Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Увольняющиеся сотрудники онкоцентра имени Блохина устроили пресс-конференцию и позвали руководство, но оно не пришло. О чем говорили врачи?

В Национальном медицинском исследовательском центре онкологии имени Блохина больше месяца происходит конфликт между руководством и некоторыми сотрудниками. В конце сентября начались массовые увольнения врачей из отделения трансплантации костного мозга. Конфликт комментировали в Минздраве и Кремле, а руководство НМИЦ два дня подряд устраивало пресс-конференции, но увольняющихся врачей на эти мероприятия не позвали. 2 октября недовольные сотрудники онкоцентра организовали отдельную конференцию. «Такие дела» рассказывают, на что жаловались врачи и как они ответили на обвинения в нарушении врачебной этики.

Георгий Менткевич, Максим Рыков, Александра ВасильеваФото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Хронология конфликта

Научно-исследовательский медицинский центр (НМИЦ) им. Блохина — крупнейший онкологический медцентр России и Европы, в нем работают более трех тысяч человек. 4 июня в НИИ детской онкологии и гематологии при НМИЦ был назначен новый руководитель — Светлана Варфоломеева, выходец из центра имени Дмитрия Рогачева. Спустя два месяца Всероссийский профсоюз медицинских работников «Альянс врачей» опубликовал сведения о грядущих сокращениях в НМИЦ. Врачи также жаловались на снижения зарплат, ухудшение условий со снабжением лекарств, питанием пациентов, техническим оснащением учреждения. Недовольным ситуацией сотрудникам предлагали уволиться по собственному желанию.

В ответ на это главный детский онколог Минздрава РФ Александр Румянцев распространил обращение, в котором поддержал нового руководителя НИИ, а жалующихся в СМИ и профсоюзы врачей обвинил в нарушении клятвы Гиппократа из-за «втягивания в корпоративный конфликт детей». 11 сентября глава Минздрава РФ Вероника Скворцова создала комиссию для проверки ситуации в НИИ. 30 сентября заведующий отделением детской трансплантации Георгий Менткевич был отстранен руководством с занимаемой должности «за хамское поведение», а 26 сотрудников учреждения объявили о намерении уволиться по собственному желанию. 1 октября они начали подавать заявления об увольнении, сейчас их подано уже не менее 12.

1 октября состоялась пресс-конференция с участием директора НМИЦ им. Блохина Ивана Стилиди, Александра Румянцева, а также президента Национальной медицинской палаты Леонида Рошаля, где действия врачей в очередной раз подверглись критике. Увольняющихся сотрудников НИИ на этом мероприятии не было, поэтому они решили организовать отдельную конференцию, куда позвали Стилиди и Скворцову. 

«Это системный кризис»

На пресс-конференцию в московском отделении ИА «Росбалт», посвященную ситуации массового увольнения медицинских работников из НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ имени Блохина, пришла только половина заявленных участников. Директор НМИЦ Иван Стилиди, министр здравоохранения Вероника Скворцова и уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова предпочли не явиться на мероприятие. Днем ранее Стилиди на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» осудил действия увольняющихся врачей, назвав причиной их действий личные амбиции.

2 октября выступали и отвечали на вопросы только те, кто представляет сторону увольняющихся сотрудников: завотделением трансплантации костного мозга Георгий Менткевич, отстранение которого послужило одной из причин конфликта, замдиректора НИИ Максим Рыков, подавший заявление об увольнении, председатель профсоюза «Альянс врачей» Александра Васильева, а также Анна Пробашева — мать пациента центра, принявшая сторону медработников.

Рыков поблагодарил собравшихся в «Росбалте» за внимание, уделяемое конфликту. «Вызывает сожаление, что наши оппоненты провели пресс-конференцию, но не позвали на нее нас и не пришли на нашу пресс-конференцию, на которую мы позвали их».

Очевидно, они не готовы к диалогу, — заявил врач

Он прокомментировал часть обвинений, высказанных руководством центра на пресс-конференции 1 октября — например, о том, что увольняющиеся врачи манипулируют онкобольными детьми и родителями, создавая из них «заградотряды». «Никаких заградотрядов не было. Мы не понимаем, почему нам говорят, что мы давили на них. Напротив, мы удерживали их от радикальных шагов, например, от перекрытия Каширского шоссе», — заявил Рыков.

Врачей также упрекали в выносе «сора из избы» и в нарушении врачебной этики — массовое увольнение может навредить ходу лечения онкобольных детей, заявлял доктор медицинских наук, детский хирург Леонид Рошаль. Рыков сказал, что центр создавался в середине XX века на «деньги Всесоюзного субботника» и имеет «стратегическую важность для государства», поэтому общественность имеет право знать о происходящем внутри. На второе обвинение замдиректора ответил так: «Врач действительно должен оставаться до конца с пациентом в экстренных условиях, в условиях войны, природных катаклизмов, социальных потрясений. Но когда в работе создаются искусственные сложности, в этом виноваты не мы, а те, кто допустил это все».

Искусственными сложностями врачи называют резкое снижение зарплат, нарушения со снабжением лекарств и питанием детей, проблемы с вводом в эксплуатацию новых корпусов взамен старых 70-х годов постройки. «Это системный кризис, который появился при Стилиди», — считает Рыков. Профессор Иван Стилиди был назначен директором НМИЦ в ноябре 2018 года.

Ситуация с зарплатами в центре, утверждает Рыков, не нормализована, несмотря на заявления Стилиди. «Взрослые койки заполнены только наполовину, пациенты выбирают другие медицинские центры. Бюджет центра формируется исходя из количества пациентов». 

так что центру просто нечем платить зарплаты, — рассказал он

Рыков говорит, что в учреждении есть коррупция, поэтому сейчас Следственный комитет ведет проверку деятельности НИИ. По словам врачей, они предоставили следствию документы, свидетельствующие о хищениях в ходе закупок. Одной из этих бумаг они также поделились с журналистами: в ней речь идет о закупке НМИЦ 250 систем микрокатетера Progeat для ангиографических процедур, каждая по 42 тысячи рублей, на общую сумму около 10 миллионов рублей. При этом другие медицинские учреждения страны закупали те же катетеры в меньших количествах по 26, 29, максимум 35 тысяч рублей.

Заместитель директора НИИ оказался недоволен деятельностью специальной комиссии Минздрава, которая ведет проверку в учреждении и занимает сторону руководства. По его словам, члены комиссии приезжали в институт во внерабочее время, когда на месте не было уже ни одного врача, а сама комиссия состоит из людей, принимавших решение о назначении нового руководителя НИИ Светланы Варфоломеевой в июне 2019 года.

«Вызывает сожаление и политика руководства по контактам со СМИ. На это наложен строгий запрет, на людей давят даже за сообщения в фейсбуке, охрана препятствует контактам врачей и пациентов со СМИ, когда съемочные группы приезжают в центр, охрана закрывает детей в палатах вместе с родителями», — перечислил Рыков. Более того, заявили врачи, родителям пациентов детского отделения грозили выпиской за общение с прессой.

«Нужен нормальный диалог»

Георгий Менткевич, 40 лет проработавший в центре и отстраненный от должности 30 сентября, начал свою речь с перечислений достижений НИИ: самый крупный центр в России по детской онкологии, обслуживающий ежемесячно до 150 пациентов из Москвы, всех регионов России и стран СНГ. «У нас в стране в течение многих лет вообще не было детской онкологии, смертность [в этой области] была 100%. Перелом этого начался именно с нас», — заявил онколог.

По его словам, коллектив учреждения сильно удивился заявлениям нового руководства о том, что «они научат нас работать по стандартам Минздрава». «Вот делает 250 трансплантаций костного мозга в год центр имени Рогачева, а мы только 50. Но у нас пять коек, а у них 15. В нашем институте мы занимаемся программным лечением, если вы хорошо вылечите, например, лимфобластный лейкоз, вам не нужно столько трансплантаций», — привел он пример.

Менткевич заявил, что до последних нескольких месяцев претензий к работе не было — ни от родителей онкобольных детей, ни со стороны закона, ни по выполнению планов Минздрава по квотам. При этом зарплаты сократились значительно, утверждает врач, — на 20-30 тысяч для санитарок и медсестер, которые получали 60-90 тысяч рублей в месяц соответственно, и на 50-70 тысяч для врачей, которые получали до 200 тысяч рублей.

Бывший завотделением тоже ответил на обвинения в нарушении врачебной этики. По его мнению, отвечать за «трагическую ситуацию» должны люди, ее допустившие, то есть директор НИИ Светлана Варфоломеева и директор НМИЦ Иван Стилиди, но врачи разработали особый график увольнений, который позволит им покинуть должности, завершив лечение всех текущих пациентов.

Председатель «Альянса врачей» Александра Васильева выразила надежду, что высшее руководство страны вникнет в ситуацию и защитит выразивших протест онкологов, «спасет маленьких детей и наше будущее». Она заметила, что похожие ситуации можно наблюдать по всей стране. Например, 2 октября пригрозили увольнением из-за низких зарплат и переработок пермские неонатологи. «Я вижу, что то, что сейчас происходит [в НМИЦ им. Блохина], запустило волну. Чем раньше мы пойдем на диалог, тем лучше», — закончила она.

Отвечая на вопрос корреспондента телеканала «Царьград», готовы ли врачи «выступить на баттле» с руководством НИИ, Максим Рыков сказал, что для разрешения ситуации нужна «открытая публичная дискуссия, а не баттл». «Вы не представляете, о чем вы говорите. Из этого нельзя делать шоу, нужен другой путь, нужен нормальный диалог», — согласился с коллегой Менткевич.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: