Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Светлана Булатова для ТД

Екатерину и Михаила, прихожан одного из петербургских храмов, сначала объединило искреннее желание сделать мир лучше, потом пришла взаимная любовь. Координатор и волонтер благотворительной организации «Апельсин», вместе они могли помочь нуждающимся, а для двух особенных людей стали семьей

Помогаем
Двое — это сила
Собрано
555 855 r
Нужно
1 120 694 r

В тот день непрерывно шел дождь. Пока они ехали в Петергоф, Екатерина старалась смириться с мыслью, что от заранее придуманного плана придется отказаться. Они собирались на пикник — взять подопечных, разрезать большой арбуз и устроить праздник на свежем воздухе. Погода распорядилась иначе, отобрав у людей целый день вне стен психоневрологического интерната (ПНИ).

За рулем сидел Михаил. Совсем недавно он стал волонтером благотворительной организации «Апельсин», в которой Екатерина работала координатором. Это была его первая поездка в ПНИ, и она ловила себя на том, что немного волнуется и за него тоже.

Последнее время Михаил постоянно был рядом. Прихожане Троице-Измайловского собора помогали бездомным: Екатерина готовила еду, а Михаил развозил обеды по точкам, хотя жил в другом районе и приезжать к ней каждый раз было, казалось бы, неудобно. Он и в «Апельсин» пришел вслед за ней. Екатерина не до конца понимала, что это: простое желание помочь или нечто большее. Но тогда она старалась не забивать себе голову. Главным было другое — провести время с людьми, заботу о которых она взяла на себя. «А потом мы поедем к Лизе. Михаил обещал меня к ней отвезти», — думала она.

Девочка, которая осталась жить

С Лизой они познакомились пять лет назад. Тогда Екатерина работала в комитете по энергетике Санкт-Петербурга, а в свободное время приходила в больницы, чтобы помогать пациентам из детских домов.

«Мы встретились с Лизой в медицинском центре имени Алмазова, — вспоминала Екатерина. — Она была девятилетней девочкой с синдромом Дауна и тяжелым пороком сердца. Но сердце это вмещало столько любви…»

Лиза играет с калейдоскопом, представляя, что она фотограф
Фото: Светлана Булатова для ТД

Прогнозы были плохими. Без оперативного вмешательства врачи не давали девочке шансов. «Правда, и после операции ей обещали всего шесть лет жизни», — продолжала Екатерина.

Она старалась приходить к Лизе как можно чаще. Девочка очаровала ее. Открытая, непосредственная, легкая, она ждала Екатерину, радовалась каждой встрече, всегда старалась что-то рассказать, хотя в ее распоряжении было не так много слов. Уже тогда Екатерина впервые задумалась, что хотела бы назвать эту девочку своей дочерью.

«Когда через два месяца Лизу выписывали из больницы, я плакала, — вспоминала Екатерина. — С одной стороны, от счастья. Ей сделали операцию, и все прошло успешно. А с другой — расставаться с ней было больно».

Лиза вернулась в детский дом-интернат в Приозерске. А Екатерина уже не представляла своей жизни без нее.

В кругу своих

В тот год, когда они познакомились с Лизой, жизнь Екатерины изменилась. Она получила диплом психолога, ушла из комитета и начала искать новую работу. Ей больше не хотелось делить свою жизнь на две части. Екатерина стремилась полностью посвятить себя помощи другим людям. Тогда она и пришла в «Апельсин».

«Все выглядело так, будто это произошло случайно, но я в случайности не верю, — говорит Екатерина. — Просто я поняла: это мое. И стала координатором волонтеров».

В детской
Фото: Светлана Булатова для ТД

Для Екатерины было важно, что теперь она сможет работать и с теми, кому помогает «Апельсин», и с теми, кто помогает, — с людьми, живущими в ПНИ, и с самими волонтерами. Она регулярно приезжала к подопечным, устраивала для них мероприятия, ездила с ними в лагерь, который благотворительная организация ежегодно проводила в экопространстве «Золотая горка» под Петербургом. И скоро об этом услышал Михаил.

«Я тогда помогал семьям с детьми, у которых также были серьезные неврологические нарушения, — вспоминал он. — Но когда узнал, что Катя начала работать в “Апельсине”, решил перейти туда. Прихожане одного храма, мы были одним этим сильно связаны друг с другом. Мне казалось правильным и дальше оставаться в кругу своих, помогать тем, кто рядом».

Михаил пришел в «Апельсин» весной 2017 года, но только в июле впервые поехал с Екатериной в ПНИ № 3 в Петергофе. Он уверен: эту поездку ему не забыть никогда.

Я не понимал

Он оказался не готов. Когда они подъехали к огромному зданию в пять этажей с большими окнами, Михаил думал: ничего сложного не будет. В конце концов, у него уже был опыт. Реальность оказалась совсем другой.

«Ребята вышли на улицу встречать нас, — будет вспоминать Михаил. — Их было очень много, и у всех — разные, свои особенности. Они смеялись, радовались. А мне вдруг показалось, что вокруг слишком много звуков. Я тогда до конца не понимал, насколько важна моя роль, насколько ценен здесь каждый волонтер. Я чувствовал, как меня накрывает волной эмоций и впечатлений. И, к своему стыду, я не смог справиться. Просидел целый день в машине, пытаясь осмыслить, что увидел».

Вся семья на прогулке, Пушкин
Фото: Светлана Булатова для ТД

Михаил смотрел на здание, в котором жило около тысячи человек, и пытался уложить в голове то, что никак не укладывалось. Он пытался понять, как все эти люди оказались здесь, и не мог. «Есть ошибочное мнение, что в ПНИ попадают лишь те, у кого есть серьезные ментальные нарушения, — объяснял он потом. — Но это не так. Здесь живут все, о ком просто некому больше заботиться. Уже позже, например, я познакомился здесь с женщиной, когда-то получившей травму позвоночника. Половина ее тела была парализована. Я видел в этом месте инвалидов-колясочников, стариков, людей, о диагнозе которых мы ничего не знаем. Целый закрытый мир».

Хоть никакого пикника и не получилось, Екатерина вместе со своими подопечными смогла устроить маленький праздник в стенах интерната. Без помощи Михаила это оказалось непростой задачей. Но она простила его эвакуацию в машину. На первый раз. А сам Михаил все же нашел силы принять действительность и сделать шаг навстречу к ней, а не от нее.

Погружение в реальность

Он начал ездить в ПНИ чаще, старался проводить с подопечными как можно больше времени, узнать их лучше. Екатерина всегда была рядом, помогала, подсказывала. Спустя пару месяцев ПНИ и его жители стали для Михаила неотъемлемой частью его собственной жизни.

Вскоре он исполнил обещание, данное Екатерине, и отвез ее к Лизе в Приозерск. По дороге они впервые долго поговорили друг с другом. «Я тогда жутко смущался. Катя мне очень нравилась. Мне хотелось быть рядом с ней, и тогда я уже думал, что хотел бы создать с ней семью», — вспоминал Михаил.

На прогулке
Фото: Светлана Булатова для ТД

Он старался узнать как можно больше, погрузиться в реальность, в которой теперь жил. Благотворительная организация постоянно проводила обучающие семинары для своих сотрудников и волонтеров, и Михаил стал вдумчивым учеником. «Нас учили всему, — рассказывал он. — Как покормить человека, если он не может поесть самостоятельно, как ухаживать за ним, как одевать, обувать, гулять с ним. А главное — как не причинить ему боли. Ни физической, ни моральной».

В начале осени 2017 года Михаил сказал Екатерине о своем намерении участвовать в одной из программ «Апельсина» — стать добровольным индивидуальным помощником одного из подопечных благотворительной организации. Она познакомила его с Николаем.

«Миша, усынови меня?»

Ему было двадцать шесть лет. Полноватый молодой человек на инвалидной коляске, Николай сам не знал, что с ним. В ПНИ диагноз тоже не называли.

«Я за него крепко взялся, — рассказывал Михаил. — Тогда я работал на одном объекте в Стрельне. Это было относительно недалеко от ПНИ. И я приезжал к Николаю несколько раз в неделю».

Чаще всего они просто подолгу разговаривали. Николай любил вместе с Михаилом рассматривать фотографии, гулять, слушать музыку. Но его помощнику этого было мало.

Лиза любит точить карандаши
Фото: Светлана Булатова для ТД

«Я начал заниматься с ним, — вспоминал Михаил. — Шансов выйти из ПНИ, конечно, немного, но они есть, как и люди, которым это удалось. Я мечтал, что Николая вдохновят их примеры. А пока упорно занимался с ним математикой».

Но все оказалось не так просто. Проживший жизнь в стенах интерната молодой человек с удовольствием проводил со своим помощником время, занимался, внимательно слушал, но Михаил начинал понимать: вряд ли его подопечному в одиночку хватит воли на настоящий рывок.

«Однажды он то ли в шутку, то ли всерьез сказал: “Миш, усынови меня?” — вспоминал Михаил. — Я как-то то ли отшутился, то ли плавно вышел из разговора. Может, и можно было бы его усыновить, но я знал: на пользу ему это точно не пойдет».

Но понимание, что у Николая не хватает сил, чтобы бороться с системой, не оттолкнуло Михаила. «Николай не просто мой подопечный, с которым нужно работать, — говорил он. — Это мой друг. Близкий. Пусть я не могу теперь ездить к нему в гости так часто, как раньше, это ничего не меняет».

Если все делаешь правильно

В ноябре 2017 года Михаил наконец набрался смелости, чтобы рассказать Екатерине о своих чувствах. Она ответила ему взаимностью. Они поженились в феврале 2018 года.

«Все сомнения были разрешены, и в нашу жизнь пришла настоящая, чистая радость, — говорила Екатерина. — А через пару месяцев мы оформили гостевую семью и стали забирать Лизу из Приозерска на выходные. Летом мы даже съездили с ней в Анапу. Она тогда была самой счастливой девочкой на свете… Для нас было очевидно: Лизу нужно забирать домой. Насовсем».

Лиза
Фото: Светлана Булатова для ТД

В конце 2019 года они пошли в школу приемных родителей. Единственной преградой был вопрос с жильем. Михаил с Екатериной занимали маленькую студию, где вряд ли могла разместиться семья с особенным ребенком.

«А дальше все стало складываться само. Говорят, так бывает, если все делаешь правильно, — вспоминал Михаил. — Мы нашли подходящую квартиру в Пушкине, неподалеку от спецшколы, куда могла ходить Лиза. В этом доме у нее могла быть своя комната».

В январе 2020 года, в Татьянин день, у Михаила и Екатерины родилась дочь. Родители говорят, про имя даже не спорили: сама выбрала. А через полгода Лиза окончательно переехала к ним.

Большая семья

Михаил и Екатерина уверены: в семье их пятеро — они вдвоем, Таня с Лизой и Николай. «В нашем доме постоянно слышится детский смех и топот, везде игрушки, — Екатерина улыбается. — Я смотрю на Лизу и думаю, что она второй раз вместе с Таней переживает свое детство, обретает то, чего была лишена. Иначе сложно объяснить, почему она может часами играть с игрушками, которые даже Тане в ее год и восемь месяцев уже неинтересны».

Катя и Миша кормят Таню кашей
Фото: Светлана Булатова для ТД

Они живут на первом этаже. Выбирали специально. Никто не знает, по какой причине, но Лиза боится лестниц. Совсем недавно она боялась и детских площадок. Как говорит Екатерина, возможно, из-за того, что никаких горок и качелей рядом с детским домом не было, а неизвестность пугает.

Лизе уже четырнадцать. Она ходит в школу, много рисует, плетет браслеты и обожает гостей. «Каждого, кто приходит к нам в дом, она просит остаться ночевать. Не хочет, чтобы люди уходили, — рассказывает Екатерина. — Когда она видит кого-то знакомого, выбегает к нему раскинув руки. Очень любит обниматься. А иногда забавно приподнимает бровь, будто хочет спросить: “Это кто у нас тут?”»

Екатерина надеется, что когда-нибудь Лиза сумеет окончить спецколледж и получить профессию. Им с Михаилом хотелось бы верить, что их дочь сможет жить свободной, быть самостоятельной и никогда не попадет в ПНИ.

«В Николая я тоже все-таки верю, — говорит Михаил. — Надежда, что и он однажды покинет интернат, остается. Он, видимо глядя на нас с Катей, не так давно начал встречаться с девушкой. Она живет там же, в ПНИ. Мы надеемся, что любовь сделает его решительнее».

Катя с дочкой Таней на руках
Фото: Светлана Булатова для ТД

Михаил и Екатерина продолжают работать в благотворительной организации «Апельсин» и не устают повторять: не было бы «Апельсина», не было бы и их семьи. Они ездят к своим подопечным в ПНИ, занимаются с ними, поддерживают их. Михаил остается добровольным индивидуальным помощником для своего друга Николая. Вместе с ним в программе «Апельсина» «Добровольная индивидуальная помощь» участвуют десятки других людей. Волонтеры и специалисты благотворительной организации поддерживают, сопровождают, защищают, но главное — создают условия для раскрытия потенциала ребят, живущих в интернатах, делают их жизнь более полной и красочной, показывают им «другой мир» вне стен ПНИ. Но сама благотворительная организация, существующая только на пожертвования, нуждается в нашей с вами поддержке. Любая сумма, даже 100 рублей в месяц, станет ощутимой помощью для самоотверженных людей, меняющих мир здесь и сейчас.

Сделать пожертвование

Помочь

Оформить пожертвование в пользу проекта «Двое – это сила»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также

Вы можете им помочь

Материалы партнёров

Всего собрано
2 443 396 907
Все отчеты
Текст
0 из 0

Катя, Таня и Лиза

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Лиза играет с калейдоскопом, представляя, что она фотограф

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

В детской

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Вся семья на прогулке, Пушкин

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

На прогулке

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Лиза любит точить карандаши

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Лиза

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Катя и Миша кормят Таню кашей

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Катя с дочкой Таней на руках

Фото: Светлана Булатова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Двое — это сила» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: