Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Подумала, что там митинг или пикет». Рассказы людей, оказавшихся на Лубянке во время стрельбы

В Москве 19 декабря произошла стрельба в центре города — возле метро «Лубянка», у штаб-квартиры Федеральной службы безопасности. По предварительным данным, стрелок-одиночка Евгений Манюров атаковал приемную ФСБ, после чего выбежал на улицу Большая Лубянка и продолжил обстреливать сотрудников ведомства. Погиб один сотрудник спецслужбы, пять человек получили ранения.

Свидетелями этих событий и масштабной спецоперации правоохранителей стали десятки простых прохожих, оказавшихся на Лубянке. «Такие дела» поговорили с несколькими из них.

Никита

оказался на Лубянке после стрельбы

«Я был на Лубянке уже после начала стрельбы. Была толпа журналистов — человек 20, все оцеплено, можно было подойти [к Лубянской площади] только с левой стороны Политехнического музея, потому что сама площадь вплоть до Китай-города была в оцеплении. Куча [полицейских] и куча скорых. Непонятно, кого они там возили, они ездили часа четыре после всей этой ***ни по городу с включенными мигалками — и [полиция], и скорые, и куча непонятных черных тачек. Даже спустя пять часов, где-то в 11 вечера, мимо нас проезжали скорые с включенными мигалками, мы [в шутку] кричали им: “Хватит катать пострадавших по городу”. А так ОМОН нормально себя вел, все тихо-мирно, никто на людей не бросался. Очень понравилась елка, в оцеплении ОМОНа она выглядела реально круто, очень красиво, очень нуарно.

Мне кажется, что в какой-то момент на Лубянке включили блокирующие маяки, интернет работал конкретно [плохо]. К Лубянке стеклось столько полиции, что все ближайшие улицы опустели от них, там можно было делать что угодно, хоть закон об одиночных пикетах нарушать и вставать в них вдвоем, хоть пиво пить. Автомобильное движение вокруг здания ФСБ на Лубянке тоже перекрыли, но русские люди не сдавались, все пытались проехать, один на “Камри” даже сигналил оцеплению, мол, в аэропорт опаздываю. Хотя с Театрального можно было легко уехать в сторону Китай-города».

Лера

оказалась на Лубянке во время стрельбы

«Я шла из метро в кино в “Детский мир”, и все выходы к нему были перекрыты. Я спрашиваю [полицейских]: чуваки, а как мне выйти-то? Они на меня посмотрели как на дурочку: “Девушка, вы че, новости не читаете?” Боже мой, я подумала, что там какой-то митинг или пикет, что-нибудь такое, мы же в Москве. Я очень опаздывала — и попыталась пройти к “Детскому миру” через другие выходы уже на улицу, решительно. Тут я увидела, что там какой-то замес: мигалки, столпотворение, все хихикают. Я спросила у охранника, что тут вообще такое. Он сказал мне: “Тут вот перестрелка”. Я до сих пор не понимаю, сколько там было чуваков, один, два или три, но если их было три, то на тот момент третьего еще ловили. Я тогда написала в чат друзьям.

Мне написали валить оттуда, ну я и повалила оттуда

Достаточно забавно, что в “Детский мир” вообще нельзя было зайти, никак, и даже находиться там рядом, а находиться в нем и выходить из него спокойно можно было. Можно было гулять по всему торговому центру, кроме второго этажа, он был перекрыт, без понятия почему. Я не слышала выстрелов, только очень много мигалок, но была в панике, потому что очень боюсь столпотворений. Я нырнула обратно в метро и свалила оттуда».

Лана

работала на Лубянке во время стрельбы

«Мы сидели через площадь от места, где была перестрелка. Выстрелы доносились до нас — и ***дец, но нас не баррикадировали (были сообщения о том, что работников офисов на Лубянке попросили не покидать рабочие места, пока ситуация не разрешится. — Прим. ТД), мы просто сами не стали выходить. Когда я вышла из офиса, тупо доработав, все уже рассосалось, стояла только толпа зевак.

Где-то в 18:15 прозвучали первые выстрелы, потом очереди затихали. В 19:00 вроде было еще немного. Потом мы слышали хлопки, но не ручаемся говорить об их природе: был очень сильный ветер и что-то [било] по крыше. Вообще, выстрелы было достаточно отчетливо слышно. Прикольный саундтрек вечера».

Кристина

работала на Лубянке во время стрельбы

«Мы были в офисе, поэтому про то, что происходило снаружи, мне сказать сложно. Где-то около шести мы услышали первые выстрелы, потом периодически автоматные очереди с перерывами. Все продолжалось около часа, так что было достаточно стремно. В какой-то момент мы выходили со двора посмотреть, что на площади, на нашей стороне люди по большей части вели себя скорее как обычно, но это было тогда, когда выстрелы уже закончились.

Мы порядком перепугались, начали смотреть в новостях, что происходит. Одна коллега задержалась на работе, чтобы убедиться, что все успокоилось. Мы вышли во двор, только когда выстрелов не было слышно уже какое-то время.

Я не особо обратила внимание, как изменилось автомобильное движение. Насколько я помню, к этому моменту площадь была перекрыта по большей части, но полосу для движения, условно от Большого театра в сторону Китай-города, оставили».

Анатолий

оказался на Лубянке во время стрельбы

«Подхожу к арке, чтобы выйти из нее на Кузнецкий Мост, вижу: по улице бегут [полицейские], ДПС, ОМОН, пешеходы, люди из машин выскакивают, все в арку забегают. Грохот, крик, суета. ОМОН с автоматами, [полицейские] и ДПС с пистолетами, гражданские со смартфонами. Начинается стрельба, автоматные очереди, ор по рациям. Улица простреливается, [полицейские] прячутся за машины и продвигаются к Лубянке. Неопытные [полицейские] суетятся, роняют пистолеты, спотыкаются, рации летят под машины, они матерятся и орут. Более опытные кричат гражданским: “Прячьтесь, не высовывайтесь, чего вы снимаете, это не кино!” Далее на протяжении минут 25 постоянные очереди из автоматов. Сначала метрах в 40, потом дальше на Большой Лубянке.

В арке было не страшно, скорее состояние глубокой концентрации, было понимание, что, если что, можно уйти вглубь двора или в здания. Страшно было за людей, которые не знали, что происходит, выходили из зданий на эту улицу, кто-то с работы, кто-то из квартир — и просто шли в сторону Лубянки. Некоторые были в наушниках и не слышали, как менты им кричали: “Уходите, уходите”, к таким подбегали и оттаскивали к стенам зданий. В итоге все затихло и можно было спокойно выйти из арки и уйти в сторону от Лубянки».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: