Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Комиссия Минздрава нашла нарушения в онкоцентре Блохина. Но не у начальства, а у рядовых врачей

С конца лета в НИИ детской онкологии при НМИЦ имени Блохина, крупнейшем онкоцентре страны, идет трудовой конфликт между новым руководством и врачами. В сентябре начались массовые увольнения врачей из отделения трансплантации костного мозга — они жаловались на снижение зарплат и ухудшение условий труда. Конфликт получил широкий резонанс, в Кремле заявили, что разбираться в ситуации будет министерство здравоохранения.

10 октября комиссия Минздрава на пресс-конференции заявила о серьезных нарушениях в работе учреждения. «Такие дела» рассказывают об итогах проверки.

Главный детский онколог-гематолог Минздрава Александр РумянцевФото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Плохие протоколы

Результаты работы комиссии представила на пресс-конференции ее глава, директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина. Она сказала, что в работе учреждения нашли «очень серьезные нарушения», но касается это рядовых врачей, а не нового руководства. По мнению комиссии, детей в НИИ до середины 2019 года лечили по «инновационным протоколам».

Эти протоколы не проходили стандартные процедуры министерства здравоохранения: например, утверждение ведомственным экспертным советом и этическим комитетом. Центр занимался программным лечением, — так объяснял замдиректора Георгий Менткевич, освобожденный от должности новым руководством. «Если вы хорошо лечите, например, лимфобластный лейкоз, вам не нужно столько трансплантаций [сколько требуется по стандартам Минздрава]», — говорил он.

«Я встречала мнение, что нельзя ограничивать протоколами интуицию врача. Я скажу так. Я не хочу, чтобы внук включал интуицию, когда я спрашиваю, сколько дважды два. Наши протоколы основаны не на том, что “одного я вылечил так, а другого так”. Мы собрали сведения от тысячи врачей, и вот, чего мы добиваемся [протоколами] — улучшения общего качества медицины», — заявила Елена Байбарина.

Представитель комиссии, главный детский онколог-гематолог Минздрава и президент Научно-исследовательского центра детской онкологии и гематологии имени Дмитрия Рогачева Александр Румянцев рассказал, что до 2017 года онкоцентр находился в системе РАН. Учреждение действовало вне стандартов Минздрава: «Фактически произошла изоляция от общего процесса развития детской онкологии». В 2018 году начальником центра Блохина стал Иван Стилиди (выходец из центра Рогачева), и НМИЦ перешел в ведение Минздрава.

По мнению Румянцева, новый руководитель НИИ детской онкологии Светлана Варфоломеева (тоже выходец из центра Рогачева, — прим. ТД) пыталась перевести работу на общепринятые стандарты — это в первую очередь и вызвало протест врачей. «Людям казалось, что они на передовой, а они нет. Мы хотели, чтобы они влились в общую работу по онкологии, в программу правительства [о развитии онкологической помощи], онкоцентр должен был стать факелом процесса», — рассказал онколог.

Плодотворен лишь один фанатизм совершенства, страсть к истине и красоте, — процитировал он чаадаева

Румянцев комментировал скандал в онкоцентре с самого его начала. Когда в августе профсоюз «Альянс врачей» опубликовал сведения о давлении нового руководителя на сотрудников НИИ детской онкологии, Румянцев выступил в поддержку Варфоломеевой, а врачей обвинил в нарушении профессиональной этики из-за включения в трудовой конфликт пациентов-детей (жалобы их родителей на состояние онкоцентра использовались «Альянсом» как свидетельства, — прим. ТД).

Позже Румянцев вошел в комиссию Минздрава, изучавшую ситуацию в онкоцентре. На пресс-конференции это вызвало вопрос о конфликте интересов. Отвечая на него, он сказал: «Коллеги, я 41 год проработал в Минздраве. Я подготовил 214 кандидатов наук и докторов. Точка. Я был главным гематологом СССР, я всех знаю, и Варфоломееву, и [протестующих против Варфоломеевой замдиректоров Максима] Рыкова и [Георгия] Менткевича. Товарищи, мы все выходцы из одной кухни, из Морозовской больницы».

Никаких претензий к руководству

Глава комиссии Минздрава Елена Байбарина заявила, что после бесед с 52 работниками НИИ детской онкологии у нее не возникло никаких претензий к работе Варфоломеевой. Во время массовых увольнений «Альянс врачей » говорил о давлении, создании «атмосферы страха», в необоснованных сокращениях рабочих мест и зарплат с ее стороны. По словам Байбариной, большинство врачей не увидели в действиях руководителя нарушений профессиональной этики. Она дала слово присутствовавшим в зале работникам НИИ, и они подтвердили, что не имеют претензий к Варфоломеевой (один из них, Денис Шевцов, был принят на работу в НИИ после объявления о массовом увольнении, — прим. ТД).

Елена Байбарина подробно остановилась на претензии увольняющихся работников к снижению зарплат. На пресс-конференции 2 октября они заявили о «значительном сокращении» выплат в течение последних месяцев: на 20-30 тысяч для санитарок и медсестер, которые получали до этого 60-90 тысяч рублей в месяц, и на 50-70 тысяч для врачей, которые получали 200 тысяч рублей. Байбарина уверяет, что зарплаты выросли: за год средние арифметические показатели поднялись с 144 тысяч до 174 тысяч в месяц у врачей НИИ детской онкологии.

Глава комиссии Минздрава признала, что летом наблюдалось снижение выплат, но связано это, по ее мнению, с сезоном отпусков, когда из-за выплаты отпускных сотрудникам приходит меньше денег. «Когда мы звонили отдельно каждому из врачей и спрашивали, когда именно вы получили сниженную зарплату, информации нам никто не дал», — утверждает Байбарина.

Увольнение профессора Менткевича с должности исполняющего обязанности завотделением и выговор «за хамское поведение» были совершены вне нарушения трудового законодательства, считает комиссия Минздрава, поскольку у врача «не было необходимых для работы сертификатов». Байбарина сказала, что сейчас заявления об увольнении подали восемь человек (другие источники сообщали о 12 поданных заявлениях). По ее словам, удовлетворены на данный момент четыре из них, а с понедельника значимая часть объявивших об уходе врачей уйдет в отпуск — им на замену уже найдены «суперспециалисты». Комментируя слова Ивана Стилиди о возможных сокращениях из-за «существенных проблем в учреждении», Байбарина ответила, что связаны они с «коррупционными нарушениями».

Байбарина заявила также о том, что врачи центра принуждали родителей онкобольных детей покупать за свой счет лекарства и другие медицинские средства, на бесплатное обеспечение которыми Минздрав выделяет квоты — об этом, по ее словам, у нее есть заявление от одного из заведующим отделением. «Этой практики сейчас нет», — добавила она. Ранее начальство уже обвиняло врачей в махинациях с квотами через работающий в стенах онкоцентра благотворительный фонд «Настенька», одним из учредителей которого является Георгий Менткевич. Сам бывший завотделением онкоцентра отвергает обвинения: он утверждает, что фонды помогали пациентам из-за недостатка квот Минздрава.

Единственная проблема, которую признает и комиссия Минздрава, и увольняющиеся врачи, — плохое состояние корпусов онкоцентра. Врачи и родители рассказывали в СМИ о плесени в палатах, нефункционирующих вентиляционных и канализационных системах в старых зданиях. По словам Елены Байбариной, в корпусах наблюдаются «условия некоторой скученности». Комиссия Минздрава рекомендовала Светлане Варфоломеевой в ближайшее время разобраться с ситуацией и открыть новые корпуса. Их строительство ведется уже около 20 лет.


Благотворительные фонды, которые работали с окноцентром имени Блохина, собираются выпустить совместное заявление. «Такие дела» следят за ситуацией.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: