Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Полицейский сказал, что сам похоронил брата без головы». Как в Дагестане проходили массовые протесты женщин против мобилизации

После объявления частичной мобилизации из-за «спецоперации» в Украине в разных городах России прошли акции протеста, которые завершились массовыми задержаниями. Акцию поддержали в Дагестане: на улицы вышли местные жительницы, неготовые отпустить на фронт своих детей, мужей и отцов. Женщины в хиджабах перекрывали проезжую часть и блокировали движение полицейских машин.

Надпись на стене на табасаранском «Моя милая мама», Махачкала
Фото: Виктория Волкова

В честь Дня города 25 сентября в Махачкале прошли официальные празднования, которые завершились стихийными акциями протеста против частичной мобилизации — призыва на службу мирных граждан из-за обострения ситуации в «военной спецоперации» в Украине. Около 15:00 в центре Махачкалы, на углу проспекта Расула Гамзатова и улицы Магомеда Ярагского, стали собираться люди, несогласные с мобилизацией.

Женщины в хиджабах толпились возле зданий Кукольного и Русского театров, они скандировали лозунги «Нет войне» и «Мы не удобрения». Почти сразу их окружили полицейские, которые сначала попросили женщин разойтись.

Читайте также «Дева Мария вышла бы с нами»

«Первый час было более-менее спокойно. Полицейские подходили, уговаривали, беседовали. Видимо, они докладывали начальству и от них требовали прекратить акцию, пока толпа не разрослась», — говорит участница акции, мать и бабушка Амина Алиева.

Она рассказывает, что узнала о готовящейся акции протеста от дочери. «Митинг был формата “Матери против войны”. У меня некого забирать, но я против всей этой мобилизации, против того, что началось 24 февраля. Конечно, я воспользовалась шансом высказать свое мнение, по-другому быть не могло. Со мной была троюродная сестра, у нее два сына призывного возраста», — делится Амина.

Всего, по данным газеты «Черновик», в акции участвовало несколько сотен человек.

Примерно через час после начала протестов полицейские стали задерживать. Силовики в форме и люди в штатском вытаскивали протестующих из толпы, валили на землю и, прежде чем поместить их в автозаки, избивали ногами, распыляли газ. Женщин толкали, били, тянули за одежду и волокли к полицейским машинам, чтобы задержать. Всего, по данным «ОВД-Инфо», 25 сентября в центре Махачкалы было задержано больше 100 человек.

Женщины на городском пляже, Махачкала
Фото: Виктория Волкова

На следующий день протесты продолжились: на акции вышли жители Хасавюрта и Махачкалы. Группа из нескольких десятков молодых людей собралась на центральной площади Махачкалы у памятника Ленину. Постепенно количество полицейских вокруг группы увеличилось, и тогда один из сотрудников подошел к собравшимся и потребовал от них разойтись. Один из юношей ответил на реплику полицейского, и словесная перепалка почти сразу переросла в стычку протестующих с силовиками.

Читайте также «Она сидит за всех нас»

«Ребята стояли просто как наблюдатели. Я вам стопроцентно говорю, полицию никто не провоцировал, ребята стояли из любопытства — они не скандировали. Но примерно через час полицейские схватили парня. Их рандомно хватали откуда-то из толпы и выносили на дорогу, к “бобикам”. Потом полицейские стали хитрить и создавать несколько горячих точек, по три-четыре, чтобы, пока отбивают одного, не получалось добежать до другого. И вот тогда уже стало не до митинга», — вспоминает Амина.

Женщины заступались и не отдавали своих парней, чтобы их не могли забрать, добавляет 19-летняя студентка Калимат Исаева: «Знакомый моего брата был там, он с площади шел, и за ним погнались полицейские, хотя он ничего не сделал. Другому перцовкой пшикнули, он убегал, ориентируясь по крикам людей вокруг, благодаря которым он дорогу нашел. Но позже его все равно задержали».

Полицейские группами выделяли участников акции из толпы по одному, валили на землю и избивали. С разных концов площади стали стягиваться прохожие, которые пытались помогать протестующим, но задерживали и их. Женщина, оказавшаяся в эпицентре событий, кричала силовикам:

«Ты посмотри, что они делают! Такие обученные, вооруженные — вот и ехали бы сами воевать!»

Амина говорит, что женщины, несмотря ни на что, не боялись: «А вот молодые девочки боялись. Когда мы стояли, взявшись под руки, меня обнимала девушка лет тридцати, она тряслась, она сказала: “Я их боюсь”. Когда они (силовики. — Прим. ТД) включили свой адский вой сирен, я ей сказала, чтобы она пошла в сквер на скамейку. Но она не ушла. Тряслась, но стояла. Многие из женщин кричали полицейским: “Возьмите нас! Че вы ребят забираете?”»

«В такие моменты полицейские были как роботы, они не реагировали. Просто делали свою привычную работу, как будто на складе упаковщики коробок»

Примерно через 10 минут после начала стычек на площади уже было несколько дополнительных полицейских машин, которые приехали с мигалками и сиренами. Силовики без разбору избивали людей и волокли их к машинам. Один из участников акции, лежащий на земле и окруженный толпой полиции, долго не мог встать: было видно, что ему плохо после побоев, но никто ему так и не помог.

Городской пляж, Махачкала
Фото: Виктория Волкова

«Периодически силовики прекращали и подходили к группам ребят вести свои “задушевные беседы”», — вспоминает Амина.

«Один полицейский даже признался, что брата похоронил без головы»

«Когда им все-таки удалось увезти несколько человек, женщины уже не стеснялись в выражении эмоций: плевали, проклинали и так далее», — добавляет она.

В какой-то момент из толпы выбежал полицейский, его форменная голубая рубашка была испачкана в крови, но никаких ран на нем видно не было — кровь была не его: «Не снимай! Не снимай, я сказал!» Участники акции пытались снимать происходящее на камеры мобильных телефонов, силовики старались им помешать. Один из полицейских подбежал к девушке, схватил ее за руку и грубо потребовал сначала показать ему, а потом удалить запись, которую она сделала только что.

Амина, участница протеста против частичной мобилизации в Махачкале
Фото: Виктория Волкова

Протестующие стали массово убегать с площади, задыхаясь, когда один из силовиков распылил газовый баллончик. «Газ не слезоточивый, удушающий. У меня хронический бронхит с астма-синдромом. Я только на следующий день пришла в себя. Ощущение было, как будто тебе широко открыли рот и насыпали прямо в глотку красный перец. Начинаешь кашлять, задыхаешься. Всю ночь у меня была одышка», — говорит Амина.

Калимат, которая участвовала в акции вместе с сестрой, вспоминает: «Полицейские очень сильно зажимали руки сестре, чтобы отодвинуть ее. Они ужасно к девушкам относились, даже перцовки пшикали. Одну забрали в автобус и там подняли на нее руку…»

«Я стояла и дрожала от увиденного, плакала просто»

Сотрудники полиции и росгвардейцы теснили людей с площади и прогоняли посетителей уличного кафе, которые сидели за столиками и, очевидно, не участвовали в акции. Тех задержанных, которым удавалось вырваться и сбежать, догоняли и избивали группой по несколько человек.

«Шла в кафе — все было тихо, через полчаса — на тебе: пацанов забирают. Я была в шоке. Стояла и не знала, что делать, потому что задерживали и били молодых парней, на одного четыре-пять сотрудников», — рассказывает 20-летняя Хадижа Лалаева, блогер.

Амина, участница протеста против частичной мобилизации в Махачкале
Фото: Виктория Волкова

Она вспоминает, что провела на акции не больше 10 минут, потому что не смогла вынести уровень насилия. «Когда парней забирали, били, у меня от происходящего началась рвота. Я очень плохо переношу моменты, когда кого-то бьют на моих глазах. Эти парни кричали, что им больно, а их волокли несколько сотрудников. Одного из парней несли за руки и ноги — он был без сознания, не проявлял никаких признаков жизни. Оказалось, что его вырубили», — делится девушка.

Полицейские остановили машину скорой помощи, которая проезжала мимо площади, и толпой выволокли оттуда врача. Силовикам показалось, что медик снимал их действия на видеокамеру. Но после того как мужчину избили, выяснилось, что они ошиблись.

«На моих глазах забрали человек семь. А я там была всего минут двадцать. Говорят, до меня машин десять с людьми уехало», — добавляет студентка Калимат.

Женщина на городской набережной, Махачкала
Фото: Виктория Волкова

Было задержано снова около сотни человек, при этом около 30 из них младше 18 лет, большая часть — женщины. Среди задержанных оказались журналистка «Радио Свобода» Юлия Вишневецкая, правозащитница «Марем» Майсарат Килясханова, молодая мама Мария Юристовская, активистки Камилла Магомедова, Алида Хидирбекова и другие.

Читайте также «Она стояла насмерть»

«Самые серьезные последствия могут быть для Маши Юристовской. Мне сказали, что там ничего не нашли, хотя у нее были обыски, ее мужа забирали, изъяли всю технику: искали связь Маши почему-то и с ИГИЛ, и с Украиной одновременно», — говорит журналистка и активистка правозащитной группы «Марем» Светлана Анохина.

Она рассказывает, что в этих протестах участвовали женщины разного возраста: взрослые женщины в хиджабах, даже бабушки, и девушки 18-19 лет, «коротко стриженные, в брючках, с рюкзачками». Юных девушек старшие женщины выгоняли из толпы, потому что понимали, что в первую очередь задерживать будут молодых. «Мент трижды подумает, прежде чем идти на взрослую пожилую женщину с сильными кулаками, еще и в хиджабе», — объясняет Анохина.

Светлана назвала акцию поводом для женской гордости, но отметила, что едва ли она имеет отношение к росту женского самосознания и понимания необходимости борьбы за собственные права.

Глава Дагестана Сергей Меликов у себя в телеграм-канале назвал протесты жителей Махачкалы «подготовленными из-за рубежа». «Мы уже с этим сталкивались в 90-х годах. К сожалению, многие забыли, к чему это может привести, не все помнят о взрывах жилых домов в Каспийске, Буйнакске, на вокзалах и в метрополитенах», — добавил он.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: