Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Наши дети ни в чем не виноваты»: участники движения «Матери против политических репрессий» рассказали, почему решили объединиться

Родители фигурантов уголовных дел «Нового величия», «Сети», «московского дела», «уфимской двадцатки», «ростовского дела», дела Азата Мифтахова, ряда дел против мусульманских организаций и других объединились в движение «Матери против политических репрессий». 4 ноября матери и отцы провели серию одиночных пикетов у администрации президента РФ.

«Такие дела» поговорили с участниками движения о том, почему они решили объединиться.

Листовка движенияФото: предоставлено Александрой Крыленковой

Наталья

мать Даниила Конона

(«московское дело», обвинялся в участии в массовых беспорядках; обвинения сняты)

«С начала арестов, весь месяц, пока Данила был в СИЗО, ребята за него стояли в пикетах, я тоже приезжала. Я считаю, нужно доносить до общественности, что происходящее несправедливо. Дело сфабриковано. Поэтому мы продолжаем бороться за остальных ребят [которые в СИЗО]».

Владимир Фомин

отец Сергея Фомина

(«московское дело», обвиняется в участии в массовых беспорядках)

«Я решил помочь, поддержать всех ребят, которые сидят, которые под следствием. Чем больше людей, тем больше сила — поэтому мы и объединились с родителями. Я считаю, что «московское дело» сфабриковано. Мой сын участвовал в мирной акции 27 июля, никаких массовых беспорядков не было. Во время митинга двое полицейских избивали девушку и парня. Ребята не могли смотреть на это насилие: кто-то бросил бутылку, кто-то урну, кто-то стаканчик. По сути, на этом и строится дело.

Нужно больше гласности, чтобы люди знали, что ребята невиновны, что их дела политически мотивированы. Власть все обвинения высасывает из пальца. Например, дело [Самариддина] Раджабова — он бросил пластиковую бутылку.

Что за людей набирают в Росгвардию, если они боятся бутылки?

Сначала потерпевшим был один полицейский, сейчас добавили еще нескольких. Правда, один из них отказался в деле участвовать и уволился».

Галина Мартинцова

мать Максима Мартинцова

(«московское дело», обвиняется в насилии в отношении представителя власти на акции 27 июля: якобы ударил лежащего росгвардейца)

«Все ребята, задержанные на этой акции, невиновны. Они посчитали нужным в тот момент помочь людям, против которых применяла силу Росгвардия. Там избивали мирных людей. Мы, матери и отцы, не можем остаться в стороне и дать возможность осудить наших ребят за то, что они просто пытались помочь. Мы хотим, чтобы наши дети были с нами [на свободе]. Дело, конечно, сфабриковано, а на митинге ходили провокаторы. Я думаю, что власть пытается донести до народа, что даже мирные акции протеста могут закончиться уголовными делами».

Юлия Павликова

мать Анны Павликовой

(дело о создании экстремистского сообщества «Новое величие»)

«Очень хочется, чтобы нас, матерей, наконец услышали. Наши дети ни в чем не виноваты, а просто попали под каток репрессий. Дело «Нового величия» полностью сфабриковано. В суде допрашивали главного свидетеля обвинения — Руслана Д., который и написал заявление на всех ребят. Матерям было больно слушать его показания: он ведет себя нагло, он хамит. При этом уже известно, что это он снимал офис, платил за аренду, печатал листовки и снимал ребят на скрытую видеокамеру.

Для чего все было сфабриковано? Наверно, тут дело в какой-то статистике, погонах, званиях. Зачем бегать и искать настоящих преступников, если можно внедрить человека и все придумать».

Миляушана Нурлыгаянова

мать Рината Нурлыгаянова

(осужден на 24 года колонии строгого режима по «делу уфимской двадцатки» о создании террористического сообщества)

«Я представитель матерей, отцов, жен молодых ребят, которых осуждают на большие сроки по обвинению в участии в запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир». Наши дети осуждены на основании неконституционного решения Верховного суда 2003 года, когда эта организация была запрещена в России. Правозащитный центр «Мемориал» признал их политическими заключенными.

Они не террористы. Я считаю, что мой сын получил самый большой срок среди всех фигурантов из-за того, что активно защищался. Для суда все доказательства обвинения не подлежали сомнению, а что говорила сторона защиты — как об стенку горох.

Мы надеемся, что будет поддержка со стороны неравнодушных людей и это поможет всем несправедливо осужденным. Сегодня это наша беда, а завтра может коснуться каждого».

Дмитрий Пчелинцев

отец Дмитрия Пчелинцева

(дело о создании террористического сообщества для свержения конституционного строя «Сеть»)

«Мы решили объединить свои усилия, чтобы выразить общую позицию: наши дети невиновны в том, что им инкриминируют. Сегодня многие суды не являются правосудием — взять что состряпанное «московское дело» о массовых беспорядках, которых не было, что дело «Сети». Независимая экспертиза показала, что все доказательства сфальсифицированы. Мы не верим суду и ожидаем в этой инстанции обвинительный приговор, но однозначно будем дальше бороться.

На мой взгляд, идет запугивание молодежи, чтобы другим неповадно было занимать активную жизненную позицию. Власть должна быть благодарна людям, которые указывают на недостатки существующего строя, и пытаться их исправлять, но пока, к сожалению, все наоборот».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: