Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Светлана Софьина

Советы психолога родителю, чей ребенок переживает первую любовь

Главный совет, который можно дать родителю подростка, — и я всегда его даю — звучит так: не вмешивайтесь. Лучшее, что вы можете сделать для своего ребенка, это поменьше вовлекаться в ураган, который закручивает его самого. И вообще попробуйте жить собственной жизнью, в которой интересы подростка отойдут с первого места на какое-нибудь из второстепенных.

Вот, собственно, главный совет дан.

Дальше я буду рассказывать о том, как сложно бывает ему последовать.

Если коротко, то очень сложно.

Потому что второй совет будет звучать так: представьте, что у вас дома бомба со сломанным предохранителем. В какой момент и от чего она может взорваться, вы не знаете. От неудачно сказанного слова. От щелчка выключенного чайника. Или от взгляда в зеркало в неправильном освещении. Повлиять на бомбу вы никак не можете. И при этом нужно как-то жить собственной жизнью, желательно не думая о бомбе в собственной квартире.

Вот что такое жизнь с подростком.

И поверьте, взрывы в вашем доме будут звучать регулярно. Особенно, когда с подростком случится первая любовь. Взаимная или безответная, счастливая или трагическая… Со слезами и скандалами, с фантазиями о самоубийстве и самыми безумными планами одновременно.

«Пластилиновая ворона», или что чувствует подросток

Тут самое время вспомнить, что любовь — это только в фильмах прекрасно, нежно и заканчивается хэппи-эндом через полтора часа. В жизни, и особенно в жизни подростка, любовь — это больно. Больно, даже если она взаимна. Потому что это, как впервые встать на коньки — все время падаешь и чувствуешь себя неуклюжим идиотом. При этом кажется, что на тебя смотрит целый зал (обычно это не так, никто не смотрит, но подростку вы это не докажете, это и взрослому человеку бывает непросто доказать).

Фото: Светлана Софьина

А еще не забывайте про гормоны — по моему опыту, родители часто недооценивают влияние гормонов на подростка. Привычно говорят: «Ну да, да, гормоны» («Ну да, надо чистить зубы», «Ну да, спорт полезен»), и следом требуют, чтобы подросток вел себя как нормальный человек. Воспитанный и разумный.

А это утопия.

Поэтому давайте еще раз про гормоны. Половые гормоны не просто выделяются, они меняют подрастающий организм, сминают его, как пластилин (представьте, каково пластилину), и вызывают неконтролируемые изменения в сознании, как самый сильный наркотик. Вспомните какой-нибудь триллер, в котором человек постепенно превращается, например, в муху, волка или инопланетянина, — процесс довольно мучительный. И занимает он не минуту экранного времени, а несколько лет. Поскольку гормоны выделяются в кровь подростка не постоянно, а порциями, иногда он рассуждает и выглядит практически как нормальный человек. Уставший (вспомните пластилин). Но разумный. Ему может казаться, что теперь он всегда будет нормальным и взрослым. Но вы-то, человек с опытом, не обманывайтесь. В следующие 15 минут гормоны могут начать свою галлюциногенную пляску, он может разрыдаться и запереться в комнате. Может разместить свои голые фото в соцсетях, разругаться с тренером, уйти из музыкальной школы с истерикой, разбить очки однокласснику, пойти в трусах за водкой среди бела дня. Потом умирать от стыда, естественно.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

(Лайфхак: гормоны выделяются в кровь обычно ранним утром и днем. Значит, в первой половине дня он будет сильнее напряжен, взвинчен, встревожен, готов к слезам и скандалу, а к вечеру — чуть спокойнее. Впрочем, у каждого свой ритм. Может быть и наоборот. Понаблюдайте за ребенком, поймайте ритм и серьезные разговоры откладывайте до того времени суток, когда ему лучше всего.)

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Половые гормоны потому так и называются, что отвечают за сексуальный интерес к другим существам. Противоположного пола или своего. Или к своему и противоположному одновременно, и вообще ко всему движимому и недвижимому — такой возраст.

Подросток может этот интерес проявлять и заявлять о нем с наивным бесстыдством. Или тайком листать порносайты и мастурбировать, в ужасе, что его сейчас поймают и застукают. Или даже не заикаться ни о чем, что отдаленно похоже на секс и влюбленность, — если в вашей семье это жуткое табу и запретная тема. И при этом чувствовать, как его распирает изнутри, как будто он сходит с ума. Пожалуй, это наихудший вариант — если вы даете понять, что говорить о таком дома нельзя и даже думать неприлично. Он увеличивает психологический груз, который подросток и так тащит, до практически невыносимого и часто ведет к фобиям, неврозам и целому букету психосоматических симптомов. Тело говорит там, где заткнут рот.

Фото: Светлана Софьина

Поэтому еще один совет: не запрещайте подростку говорить вслух о сексуальном. О чувственном. Не заставляйте его делать вид, что он об этом не думает. Он думает. Не вынуждайте его бояться вашей реакции и самого себя. Он и так боится.

«А я что, не боюсь!», или что чувствует родитель

Это самый главный родительский секрет — мы тоже боимся. Боимся непредсказуемых вспышек чувств со стороны подростка и его состояний. Подросток не только генерирует самые разные очень сильные эмоции, ему физически требуется вызывать столь же сильные эмоции у других. У друзей, у малознакомых людей, но в первую очередь — у родителей. Радуются ли этому родители? О нет.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Родители панически боятся того, что ситуация становится неуправляемой. Еще год назад можно было сказать: «Сядь за уроки!» — и дитя послушно садилось. А сейчас то же самое «сядь за уроки» может вызвать все что угодно, от хлопанья дверьми до извержения вулкана Попокатепетль. Но только не мирное усаживание за эти самые уроки. Еще год назад наши — ладно советы, но хотя бы запреты — хоть что-то значили. Сейчас они значат не больше прошлогоднего билета в театр.

Кроме этого страха, на более глубоком уровне родитель неизбежно сталкивается с тем, что психологи называют «тревогой сепарации». Раньше ребенок абсолютно точно был частью семьи, иногда ее центром, а в каком-то смысле и частью родителей. Такой как будто третьей ногой. И вдруг оказывается, что эта «третья нога» имеет собственную волю и вообще желает оторваться от нас, а ведь у нас к ней и нервы, и сосуды, все уже приросло. Больно. Страшно. Неожиданно.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Особенно ярко вспыхивает тревога сепарации, когда подросток впервые влюбляется. Это первый раз, когда он выбирает другой объект обожания и преданности — не нас. Влюбляясь, он символически изменяет нам. И где-то очень глубоко в душе мы можем, да-да, можем чувствовать себя обманутыми и брошенными. Далеко не всем удается в этот момент быть еще и великодушными. Настолько, чтобы поддерживать его, неуклюжего и страдающего.

Родительская тревога может проявляться вспышками раздражения, постоянным мышечным напряжением (как следствие — болями в спине и головными болями) и даже ночными кошмарами. Может выглядеть, как смутное беспокойство или внезапная паника на пустом, казалось бы, месте.

Фото: Светлана Софьина

Самое худшее в тревоге то, что она сама себя бесконечно порождает, как укроп на грядке.

Чем более непредсказуемо ведет себя подросток, тем больше мы тревожимся.

Чем нам тревожнее, тем больше наш мозг выдумывает опасностей, реальных или мнимых, о которых спешит предупредить нас.

И вот, нам уже кажется, что деточка непременно провалит экзамены, забеременеет от негодяя, заразится СПИДом, превратится в гомосексуалиста, в проститутку, в алкоголика… ничего не забыла? Причем все это одновременно.

Чем больше угроз нам рисует психика, тем нам страшнее.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Чем страшнее, тем больше нам хочется призвать ребенка к порядку и заставить его ходить по струночке. В этот момент думать о его переживаниях у нас просто нет никаких сил, справиться бы со своими.

Чем сильнее мы давим, тем хуже он себя ведет.

Дальше цикл повторяется опять и опять.

Что делать?

Учиться сбрасывать напряжение и тревогу не скандалами в семье, а любыми другими нетравматичными способами. Это мучительно, особенно когда мы уже взрослые, а навык такой до сих пор не освоен.

И разговаривать потихоньку. В первую очередь — с собой, утешая себя, поддерживая, уговаривая, что далеко не все тревоги и кошмары непременно сбудутся. Как показывает практика, не сбываются почти никакие из них.

И только во вторую очередь (потому что это сложнее) разговаривать с подростком.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Начинайте разговор о любви и сексе, только если чувствуете, что сейчас у вас хватит на него сил, терпения и великодушия. Иначе всем будет только хуже. Если ваши родительские силы на нуле, а раздражение, наоборот, зашкаливает, не начинайте их сегодня!

Если уж вы все-таки открыли рот, чего говорить ни в коем случае не стоит? Есть несколько специальных фраз, которые мгновенно прекращают диалог, вызывая только обиду и горькое разочарование. Они еще и запоминаются, я вам клянусь, на долгие десятилетия. И отравляют отношения уже выросших детей с родителями:

«Вот я в твои годы…»

«У тебя эта дурь скоро пройдет…»

«Не об этом надо думать, для тебя сейчас учеба главное…»

«Ты не понимаешь, какая это все ерунда…»

Все это можно думать, но ни в коем случае нельзя говорить. Потому что для подростка, который находится, как мы помним, под гормональным коктейлем, это звучит как «меня никто не понимает», «я ничего не значу» и «самые близкие люди меня предают».

Гораздо полезнее молча слушать, сколько хватит сил. Поверьте, каждые пять минут слушания вам зачтутся.

(Лайфхак: если вы уже забыли, что такое метания подростка и как мучительно неловко бывает впервые влюбляться, пересмотрите фильм «Обыкновенное чудо».)

Фото: Светлана Софьина

Очень часто меня спрашивают: «А о сексе? Что ему рассказывать о сексе? Как с собственным ребенком о таком говорить, стыдно же, ужас. Язык прилипает к горлу».

Извините, но откуда эта самонадеянная уверенность, что вам есть что рассказать подростку о сексе? Вы сексолог? Вы рисуете порнографические аниме? Вы работали в эскорте? Нет? Ну тогда, скорее всего, вы знаете ненамного больше него — к его услугам вся мировая коллекция порно и эротических рассказов. Если у вас хватит мужества, признайтесь самому себе, что ваш опыт в сексе, ну, не так уж всеобъемлющ, и даже «Калигулу» вы не досмотрели до конца. После этого можете с интересом послушать, какие у него представления о сексе. Как он его себе представляет и чего боится? Знает ли он, как сказать «нет» в случае чего? Представляет ли, как устроено его тело? А в чем видит смысл секса? А как избежать нежелательной беременности, знает?

Информацию для надежности можно проверить в интернете.

Это труднейшее испытание для родителя, но иногда оно того стоит. Одна моя знакомая вместе с сыном-подростком открывала презерватив, надувала его и рисовала на нем маркером цветные рожицы. Другая вместе с дочерью читала в интернете статью «Мифы и заблуждения о зачатии и беременности». Третья уговорила дочь нарисовать комикс (с картинками!) о том, как она представляет себе первый секс.

Одним словом, все, что позволяет нам больше смеяться вместе с подростком и меньше думать о сексе, как о катастрофе, помогает. Вам и ему.

Отдельная история — когда подросток решает объявить о своей гомосексуальности. Или бисексуальности. Ему страшно. Вы в шоке.

Тут самое время напомнить себе, что сексуальная ориентация — не болезнь и даже не «сексуальное расстройство», а значит, это не лечат.

Фото: Светлана Софьина
Фото: Светлана Софьина

Но одновременно напомнить себе и то, что в юности, до 18 лет, больше половины подростков, бывает, сомневаются в своей сексуальной ориентации. Почти каждый подросток хоть раз влюблялся в человека своего пола. И то, что кажется ему сейчас непреложной истиной, через пару лет может выглядеть случайным виражом в сексуальных экспериментах. Но может и не выглядеть…

И вот, держа в голове одновременно оба факта, постарайтесь отреагировать максимально нейтрально. Но при этом честно.

Сказав, например: «Это очень… интересная новость. И неожиданная. Прости, но у меня нет сил за тебя порадоваться сейчас. Мне нужно это переварить». Или, например: «Я рада, что ты нашел себя/нашел свою любовь. Но я волнуюсь, что в жизни тебе будет трудно». Или даже, например: «Надеюсь, что у тебя это пройдет, но если не пройдет, я, наверное, постепенно смирюсь».

Вы как родитель не обязаны поддерживать чужую сексуальную ориентацию.

Читайте также Кто такой сексолог, и когда нужно к нему обращаться?   Чем отличается врач-сексолог от сексотерапевта, и когда необходима их помощь  

Строго говоря, чужая, даже собственного ребенка, сексуальность — это вообще не ваша компетенция.
И что бы ни происходило, от вас требуется выдержать паузу, не нападая, и посмотреть, что будет дальше. Любовные истории начинаются и заканчиваются, как и сексуальные эксперименты. Возможно, ваш подросток передумает через полгода. Возможно, он вообще не пойдет дальше фантазий.

Если вам совсем невыносимо, идите к психотерапевту — не тащите к нему подростка, идите сами. Как показывает опыт, даже просто идея гомосексуальности часто приводит родителей, отравленных советской пропагандой, в невменяемое состояние. Тут, конечно, лучше позаботиться о себе.

И еще один совет, последний: подростки в основном мыслят категориями «всегда» и «никогда», потому что это язык, на котором говорят эмоции. «Я всегда буду его любить» — «он никогда меня не полюбит» — «я никогда не буду счастлив» — «я никогда ее не разлюблю».

Фото: Светлана Софьина

Это их эмоциональная правда, они действительно так чувствуют.

Спорить с ней — все равно, что пытаться заливать костер керосином.

Но и проваливаться с головой в эту ловушку не стоит. Помните, что через пару лет картина, скорее всего, будет другой. Через четыре — совсем-совсем другой. Годам к девятнадцати гормоны уложатся в новый, более спокойный рисунок.

К двадцати пяти окончательно созреет кора больших полушарий. И даже если до этого ваш ребенок успеет насовершать ошибок, то в 25 лет будет не поздно их исправить.

Вот тут-то вы сможете сказать: «А помнишь!..»

И вы оба засмеетесь.

 

Материал подготовлен для спецпроекта #меняволнует социальной сети «Одноклассники»

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 639 327 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 957 540 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 881 843 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 895 324 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 088 032 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 938 796 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
875 204 358 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Светлана Софьина
0 из 0

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Фото: Светлана Софьина

Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: