«Нас надо реабилитировать, а не казнить»

Фото: Евгения Жуланова для ТД

Рассказывая о себе, Марина чаще всего произносит слово «право». Она годами добивалась прав, которые для большинства людей так естественны, что даже незаметны: права на жизнь в своей квартире, где никто не ворвется с проверкой в ванную, права на работу, пусть нелегкую, но позволяющую чувствовать себя полезной и самостоятельной, права на получение самых базовых знаний. И она добилась этих прав

«Могли бить, пока прыгалка не порвется…»

До трех лет Марина жила с родителями, сестрами и братьями. Семья была неблагополучной, родители пили. «Как у многих. Я не одна такая», — буднично говорит Марина. Когда ей было три года, из-за недосмотра старших она получила серьезную травму — открытый перелом бедра. В больнице кроме перелома обнаружили множественные проблемы с физическим развитием: у Марины был рахит, и в целом она была очень слабенькой. Отца и мать лишили родительских прав, а Марину, вылечив, поместили в детский дом-интернат (ДДИ) для умственно отсталых — просто потому, что в обычных детских домах не оказалось мест.

Марина
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Шли 90-е. Проблемы, с которыми сталкивалась вся страна — безденежье, рост насилия, — в закрытых учреждениях концентрировались, многократно умножаясь.

«Конечно, нас там обижали очень сильно, — вспоминает Марина. — Нянечки могли заставить старших мыть младших, а те нас ставили под горячую воду, почти в кипяток. Могли избить, ногами под кровать загнать. Взрослые тоже били: кеглями для игры в городки — детские такие были, знаете? — а еще резиновыми прыгалками… Могли бить, пока прыгалка не порвется…»

Марина с животными
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Марина в своем ДДИ была самой младшей и слабой. После травмы она ходила с трудом, опираясь на детский стульчик на колесиках. На ноги ее в буквальном смысле поставила старшая медсестра: она делала девочке укрепляющие массажи, подкармливала. «Благодаря ей я не умерла», — уверена Марина.

 

Марина с собакой
Фото: Евгения Жуланова для ТД

 

К десяти годам Марина нагнала сверстников, научилась защищаться. Здоровье тоже выправилось, остались только частые простуды и бронхиты, позднее переросшие в астму.

Конечно, в детском доме была школа, но, как вспоминает Марина, хорошие учителя там долго не задерживались, а плохим было все равно, с чем останутся воспитанники.

Марина с собакой
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Зато в качестве бесплатной рабочей силы подросшие подопечные ценились: работали за санитарок, уборщиц, прачек, посудомоек. Марина даже научилась ухаживать за более тяжелыми детьми, которые часто оставались без присмотра. «Санитарки, когда выпивали, не работали. А детей же не оставишь одних», — спокойно поясняет она.

Перемены плохие и хорошие

Дальнейший путь воспитанников ДДИ такого типа, в котором росла Марина, известен заранее: психоневрологический интернат или похожее учреждение. Так случилось и с Мариной, когда ей исполнилось восемнадцать: «Перевели. Я попросилась в место, о котором была наслышана. Но потом пожалела».

Марина
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Интернат, в который перевели Марину, был вполне благополучный, неплохо оснащенный и назывался реабилитационным центром. Марина начала работать уборщицей в нем же. Но отношения с руководством не сложились.

«Я говорила им: “Раз это реабилитационный центр, вы должны нас реабилитировать, а не пользоваться нашей работой за три копейки”. А мне отвечали: “Ты тут будешь указывать, что нам делать, а что нет?”».

Бороться приходилось за каждую малость, даже за право сходить в магазин. Марина добивалась и возможности — которая на самом деле тоже является правом всякого человека — учиться в школе, но руководство центра отказывало.

«Потом-то я поняла, зачем они так делали: чтобы мы не знали свои права. Хотя вот за президентов, за депутатов мы голосовали», — усмехается Марина.

Марина с котом
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Помогло сарафанное радио: у друга Марины по реабилитационному центру была знакомая, которая рассказала о благотворительном фонде, где есть школа для воспитанников детских домов и интернатов — уже взрослых, часто сложных, отставших от своих сверстников из обычных школ. Эта же знакомая дала телефон фонда. Друг Марины так и не решился обратиться туда, а сама Марина, после долгих колебаний и страхов, все-таки позвонила.

Так семь лет назад в ее жизни появилась «Большая Перемена».

Люди без фальши

Почти обо всем, что происходило с ней, Марина рассказывает сдержанно, точно, сухо. Но когда речь заходит о «Большой Перемене», меняются и голос, и лицо — Марина широко улыбается, восклицает, не скупится на превосходные степени.

— Я решилась и рискнула. Позвонила, потом пришла. Надо было документы заполнить, бумажки подписать — я все подписывала с ошибками. Помните, Ирина Александровна? — спрашивает она своего куратора.

— Помню, Мариш, — улыбается в ответ Ирина.

Марина с собакой
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Ирина Ладыгина преподает в образовательном центре «Большой Перемены» историю. Именно она стала первым человеком, с которым познакомилась Марина, придя в фонд. Они обсудили ситуацию Марины, поговорили о целях и планах.

— В Марине меня сразу подкупила осознанность, — вспоминает Ирина. — У нее был очень здравый запрос. Бывает, к нам ребята приходят, которые не умеют читать и считать, а хотят стать, скажем, директором ресторана. Марина сказала, что ей нужно стать грамотным человеком.

Хуже всего дело обстояло с русским языком, поначалу даже не получалось разобрать, что Марина написала. Началась работа с логопедом, с преподавателями.

Марина помнит всех своих учителей в «Большой Перемене»:

Марина
Фото: Евгения Жуланова для ТД

— Вот Татьяна Николаевна, математика. Вы знаете, она математику может любому человеку не просто объяснить, а раскрутить! На любом примере объяснит про жизнь. Когда я болела и не могла прийти на занятия, она мне говорила: «Если будешь заниматься математикой — быстрее выздоровеешь». По математике у меня намного лучше было, а по письму хуже, хотя я старалась, домашние задания выполняла честно. Но почему-то иногда все равно получались ошибки. Людмила Энверовна, Татьяна Николаевна, Елизавета Александровна со мной занимались, — о каждом учителе Марина говорит буквально с придыханием.

Ирина вспоминает: когда Марина пришла, было видно, что она привыкла воевать и защищаться.

— Остерегалась, — кивает Марина. — У нас ведь в центре было как: доверишься, так за твоей спиной что-то произойдет. Я жила в нем, и будто все время ком в горле стоял. А пришла в «Большую Перемену» — и легко стало. Таких людей, как там, почти нет. Ни за спиной, ни в глазах никакой нет у них фальши.

Кот и собака
Фото: Евгения Жуланова для ТД

Вскоре в жизни Марины произошла еще одна перемена: она сумела перевестись из реабилитационного центра в психоневрологический интернат. ПНИ — это звучит страшно, но для Марины переезд оказался к лучшему. Хоть в части быта интернат и проигрывал центру, отношение к подопечным там было совсем другое: им помогали.

— Там люди тебе дорогу открывают, — говорит Марина. — С добрыми душами помогают. Стараются, чтобы ребята учились, устраивались на работу в город, чтобы знали о своих правах. Для меня было удивительно, что так может быть.

Можно по-другому

В интернате Марина встретила и будущего мужа. Уже два года они женаты. Оба сумели доказать свою дееспособность и начать жить самостоятельно. Была свадьба — с белым платьем, с гостями. Есть работа — четвертый год Марина работает курьером в крупной аудиторской фирме. Есть дом — квартира мужа, которую они отремонтировали, обустроили сами. А сейчас Марина ждет смотрового ордера на свою квартиру, первое в ее жизни собственное жилье.

«Марина поразительная, в ней столько воли и упорства, — говорит ее куратор Ирина. — Ведь ей в реабилитационном центре не раз и не два сказали, что квартира ей не положена: мол, потеряны все подтверждающие ее право на жилье документы. Вот точно и определенно сказали: документы восстановить нельзя, точка. Много вы знаете благополучных социализированных людей, которые бы после такого смогли добиться своего? Я — нет. А она подавала в суд, собирала документы, проигрывала, снова подавала… Я бы так не смогла».

В образовательном центре «Большой Перемены» Марина сейчас не занимается, но может обратиться туда в любой момент, если возникнет нужда «проапгрейдить» уровень знаний. Тогда ей помогут разработать программу, выстроят индивидуальное расписание. «Большая Перемена» не оставляет подопечных: например, недавно одна из бывших учениц, окончившая медицинский колледж и работающая медсестрой, обратилась к своим наставникам с просьбой помочь подготовиться к повышению квалификации.

Марина
Фото: Евгения Жуланова для ТД

— К нам с мужем в гости иногда приезжают друзья по центру, по интернату, — рассказывает Марина. — Я рассказываю им, что надо бороться за свои права. Но многие боятся. Что «закроют», обколют уколами, сделают недееспособным. Я своими глазами… своими глазами… — впервые за весь разговор Марину скручивает приступ астматического кашля. — Своими глазами не раз и не два такое видела. Как накануне суда из-за имущества за неделю человека делают ненормальным… А ведь нас надо реабилитировать, а не казнить. Нас надо учить, даже тех, которые не умеют читать и писать. В чем мы виноваты?..

Вопрос повисает в воздухе. Марина откашливается и подытоживает:

— Но я всем из центра, из интерната говорю: можно по-другому. Я тоже боялась, но не трусила. Говорю им — есть место, где помогут, не надо бояться, всегда есть выбор. Да, Ирина Александровна? — Марина снова улыбается куратору.

— Да, Мариш, — кивает в ответ Ирина.

Чтобы воспитанникам детдомов и интернатов было легче найти себя, встроиться в обычную жизнь, им нужна умная системная поддержка — такая, какую оказывают фонд и образовательный центр «Большая Перемена». Любая сумма, которую вы перечислите «Большой Перемене», — это рука помощи, протянутая тем, кто, как Марина, столкнулся с жестокостью и несправедливостью мира.

Мы рассказываем о различных фондах, которые работают и помогают в Москве, но московский опыт может быть полезен и использован в других регионах страны.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Большая Перемена»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также
Всего собрано
288 365 204
Текст
0 из 0

Марина

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с животными

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с собакой

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с котом

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с собакой

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Кот и собака

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с собакой

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Марина с собакой

Фото: Евгения Жуланова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите фонда «Большая Перемена» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: