Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему в Москве уволили все руководство роддома имени Спасокукоцкого и за что арестовали главврача?

В Москве происходит конфликт в родильном доме имени С.И. Спасокукоцкого — бывшем роддоме № 27. Его пациентки пожаловались на врачебные ошибки, агрессивные методы принятия родов и передозировку анастезии. Некоторые из них предполагают, что роддом стремится таким образом снизить статистику по кесареву сечению, тем самым нанося вред новорожденным. 

После жалоб руководство роддома уволили, а заведующую Марину Сармосян арестовали по подозрению в халатности — Новый год она встретит в СИЗО. Мосгорздрав назвал эту меру пресечения избыточной, а в соцсетях начался флешмоб в поддержку Сармосян. 

«Такие дела» рассказывают о деталях конфликта.

Фото: pxhere.com

Жалобы пациенток

В конце ноября жительница Москвы Татьяна Бенграф (Уюсова) пожаловалась в фейсбуке на врачей роддома имени Спасокукоцкого. Она рассказала о нескольких пациентках роддома, у которых принимали роды ненадлежащим образом. По словам Татьяны, сотрудники медучреждения избегают делать кесарево сечение, даже если у роженицы есть показания для него. 

Позже Бенграф написала пост о своих родах. По словам женщины, ее беременность протекала нормально, ребенок должен быть родиться здоровым и доношенным, но из-за врачебных ошибок у него «целая страница диагнозов» и инвалидность. Бенграф говорит, что врачи роддома применяли агрессивные тактики — выдавливание и вакуум, и неоправданно использовали эпидуральную анестезию. Показаний для проведения кесарева сечения врачи не нашли. 

Москвичка Мария Касаткина рассказала Business FM, что у нее в роддоме № 27 проходили четвертые роды. Женщина утверждает, что к ней тоже применяли травмоопасный запрещенный метод выдавливания плода из утробы, а также допустили передозировку эпидуральной анестезии, хотя она вовсе не требовалась. Сейчас ребенок имеет инвалидность и может питаться только через зонд.

«Родила ребенка, он не задышал, не закричал, это травма, я плакать начала. Они мне говорят: “Не стройте здесь из себя актрису, скажите спасибо, что у вас первые трое нормальные родились”. Какие-то диагнозы начали ставить генетические, а потом выяснилось, что у нас ничего нет по генетике», — говорит Касаткина.

Родители другого ребенка рассказывали «Газете.ру», что их новорожденному сыну в роддоме имени Спасокукоцкого занесли инфекцию, от которой у него развился менингит. «Я считаю, что врачи недосмотрели у меня возбудителя менингита. Когда я поступила в роддом, со мной не обговорили ни план обследования, ни план ведения родов. Меня как будто поставили на конвейер: родила — иди в палату», — говорила женщина.

Источник «Комсомольской правды» в следственных органах сообщает, что ребенок еще одной женщины умер на двадцать третьи сутки. «Именно [заведующая филиалом роддома № 27 Марина] Сармосян приняла решение не делать кесарево при клинически узком тазе у пациентки и отсутствующей родовой деятельности. Со слов пострадавшей, главврач сказала: “Куда тебя резать, молодая еще”», — сказал источник.

Кесарево сечение

Некоторые пациентки считают, что роддом стремится снизить статистику по кесареву сечению: больница имени Спасокукоцкого имеет самые высокие в Москве показатели по естественным родам. В разговоре с «Такими делами» Татьяна Бенграф сказала, что в роддоме гордятся низким процентом кесаревых сечений — 13% по сравнению со средним по Москве в 30%. «Есть рекомендации, есть “соцсоревнования”, но когда это переходит за грань здравого смысла, это становится вредительством. Здесь есть и финансовый интерес, и репутационный. Сейчас можно что угодно говорить, но есть факты — свидетельства о смерти, выписки из стационаров, диагнозы детей», — сказала она. 

Пациентка Насиба, которая еще не подавала заявление в Следственный комитет, рассказала «Комсомольской правде», что упрашивала врачей роддома сделать ей кесарево сечение, но ей отказали, несмотря на то, что она была беременна двойней. Одна из родившихся дочерей Насибы прожила всего семь месяцев. 

«В роддоме меня принимал врач Александр. Боли были ужасные, и я попросила сделать кесарево. Он пошел советоваться с [главврачом] Сармосян, та, видимо, отказала, и они вдвоем стали принимать у меня роды. Я умоляла Сармосян сделать кесарево. Я очень переживала, потому что у одной из девочек было тазовое предлежание. Сармосян лишь кричала на меня: “Рожай сама, этот ребенок тебе нужен, а не нам!”» — утверждает женщина. 

Врач Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова Юлия Кубицкая убеждена, что медицинские работники не стали бы рисковать здоровьем пациенток и их детей ради статистики по кесареву сечению — в разговоре с «Такими делами» она напомнила, что эту операцию выполняют исключительно по показаниям. 

«Все делают по медицинским показаниям, смотрят по конкретной ситуации. Вообще-то проще сделать кесарево, чем ждать. Если при родах возникают какие-то проблемы — надо их решать. Не путем кесарева сечения — есть много приемов и тактик. Хороший грамотный акушер будет до конца вести роды. Для статистики никто ничего не делает», — прокомментировала Кубицкая.

Президент Российского общества акушеров-гинекологов профессор Владимир Серов объясняет: в России не делают кесарево сечение просто по желанию женщины. «По опыту многих стран показано, что кесарево сечение не должно быть выше 20% [от всех родов]. Акушеры предложили более строго подходить к программе производства кесарева сечения. Это не означает, что там, где нужно, его не делать, а просто делать его по более строгим показаниям», — сказал Серов. 

Пресс-секретарь «Альянса врачей» Иван Коновалов сказал «Таким делам», что пока профсоюз публично не выступает в поддержку сотрудников роддома, а Марина Сармосян и ее коллеги в «Альянс» не обращались. «Хочется подробнее разобраться в ситуации. Пока не совсем очевидно, справедливо выдвигаемое обвинение или нет. Врач Элина Сушкевич к нам тоже не обращалась, но ее ситуация была более очевидной, родился 700-граммовый ребенок, которого не удалось спасти. С Сармосян не совсем понятно, какова вина врача», — прокомментировал Коновалов.

Президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский считает, что роженицы и дети пострадали не из-за желания врачей улучшить статистику по кесаревому сечению, а из-за принятых в роддоме методов. «Я думаю, в этом роддоме была школа довольно агрессивного акушерства, которая позволяла приемы давления на живот и считала, что женщина должна родить сама, а кесарево — только в ситуации, когда женщину уже надо спасать», — сказал «Таким делам» эксперт.

По мнению Саверского, повреждения травматического характера у детей «практически невозможно объяснить ничем, кроме как давлением на живот», этим же могут объясняться поражения центральной нервной системы и гипоксия. «Похоже, департамент здравоохранения согласился с признаками вины своих работников, раз уволил их и не стал прикрывать», — сказал президент «Лиги защиты пациентов».

Увольнения и арест

6 декабря департамент здравоохранения Москвы сообщил, что главврача родильного дома имени Спасокукоцкого Марину Сармосян уволили после служебной проверки. Также были уволены и заведующие всех отделений. В депздраве сообщили, что проверка была проведена после «многочисленных обращений» пациенток.

Знакомая Сармосян Алевтина Боброва, которая была на суде, сказала «МБХ медиа», что руководство роддома уволили в результате «рейдерского захвата», а на их место назначили сотрудников Боткинской больницы. «Закрылся на ремонт 39-й роддом в Боткинской больнице. Весь этот состав переходит в роддом, где Марина Арамаисовна — главврач. В 10 утра ее без объяснения причин выводят в наручниках», — рассказала Боброва.

Против Сармосян возбудили уголовное дело по части 2 статьи 293 УК (халатность). Савеловский суд арестовал ее до 6 февраля. Защита просила поместить врача под домашний арест, однако суд отправил Сармосян в следственный изолятор. По данным источника ТАСС, также возбуждено уголовное дело по статье 238 УК (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Сейчас в деле четыре пострадавших семьи.

Дочь Марины Сармосян Тамара назвала меру пресечения «вопиющим примером правового беспредела». По ее словам, Сармосян не принимала личного участия в принятии родов у пострадавших женщин. «Вместо того, чтобы разобраться в обстоятельствах дела, провести надлежащую проверку, назначить и провести необходимые судебно-медицинские экспертизы, следствие и суд посчитали возможным поместить под стражу невиновного человека, врача с многолетним опытом и блестящей репутацией», — сказала Тамара RT.

Потерпевшие утверждают, что в роддоме № 27 практиковался подлог документов. На суде они говорили, что Сармосян должна находиться под стражей, чтобы она не имела возможности уничтожить улики. «Все наши документы были переписаны: и карта ведения беременной, и история родов, и карта развития ребенка. Эти люди коллегиально все переписали, есть даже листы, полностью переписанные отдельными сотрудниками. Все это заверила своей подписью Сармосян», — писала Татьяна Бенграф.

В поддержку руководства роддома в соцсетях начался флешмоб #мойврачсармосян. Также появилась петиция на сайте Change.org. «Следствие и суд, идя навстречу настойчивым жалобам нескольких пациентов, которые убедили в первую очередь себя, что в возникших при оказании медицинской помощи осложнениях виновны врачи, изначально рассматривают врачебную деятельность как преступную», — говорится в петиции.

Читайте также Дела врачей  

«Мама работает акушером-гинекологом более 20 лет, кандидат медицинских наук, отмечена многочисленными грамотами и дипломами, она всегда была увлечена своей профессией, можно сказать, жила на работе, училась всему новому. Сотни женщин, родившие с ее помощью, возвращались к ней во второй и третий раз», — написала Тамара Сармосян.

Пресс-секретарь «Альянса врачей» Иван Коновалов считает, что арест — совершенно несправедливая и жестокая мера пресечения для врача. «Насколько я знаю, мера избирается, исходя из потенциальной опасности преступника — чтобы он не сбежал, не мог повлиять на свидетелей, не мог совершить новое преступление. Я уверен, что в случае врача хватило бы подписки о невыезде. Видимо, раз выбрали такую жестокую меру пресечения, за Марину Сармосян взялись серьезно и ее хотят посадить», — сказал ТД Коновалов.

Против ареста выступил и департамент здравоохранения Москвы — в ведомстве сообщили, что «самая строгая мера пресечения в виде заключения под стражу стала для медицинской общественности настоящим потрясением». 

«Вряд ли врач стала бы скрываться от следствия либо каким-то иным образом препятствовать расследованию. В подобной ситуации гораздо более понятным был бы домашний арест или подписка о невыезде, но не помещение Сармосян М.А. под стражу», — заявили в Мосгорздраве. В департаменте не связали увольнение Сармосян с возбуждением и расследованием уголовного дела против нее и с арестом.

Президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский сказал «Таким делам», что может понять, по каким причинам Марину Сармосян отправили в СИЗО. «Главный врач — фигура серьезная. У нее есть ресурсы и связи, способы подделать документы, возможность договориться со свидетелями, тем самым влияя на следствие. Она была фигурантом уголовного дела еще в 2014 году, но тогда Следственный комитет по-другому реагировал. Если бы тогда были приняты адекватные меры, может быть, сейчас дети бы не пострадали», — заключил он.

Татьяна Бенграф сказала «Таким делам», что не оценивает решения суда и Следственного комитета. «Так решил суд, который изучил предварительную документацию и показания. Возможно, после апелляции ее отправят под домашний арест. Для меня это не принципиально, главное — что она перестала калечить детей», — прокомментировала Татьяна.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: