но нападки свекрови продолжались, а девушку накрыла послеродовая депрессия. Лена часами смотрела в стену, ее тошнило от еды, а новые хлопоты только напрягали. 

* * *

Тьма в жизни Лены так бы и продолжалась, если бы не томский благотворительный фонд «Право на детство». О нем девушке рассказали в перинатальном центре. 

«Право на детство» подхватывает молодых мам, когда их жизнь становится невыносимой. Среди главных проектов организации — кризисный центр, где девочки с детьми могут находиться до полугода. Им помогают решить проблемы с жильем, при центре работает детский сад, есть склад самых необходимых вещей для малышей, где можно взять коляску, кроватку, подгузники, детское питание. Но главное, что делает фонд, — дает шанс прийти в себя, когда жизнь — сплошное черное пятно, путем кропотливой работы с профессиональными психотерапевтами и психиатрами — индивидуальной и групповой.

Специалист по социальной работе Евгения Герман
Фото: Ирина Беляева для ТД

Лена пришла в фонд скорее на автомате и даже не совсем понимала, что нужно просить. Поэтому, пожалуй, впервые за всю жизнь она просто села и открыто рассказала обо всех мытарствах. И помощь пришла.

«При выходе из кризиса молодой маме нужно дать чувство защищенности. Очень сложно говорить о психологическом восстановлении, когда у человека не закрыты базовые потребности, что мы и делаем в первую очередь, — объясняет один из кураторов фонда, Евгения Герман. — А уже потом начинаем работать с психикой. Когда Лена пришла к нам, она буквально угасала, из нее как будто бы вынули душу, оставалась только оболочка».

Лене понадобилось полгода, чтобы выползти из тяжелой депрессии и эмоциональной ямы, — каждый день она проводила в фонде. И через год сумела полностью «обновиться»: благодаря бережному лечению выровняла собственное настроение и научилась отстаивать свои границы. Последствия не заставили себя ждать: Лена наладила отношения с отцом, стала работать стилистом, купила машину, наконец-то вместе с мужем и сыном смогла съехать от свекрови на съемную квартиру, нашла в фонде близкую подругу, а самое главное — вернула себе улыбку. 

«У меня появились новые цели, и я знаю, зачем и как к ним идти. Радуюсь мужу и сыну, — улыбается Лена. — Мечтаю открыть свое дело. Хочу, чтобы у моего сына была счастливая семья. Как минимум теперь я в состоянии дать ему любящий родительский дом без грязи и дрязг».

Лена и ее лучшая подруга Оля, с которой она познакомилась в фонде
Фото: Ирина Беляева для ТД

Все мы знаем истину: в любой нештатной ситуации «наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на ребенка». Ведь, если взрослый вовремя не получит кислород, задохнутся оба. Специалисты фонда делают именно это — обеспечивают молодым мамам кислород, чтобы их дети имели право на счастливое детство.

Пожалуйста, поддержите фонд «Право на детство».


Материалы выпущены при поддержке благотворительного фонда «Абсолют-Помощь»

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Право на детство»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 698 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 698 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
292 344 746

Лена на прогулке

Фото: Ирина Беляева для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Право на детство» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: