Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

Люди, которые лечились у психиатра, могут не пройти водительскую комиссию или лишиться водительских прав. Почему?

Чтобы получить водительские права или пройти водительскую комиссию, обязательно нужно получить заключение психиатра и психиатра-нарколога. Но любой опыт лечения у психиатра — например, тревожного состояния или депрессии — может стать поводом для отказа в праве управлять машиной, даже если с момента обращения прошло несколько лет. Более того, лишиться водительских прав после лечения могут и люди, получившие их много лет назад.

Очередь на прохождение транспортной комиссии
Фото: Вова Жабриков / Ura.ru / Tass

Почему психиатр не пускает за руль?

Полина — соцработник из Петрозаводска. Проблемы с психическим здоровьем начались у нее после родов. Участилась бессонница, появились тревожность и навязчивые мысли. В начале 2020 года у нее диагностировали депрессивный эпизод. Несколько месяцев Полина принимала антидепрессанты и посещала психотерапевта в государственном психоневрологическом диспансере (ПНД). К ноябрю Полина вышла в ремиссию, а в марте 2021 года решила сдавать на водительские права и с одобрения лечащего врача записалась в автошколу.

Полина сперва обратилась в частную клинику, чтобы пройти водительскую комиссию, но оттуда ее направили в ПНД. В ПНД комиссия из трех врачей отказала Полине, несмотря на хорошие рекомендации от психолога. По их словам, чтобы успешно пройти комиссию, стабильное психическое состояние должно сохраняться пять лет.

Читайте также Депрессия — хандра, а «биполярка» — болезнь художников: мифы о психических расстройствах, в которые многие продолжают верить

Это не единственный случай, когда врач-психиатр, оценивая, способен ли человек водить машину, принимает решение не в пользу пациента с опытом лечения психического расстройства.

Основой для подобных ограничений выступает постановление правительства РФ от 29 декабря 2014 года «О перечнях медицинских противопоказаний, медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортным средством». Согласно документу, практически все психические расстройства считаются основанием для отказа в получении водительских прав.

Водить машину нельзя людям с диагнозами:

органическое расстройство личности (деменция);

расстройство шизофренического спектра (шизофрения, шизоаффективное расстройство, шизотипическое расстройство и все бредовые симптоматики);

аффективное расстройство (депрессия всех видов, а также биполярное аффективное расстройство);

невротическое расстройство (тревожные расстройства, в том числе генерализованное тревожное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство);

расстройство личности и поведения в зрелом возрасте (эмоционально неустойчивое, шизоидное, истерическое расстройство и другие болезни, классифицированные как «расстройства личности»);

умственная отсталость.

Наркологическая больница. Очередь за получением справок от наркологов и психиатров для получения водительских прав
Фото: Вова Жабриков / Ura.ru / Tass

Зачем нужны ограничения?

У ограничений на вождение при тяжелых расстройствах психики есть рациональное обоснование. Управление автомобилем требует физических и когнитивных способностей, а также адекватного восприятия реальности. Расстройства психики могут нарушать эти способности. Автомобиль является источником повышенной опасности, как сказано в статье 1079 Гражданского кодекса РФ. Соответственно, при наличии психического расстройства и управлении автомобилем опасности подвергается большое количество граждан — и государство стремится избежать этого риска.

Проблема этого тезиса в том, что даже один и тот же диагноз может по-разному проявляться у разных людей. Потому необходим индивидуальный подход к каждой ситуации.

«Я понимаю, что бывают тяжелые диагнозы, — говорит врач-психиатр Валентина Хорева. — Человек принимает антипсихотики и может быть опасен для других водителей, потому что антипсихотики снижают концентрацию и внимание. Но речь идет о случаях, когда человек единожды посещал психиатра, не имеет диагноза или давно вылечился. Я совсем не понимаю, на основании чего его лишают прав?»

«Вместо того чтобы развивать индивидуальный подход, государству проще грести всех под одну гребенку. Просто смотрят: был на консультации? Диагноз есть? Значит, лишить водительских прав!»
Читайте также Как работа дорожных психологов поможет сократить количество ДТП в России

С одной стороны, есть небольшая группа пациентов с тяжелыми и часто обостряющимися проявлениями психического расстройства. Немецкие ученые проводили исследование, в котором сравнили водительские способности людей с шизофренией и без нее. Их тестировали на визуальное восприятие информации на дороге, концентрацию и стрессоустойчивость. Если испытуемые без шизофрении успешно прошли все тесты, то почти 60% пациентов с шизофренией допустили ошибки разной степени тяжести.

С другой стороны, есть гораздо более распространенные аффективные (так называемые расстройства настроения) и невротические расстройства, которые могут пройти с исчезновением триггера. Как говорит Хорева, с такими расстройствами может столкнуться любой человек по самым разным причинам, от потери близкого человека до перенесенного коронавируса. По такой логике право водить машину можно отобрать у каждого.

В исследовании, где сравнивались способности к вождению у лечащихся и не лечащихся людей с депрессией, показатели первых уступали результатам здоровых людей. Но при этом ученые из Нидерландов провели несколько тестов на способность управлять автомобилем людьми с выявленной, но не вылеченной депрессией и теми, кто получал лечение антидепрессантами. Выяснилось, что люди, принимающие антидепрессанты, справлялись с заданиями в среднем в два раза лучше тех, кто лечения не получал.

Частный врач-психиатр Вячеслав Лонгинов-Бор говорит о том, что обоснованные противопоказания для вождения есть у людей с психотическими расстройствами и у тех, кто принимает антипсихотики. Задача врача-психиатра как раз состоит в том, чтобы определить текущее состояние пациента и дать заключение, способен он водить или нет. Но само наличие справки от психиатра чаще всего говорит комиссии в ГИБДД о том, что человека за руль пускать нельзя.

Это касается всех расстройств?

В постановлении есть оговорка: противопоказанием к вождению считается психическое расстройство с тяжелым, стойким или часто обостряющимся проявлением. Теоретически если человек находится в глубокой продолжительной ремиссии, ему не должны отказывать в получении водительского удостоверения. Представитель Минздрава Олег Салагай еще при принятии постановления говорил, что само наличие психических расстройств не является основанием для запрета управлять транспортным средством.

Но на практике критерии признания «пригодности» к вождению остаются непрозрачными, и очень многое зависит от решения врачей на местах
Читайте также Не просто «модный» диагноз. Как справиться с биполярным расстройством

Как говорит медицинский юрист Софья Фарафонова, тяжесть заболевания определяется на основании клинических рекомендаций, которые утверждает Минздрав, и внутренних локальных актов лечебного учреждения (которые опираются на клинические рекомендации Минздрава). И формулировка «с тяжелым, стойким или часто обостряющимся проявлением» зачастую трактуется как простое наличие заболевания.

Потенциальный водитель должен предоставить справку по форме ​​003-в/у, в которой написано об отсутствии противопоказаний к вождению. Врач-психиатр может направить потенциального водителя на комиссию в ПНД по месту регистрации. Лонгинов-Бор говорит, что человек имеет право пойти в любой ПНД, но на практике его все же перенаправляют в диспансер по месту жительства.

Если человек уже посещает государственного психолога или психиатра, то, согласно сложившейся практике, в первую очередь за справкой идет к нему. Если лечащий врач сомневается, стоит ли пускать пациента за руль, или же человек впервые обращается к психиатру, собирается комиссия.

Сама комиссия, как правило, состоит из двух психиатров и одного клинического психолога, что в теории должно обеспечить альтернативность мнений и оценок.

На практике это непрозрачная система, в которой решения принимаются по неочевидным критериям, считает Лонгинов-Бор. Сам порядок врачебной комиссии регулируется внутренними нормативами ПНД, которые могут отличаться от диспансера к диспансеру и, по словам эксперта, не всегда соответствуют нормам закона «О психиатрической помощи». Если решение комиссии в ПНД не устроило водителя, он может пойти в частную клинику и пройти альтернативную комиссию. Но обжаловать решение можно будет только в суде.

Полина могла бы надеяться пройти водительскую комиссию спустя пять лет, как ей сказали при первой попытке. Но и по истечении «испытательного срока», и в случае стойкой ремиссии никто не гарантирует человеку с опытом лечения психического расстройства, что он без проблем получит права.

Гарантирует ли ремиссия получение прав?

Екатерина — домохозяйка из Санкт-Петербурга. Она водила машину с конца 1990-х годов. По словам петербурженки, за это время у нее не было ни одного ДТП. Одно время она даже увлекалась внедорожным спортом.

В 26 лет у Екатерины диагностировали биполярное аффективное расстройство. Когда в 2019 году пришло время во второй раз обновить водительские права, Екатерине потребовалось получить справку у лечащего врача.

Лечащий врач справку выдавать отказался, ссылаясь на то, что с момента последней госпитализации должно пройти пять лет, а Екатерина лежала в больнице в 2017 году. На предложение отправить ее на врачебную комиссию он также ответил отказом, хотя к тому моменту Екатерина уже несколько лет находилась в ремиссии.

Как считает врач-психиатр и автор проекта «Дело Пинеля» Виктор Лебедев, ремиссия не является гарантией того, что пациенту разрешат вернуться за руль: «Порой человеку, принимающему терапию и находящемуся в ремиссии, также может быть отказано в получении водительских прав с тем обоснованием, что он принимает лекарства и это как-то может повлиять на вождение. Или потому, что у человека недостаточно долгая ремиссия. Хотя в законе не оговорено, какой длительности должна быть ремиссия. Все остается на усмотрение врачебной комиссии».

Лебедев опасается, что даже спустя пять лет может случиться так, что новая комиссия не захочет оспаривать решение своих коллег. Или просто не станет разбираться в деле и продлит ограничение еще на пять лет.

Если в постановлении не оговорен срок ремиссии, то откуда тогда взялся «испытательный срок» пять лет? Юрист Софья Фарафонова предполагает, что врачи руководствуются общими сроками пять лет при медицинских осмотрах, которые указаны в части 7 статьи 213 Трудового кодекса РФ.

Валентина Хорева считает, что этот срок нерелевантен: за пять лет пациент может вылечиться, уйти в ремиссию, а потом столкнуться с рецидивом заболевания.

Читайте также «Мы все психически расстроены»: что такое психоактивизм, и кто им занимается?

Проблема и в том, что считать ремиссией и как определить ее длительность. Лебедев говорит о том, что никаких критериев оценки длительности и глубины ремиссии в государственных учреждениях нет: этот вопрос остается на усмотрение врачей. Лонгинов-Бор полагает, что «стабильным» считается состояние, в котором результатом ремиссии становится снятие диагноза.

«Права не выдают даже тем, кто уже в ремиссии. Законодательство это не регулирует и не прописывает давность заболевания и тяжесть состояния», — считает Фарафонова.

Можно ли лишиться прав постфактум?

Елена — дизайнер-фрилансер из Москвы. В начале 2021 года ей пришло письмо из прокуратуры, в котором ее уведомили о лишении автомобильных прав в судебном порядке из-за психического расстройства. Первый раз Елена была госпитализирована с психозом в 17 лет, в 25 лет врачи в государственной больнице диагностировали у нее шизофрению. Позже психиатры из частной клиники уточнили ее диагноз — шизоаффективное расстройство.

У Елены не возникало проблем с получением автомобильных прав до тех пор, пока она не обратилась в одну из московских психиатрических больниц по поводу смены лекарств. Вместо платного отделения ее поместили в бесплатный стационар, откуда она выписалась на следующий день после поступления. По словам пациентки, медицинский персонал хамил и вел себя некорректно.

Но больница не отпустила ее так просто: по словам Елены, врачи направили ее личные данные в ГИБДД, ГИБДД обратилась в прокуратуру и последняя прислала водительнице повестку в суд. Водительские права признали недействительными в судебном порядке. Никого документа по итогам суда Елене не выдали.

Читайте также Как сделать дорожное движение свободным и безопасным?

Эта история вызывает сразу несколько вопросов. Насколько законно лишать человека прав постфактум? На каком основании правоохранительные органы могут получать данные из психиатрических стационаров?

С точки зрения юриста Софьи Фарафоновой, первый вопрос не является проблемным для текущего законодательства. Любое юридическое действие по сути своей совершается постфактум. Суд — это лишь конечная точка в принятии решения. В данном случае прокуратура сослалась на постановление правительства от 29 декабря 2014 года. Как считает Софья, суды трактуют содержание положения как обязательный к соблюдению закон и в большинстве случаев встают на сторону обвинения.

Но каким образом ГИБДД получила персональные данные Елены? Такие практики не упомянуты ни в ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ни в ФЗ от 27.07.2006 № 152 «О персональных данных». Согласно статье 13 ФЗ от 21.11.2011 № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», сведения о диагнозе и ходе лечения пациента составляют врачебную тайну и могут выдаваться по запросу суда и прокуратуры в ходе уголовного или гражданского процесса.

«Передача персональных данных между государственными структурами имеет закрытый характер и регулируется внутренними актами этих учреждения, — объясняет Фарафонова. — Этот вопрос разрешается с целью обеспечения безопасности граждан. Например, в больницу попадает жертва преступления. Врачи сообщают об этом в МВД, ведь не факт, что сам человек напишет заявление в полицию».

Некоторые опрошенные ТД психиатры считают, что такая логика может быть предлогом для массового лишения водительских прав людей с психиатрическим опытом. По словам Хоревой, в последние годы к ней периодически обращались люди, получившие «письма счастья» из суда. Единичного обращения в ПНД становится достаточно для судебного лишения водительских прав.

В качестве примера она приводит случай из ее практики в клинике «Медикал Он групп» на Карповке в Санкт-Петербурге: «Мужчина из Псковской области 20 лет назад проходил обследование в ПНД по месту регистрации. И однажды нашел в своем почтовом ящике письмо с решением суда. Его лишили водительских прав, обосновав это [тем самым] обращением к психиатру.

То же самое касается посетителей нарколога. На текущее состояние человека никто внимания не обращает. В какой-то момент мы с коллегами заметили, что с одинаковыми жалобами приходят пациенты с фамилиями на букву “Н”. И потом моя коллега, которая тогда еще работала в ПНД, подтвердила, что сейчас шерстят всех водителей на букву “Н”. Идут по алфавиту».

Читайте также «Дороги становятся взлетной полосой». Эксперты — о том, как сократить количество ДТП и помочь пострадавшим в авариях

Что делать, если вас лишают водительских прав?

Полина уже потратила свое время и деньги на учебу в автошколе и теперь думает о том, чтобы обжаловать решение консилиума в суде. Екатерина ждет 2022 года, когда пройдет пять лет с момента последней госпитализации.

Героиням статьи и тем, кто попал в схожую ситуацию, Хорева и Лонгинов-Бор рекомендуют предпринять следующие шаги.

Во-первых, обратиться в ПНД по месту регистрации. Человек имеет право обращаться за помощью в любое место, но все документы в любом случае придут на почту по месту регистрации. Необходимо написать заявление на имя главврача с просьбой провести врачебное заключение с целью подтвердить или отменить диагноз.

Во-вторых, если есть возможность, найти частную клинику, в которой можно пройти независимую врачебную комиссию. Государственные психиатры далеко не всегда оспаривают решение своих коллег, особенно если предыдущее обследование было в том же ПНД. Помочь может альтернативная комиссия, проведенная другой группой врачей. Такая комиссия, например, снимет диагноз, подтвердит устойчивую ремиссию или выздоровление.

В-третьих, найти юридическую защиту. Адвокат, специализирующийся в психиатрии, поможет собрать нужные документы и составить заявление на прохождение врачебной комиссии. Также согласно ФЗ от 21.11.2011 № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», адвокат может получить копию амбулаторной карты пациента ПНД для ведения гражданского процесса.

Читайте также Условно свободные

Что будет дальше?

Проверки водителей с последующим лишением прав укладываются в российские законодательные тренды. В июне 2021 года правительство РФ опубликовало постановление, согласно которому все государственные и частные клиники — в том числе и психиатрические — будут обязаны вносить данные своих пациентов в единый электронный реестр.

В конце июля 2021 года МВД совместно с Минздравом предложило поправки к закону «О безопасности дорожного движения». По нему все государственные и частные клиники будут обязаны передавать в ГИБДД данные о найденных у водителей болезнях. Поправки должны были вступить в силу уже в марте 2022 года, однако в текущем виде были отклонены.

Изменения прежде всего направлены на обеспечение безопасности граждан, а не на увеличение пространства для злоупотребления властными полномочиями, считает Фарафонова. По ее мнению, они нацелены на обеспечение быстрого и бесперебойного обмена данными между клиниками разных секторов в ситуациях поступления экстренных пациентов. Тем не менее она призывает разграничить намеренные ограничения прав и возможные злоупотребления. На практике, как опасаются опрошенные ТД эксперты, может случиться ситуация, в которой врачи «обещают» пациенту не передавать данные в ГИБДД за вознаграждение.

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: