Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Меньше причин для ненависти: как правозащитники предлагают смягчить экстремистское законодательство

Совет по правам человека при президенте России (СПЧ) обратится в Генпрокуратуру и Общероссийский народный фронт с предложением изменить статьи Уголовного кодекса, по которым заводят дела за посты и лайки в социальных сетях.

Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков в своем телеграм-канале опубликовал тезисы, которые он и директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский внесли на рассмотрение СПЧ. «Такие дела» изучили, как известные правозащитники предлагают изменить законодательство.

Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

Уточнить понятие «экстремистская деятельность»

По Федеральному закону № 114, понятие «экстремистская деятельность» включает в себя множество подпунктов, в числе которых публичное оправдание терроризма, возбуждение национальной или религиозной розни, пропаганда или публичная демонстрация нацистской символики, а также массовое распространение заведомо экстремистских материалов.

Как объясняет Александр Верховский, сейчас определение экстремистской деятельности трактуется «чрезмерно широко». Эксперт предлагает считать экстремистскими все те же действия, но только если они связаны с призывами, угрозами или применением насилия. Он отмечает, что тогда многие действия — например возбуждение расовой ненависти без связи с насилием — не будут считаться экстремистскими, но они все равно будут подпадать под действие других правовых норм.

Эта мера позволила бы пересмотреть ошибочные запреты организаций и материалов.

Наказывать только за пропаганду нацизма, а не за ее демонстрацию

Статья 20.3 КоАП запрещает «пропаганду либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики». Верховский предлагает изменить формулировку статьи так, чтобы убрать вторую часть условия, и наказывать только в тех случаях, когда целью была именно пропаганда нацизма.

В августе в Ставропольском крае на трое суток арестовали студента аграрного университета, который сделал репост записи Илья Варламова о Музее Второй мировой войны в Польше. На прикрепленной к посту фотографии музея был виден флаг гитлеровской Германии со свастикой.

Читайте также Игрушечные солдатики, фотографии и мемы: за какую нацистскую символику в России могут посадить

В Туве по аналогичному обвинению признали виновной журналистку Оуюму Донгак за то, что она разместила в соцсети два архивных снимка времен Третьего рейха. Один из них — иллюстрация к интервью с немкой Норой Насс о становлении нацистского режима.

Кроме этого, в 2017 году аналитический центр «Сова» в своем докладе отмечал, что под преследование по этой статье нередко подпадают антиквары, которые выставляют на продажу предметы того времени.

Разрешить демонстрацию свастики в просветительских или исторических целях еще летом 2017 года предлагало Минкомсвязи, аналогичный проект в феврале поступил на рассмотрение Госдумы.

Сократить причины возбуждения ненависти и вражды

Летом 2018 года появилось сразу несколько сообщений об уголовных делах по статье 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), заведенных за лайки и репосты во «ВКонтакте». Эпицентром уголовных дел стал Алтайский край, где лишение свободы на пять лет угрожает сразу четверым гражданам.

Верховский предлагает как минимум вывести «унижение достоинства» из уголовной ответственности по статье 282 в новую административную статью. Как максимум — увести под административную ответственность «возбуждение ненависти или вражды в интернете» (по половому, расовому, национальному, языковому принципу или по отношению к религии), оставив уголовную ответственность только за призывы к насилию или к жестким формам дискриминации.

Глава «Агоры» Павел Чиков предлагает убрать из Уголовного кодекса одну из двух статей — 282-ю или 280-ю (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Эксперт считает, что лучше либо оставить статью 282 в том усеченном виде, который предложил Верховский, либо оставить только 280-ю, потому что они дублируют друг друга.

Отойти от «местного принципа»

Сейчас прокурор, считающий какое-либо произведение экстремистским, обращается в суд там, где находится сам. Так, суд Благовещенска признал экстремистской песню «Убивай космонавтов» тверской рок-группы «Ансамбль Христа Спасителя и мать сыра земля», а еще — песни московских групп «Коррозия металла» и «Коловрат».

Чиков считает, что проверять произведения на экстремизм должен прокурор того региона, где это произведение издается, создается или публикуется. Кроме этого, суду не следует признавать произведения экстремистскими в отсутствие автора, издателя или распространителя (как это произошло, например, с картиной художника Василия Ложкина «Великая прекрасная Россия»).

Также эксперт предлагает исключить привлечение к ответственности за устаревшие публикации только потому, что они еще доступны в интернете, а моментом совершения правонарушения считать время, когда произведение опубликовано.

Убрать общую отчетность и отказаться от списка экстремистских материалов

Читайте также Что не так с антиэкстремистским законодательством: аналитический центр "Сова" об итогах 2017 года

Директор «Совы» призывает правоохранительные органы отказаться от единой отчетности по экстремистским преступлениям. Сейчас в нее входят как дела, возбужденные за участие в экстремистских сообществах или за преступления по мотиву ненависти, так и за экстремистские высказывания. Этот отказ позволил бы перестать «наращивать цифры от достигнутого» и не дать заместить преследование за насильственные преступления преследованием за посты во «ВКонтакте».

Работу с федеральным списком экстремистских материалов эксперт назвал невозможной даже для «самого добросовестного и трудолюбивого гражданина». Кроме этого, радикальные активисты могут публиковать свои материалы с незначительными изменениями намного быстрее, чем те успеют внести в список.

Декриминализировать оскорбление чувств верующих

Чиков назвал вредной «криминализацию оскорбления чувств верующих», которую ввели с подачи СПЧ. Он предлагает совету перевести его в разряд административных правонарушений из-за изменения обстановки.

В августе сама РПЦ призвала верующих ходатайствовать о прекращении уголовных дел об оскорблении своих чувств, если виновный раскаялся. В 2017 году центр «Сова» отметил рост количества людей, неправомерно осужденных за экстремизм по религиозным мотивам, особенно в числе «нетрадиционных религий». Он выступил против самого понятия «оскорбление чувств верующих» в составе статьи 148 УК РФ (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий), пояснив, что судебные разбирательства вокруг религиозных материй абсурдны и подрывают авторитет правосудия.


Как заявил председатель СПЧ Михаил Федотов, совет подготовит предложения уже на этой неделе. Какие положения из предложенных правозащитниками войдут в окончательную редакцию документа, пока неизвестно.

В августе компания Mail.ru Group призвала отменить уголовное наказание за лайки и репосты, а также амнистировать «несправедливо осужденных». Компания попросила СПЧ и уполномоченного по правам человека Татьяну Москалькову обратиться в Конституционный суд, чтобы тот рассмотрел, не нарушаются ли в уголовных делах по 282 статье УК РФ права человека на свободу мысли и слова. И Москалькова, и Федотов не считают необходимым обращение в Конституционный суд, но выступают за либерализацию экстремистского закона.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: