Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Позволительная роскошь

Иллюстрация: Лена Булай для ТД

Почему французские дети не плюются едой, а бабушки ездят на велосипедах?

Плюются ли настоящие французские дети едой? Этот вопрос волнует всех моих знакомых с тех пор, как у меня появились французские дети. Ответственно заявляю: вообще да, вполне себе плюются, как и все самые обычные дети. Но с тех пор, как я живу во Франции, меня по-настоящему волнует куда более обширный вопрос: как строятся отношения между поколениями? Почему родители весь отпуск напролет тусуются со своими детьми? Должны ли бабушки заниматься внуками? И вообще, кто кому и что должен в семейной иерархии?

Внуки для удовольствия

Начнем со старейшин. Надо понимать, что у современных французских бабушек настройка «повидать внуков», как и все в этом мире, работает исключительно для собственного удовольствия. И, как и все прочие развлечения, эта опция ставится в расписание в удобном для них режиме, без учета потребностей младшего поколения.

Однажды, например, моя знакомая собиралась рожать третьего ребенка. Родители мужа живут недалеко — минут сорок езды на машине от города. Обо всем условились заранее: родители — в роддом, старшие дети — к бабуле с дедулей. Но в день Икс вдруг выяснилось, что на этот вечер у бабушки с дедушкой был назначен ужин с друзьями. Ну, всякое бывает, никто ведь не может с точностью до дня предсказать вылупление новой жизни. И тут произошло самое интересное: нет, бабушка и дедушка не отменили ужин. Они сказали, что им неловко перед друзьями. И если очень нужно, то пусть внуков привезут прямо туда же, на ужин. Если. Очень. Нужно. Привезите. Сорок минут туда, сорок обратно. А потом уж поезжайте в свой роддом.

Фото: из личного архива

Я понимаю, люди всякие бывают, и непременно найдется среди моих знакомых кто-нибудь, кто вспомнит подобную историю в России. Но я не помню.

Зато я помню, что внуков французским бабушкам не оставляют больше, чем на неделю. И дети при этом должны быть подрощенные, не младше, скажем, двух лет. Помню, в общем, что французским бабушкам нравится «смотреть» на внуков, а «сидеть» с ними — обычно нет. Это означает, что не меньше, чем раз в определенный период ты должен нанести визит, продемонстрировать прогресс, воспитание и речевые способности своих детей, а потом, желательно, никого не утомив, увезти все свое хозяйство обратно.

Помню, в частности, как в один из таких визитов я сидела за семейным столом с трехлетним старшим и полугодовалой младшенькой. Было десять вечера, мы только сели ужинать, и дети, озверевшие от усталости, естественно, плевались едой. А я в них эту еду пихала. Один попадал мне в глаз метким плевком из своего стульчика, другая ловко размазывала банку с брокколи по моим коленям. Семья сидела вокруг и — умилялась. Им, понимаете, было весело. На каждый следующий плевок раздавались восторженные возгласы. Стоит ли говорить, что, пока они веселились, я тихо зверела, покрываясь с ног до головы детским питанием. Но помощи так и не дождалась.

В своем праве

Фото: из личного архива

Но как бы я ни злилась, мне придется признать: они в своем праве. Они не сволочи и вовсе не бессердечные. Просто они уверены в том, что пожилой возраст — это когда ты делаешь, что тебе вздумается. Путешествуешь, ездишь на велике или, скажем, горшочки лепишь из глины. Можно еще записаться в кружок танцев и выступить на городском дне музыки. Или сыграть в театре Офелию преклонного возраста. На людей «65+» работает огромная индустрия развлечений, и люди эти тратят свои никуда не девшиеся накопительные части пенсий — на себя. Прикиньте? Мне кажется, российские бабушки, будь у них такой широкий выбор всего, тоже бы давно вернули внуков их родителям и отправились восвояси на Камчатку. Внуки? Нет, спасибо, у меня по четвергам кружок нордической ходьбы!

Так что в следующий раз, когда вы обратите внимание на то, что в Европе все ездят в отпуск со своими детьми, просто знайте: им некуда их девать. Младенцев — некуда категорически. Тех, кто постарше — не больше, чем на неделю.

Ровно поэтому, как мне кажется, родители примерно с младенчества строят детей так, как удобно им, родителям то есть, а вовсе не детям. Потому что, если помощи ждать неоткуда, то «ребенок-тиран» — это непозволительная роскошь.

Непозволительная роскошь

Французские дети массово отправляются спать по свистку ровно в девять — и никто не читает им часами на ночь и песенок не поет. Нету такой опции, и все тут. А то, чего никогда не было, никто и просить не будет.

Французские дети с малолетства едят то же, что и взрослые: нет ни у кого времени готовить им отдельную еду. Поплюются-поплюются, а потом берут и едят. И засыпают так же: поорут, поорут и уснут. Не знаю, читали ли французы Спока, но факт остается фактом: французские дети спят в своей кровати с рождения. И они спят!

Французских детей почти не кормят грудью: если мама будет кормить, то папа не сможет встать ночью, чтоб разогреть ребенку бутылку. А это неправильно: французский папа заступает на вахту прямо в роддоме и не уходит с нее уже никогда.

Фото: из личного архива

Эмансипация во Франции внове, французские женщины у станка не стояли отродясь. Поколение наших мам среднестатистически работало секретарями-референтами, от рассвета и до замужества. А потом воспитывало многочисленных детей. Полноценно и массово работать начали те, кому сейчас 40, от силы 50. Ну и тут на арену вышел папа, который в свою очередь во весь голос заявил о своем праве участвовать в воспитании детей. И, надо сказать, отлично справился: на родительских собраниях половина — папы. Утром в школе — папы. Сегодня среда, занятия только до двенадцати, и после обеда я отводила сына в гости к другу, а дочь — к подруге. В обоих домах двери мне открыли папы: по средам именно они сидят дома с детьми. У одного — трое, у другого — четверо. И ничего, нормально сидят! Все довольны: мамы отвоевали свое право на полный рабочий день, папы — на то, чтобы, к примеру, по средам не ходить на работу. Но и на этом все не заканчивается: при разводе они тоже пилят детей пополам!

Этому новшеству относительно немного лет, и на эту тему в последние годы снято уже десятка два французских комедий. В них мама съезжает от папы на соседнюю улицу, и дети чередуют жизнь у папы и жизнь у мамы — неделю там, неделю тут. Ни слова вранья! Если вы собираетесь разводиться, готовьтесь раскошелиться: каждый из родителей обязан создать комфортные условия для проживания детей на своей территории (читай — по комнате на каждого ребенка) и поселиться таким образом, чтобы из обеих точек детям было удобно ходить в школу. Есть, конечно, опция алиментов, заменяющая распил детей 50 на 50, но из моих разведенных знакомых ей никто не пользуется. А у детей даже после развода есть папы. У мам и пап появляются новые жены и мужья, детям к ним тоже приходится привыкать. И ничего: поплюются-поплюются, да привыкнут. Потому что, к сожалению или к счастью, их никто не спросил: родительские разборки — отдельно, дети — отдельно.

В общем, тяжела жизнь французского ребенка. Но зато на него никто не орет. На днях я видела, как мальчик, выходя со школьного праздника, стрелял водой из пистолета прямо в лицо своей бабушке. Бабушке это не нравилось, и в какой-то момент она кинулась отбирать у ребенка пистолет. Я была уверена, что сейчас раздастся такое знакомое «прекрати немедленно, я сказала!» Но вместо этого бабушка схватила пистолет и с хохотом начала поливать своего внука струями воды. С веселыми визгами они вышли из школы. И настроение мое улучшилось.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 479 863 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 790 508 r Нужно 1 198 780 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 807 347 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 427 531 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 679 491 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 507 861 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
825 553 697 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Лена Булай для ТД
0 из 0

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: