Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Безысходное производство

Фото: pxhere.com

Что мешает выстроить эффективную систему переработки пластика в России

В России сегодня перерабатывается около 10-15% пластиковых отходов. Его переработчики заявляют о нехватке сырья — но ежегодно на полигоны отправляются сотни тысяч тонн бутылок. Общество беспокоится из-за огромных свалок, но по-прежнему воспринимает изделия из переработанного сырья как мусор. «Такие Дела» попытались выяснить, почему вокруг переработки пластика в России сложилась парадоксальная, на первый взгляд, ситуация и что мешает изменить ее к лучшему.

Не мусор

«Уже и для детей делают площадки из мусора, чуть ли не из дерьма».

Эту фразу директор завода «Уралтермопласт» Андрей Сазонов услышал несколько лет назад на выставке «Приусадебное хозяйство» в Екатеринбурге. Возмущенная женщина рассматривала детские горки и скамейки «Уралтермопласта» и объявление, которое висело над ними: «Вся продукция сделана из переработанного пластика».

Сазонов подошел и начал объяснять, что очистить пластик намного проще, чем, например, стеклянную бутылку, в которой она покупает своему ребенку лимонад — потому что бутылку промывают через узкое горлышко, а пластик сначала дробится, потом весь моется и плавится при температуре от 200 до 300 градусов. Через 20 минут женщина ушла, но переработанный пластик «мусором» уже не считала.

Андрей Сазонов, директор завода «Уралтермопласт»Фото: из личного архива

В переработке пластика Сазонов с 2002 года. До этого занимался музыкой, но в 90-х бросил — «музыка не накормит». Начал заниматься производством пленки. Обратил внимание на то, что от производства оставались отходы. Решил, что их тоже нужно использовать, и начал переработку. Сейчас на заводе «Уралтермопласт», расположенном в городе Арамиль неподалеку от Екатеринбурга, из вторичного пластика делают детские площадки, спортивные городки, песочницы, скамейки, площадки для выгула собак. В год «Уралтермопласт» перерабатывает около двух с половиной-трех тысяч тонн отходов.

Идеи есть, сбыта нет

«Помимо того, что пластик нужно переработать, гранулы (из переработанного пластика делают гранулят, который потом используют для изготовления новых товаров — прим. ТД) или же готовое изделие нужно потом как-то продать. А куда продать? Покупательский спрос очень низкий, и многие из-за этого страдают», — рассказывает Роман Себекин из Волгограда. В начале 2000-х Роман собрался построить дом. Нужны были стройматериалы, и он решил сам их производить. В 2003 году его компания произвела первые полистирольные блоки для строительства домов, в составе которых был вторичный пенопласт. Из них он построил собственный дом, позже стали появляться другие клиенты — по личным подсчетам Себекина, из таких блоков в Волгоградской области состоят около 100 частных домов. Теперь Роман занимается производством и других товаров из переработанного пластика — плитки, черепицы, ПЭТ-листов, из которых делают наружные козырьки магазинов и теплицы. В месяц компания Романа перерабатывает около 30 тонн сырья. Могли бы и больше, но проблема в сбыте.

Директор предприятия по переработке пластиковых отходов в строительные материалы Роман СебекинФото: Кирилл Брага/РИА Новости

«Почему не покупают? Например, объявляется тендер: в городе нужно выложить тротуарную плитку, — рассуждает Роман. — В тендере написано “плитка тротуарная бетонная” с гарантией шесть месяцев и какой-то определенной ценой. Ты приходишь и говоришь: “Ребята, у меня плитка стоит чуть дешевле бетонной, а во-вторых, я дам четыре года гарантии”. А мне отвечают: “Видишь, что тут написано: плитка тротуарная бетонная. А у вас пластиковая”. И они не могут ее купить, потому что это будет для них уголовное дело».

Роман также занимается разработкой технологий — в 2015 году он придумал, как делать из переработанного пластика шпалы.

«Мы изготовили два опытных экземпляра, чтобы понять, что наши шпалы готовы к промышленному производству. Предложили это РЖД, они сказали, что им интересно. Но добавили, что сначала нужно обратиться в Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта, который делает сертификацию шпал. Институт выкатил ценник порядка восьми миллионов рублей за испытания».

Таких денег у Романа не было — за последние четыре года ему пришлось закрыть четыре компании из-за падения спроса. Поэтому он переформатировал бизнес-модель и сфокусировался не только на переработке, но и на продаже технологий.

Неизвестное сырье

Причина низкого спроса на изделия из переработанного пластика в России легко угадывается в истории с директором «Уралтермопласта» и возмущенной посетительницей в Екатеринбурге. Но это далеко не единственный случай.

«Это не очень хороший стартап в России. Заработка не вышло: когда люди слышат, из чего сделана твоя продукция, они говорят: “А, это из мусора… Нет, нам такого не надо”, — рассказывал “Таким делам” предприниматель из Ростова-на-Дону и участник проекта Precious Plastic Артур Пешекерян. — Большинство людей у нас не воспринимают пластик как сырье для вторичной переработки».

При этом многие крупные компании активно используют вторичный пластик, но покупатели не всегда задумываются о том, из чего именно сделаны товары, если на этом не делают акцент. То есть дома у противников изделий «из мусора» вполне могут быть вещи из переработанных материалов, и они могут даже не знать об этом. «Зайдите в магазин “ИКЕА”, — приводит пример Андрей Сазонов. — Большая часть продукции сделана из вторичного пластика. И в “Мерседесах” изоляция и утепление дверей тоже сделаны из материала “с помойки”. Но никто же не перестал “Мерседесы” покупать. Потом 70-80% курток во всем мире сделаны из вторичных материалов. Другой вопрос, как это обработано и кто какой лейбл нашьет. Грубо говоря, я куплю куртку за три тысячи, а вы за 53, но если в них поковыряться, то и та и другая, условно, с одной помойки».

Сотрудница завода собирает пластиковые бутылки в одном из цехов завода пластмасс «Пларус» в СолнечногорскеФото: Илья Питалев / РИА Новости

Эту же мысль продолжает эксперт проекта «Ноль отходов» Алексей Киселев. «Мы летаем в самолетах, которые могли быть раньше, например, алюминиевой банкой. Или мы покупаем новый компьютер, многие детали которого сделаны из вторичных материалов. И мы страдаем не от этого, а от того, что мы мало перерабатываем. Люди, которые переживают за качество товаров из переработанного пластика, могут зайти, например, на сайт завода “Пларус”, скачать гигиенический сертификат на их вторичный ПЭТ и понять, что он ничем не отличается от первичного. Только ради первичного качали нефть, деревья для нефтепровода вырубали».

Перерабатывать нечего

Настороженное отношение окружающих к переработанному пластику — не главная проблема, отмечает Андрей Сазонов. По его словам, самый острый вопрос — нехватка сырья: лишь небольшая часть всего существующего пластикового мусора попадает к переработчикам. Это происходит из-за отсутствия эффективной системы раздельного сбора мусора и недостатка сортировочных мощностей.

Вот что, например, происходит с ПЭТ (полиэтилентерефталат). Это вид пластика, из которого делают бутылки из-под воды, соков, йогуртов, молока.

Читайте также Мусора — до Луны   Чтобы в будущем жить не на свалке, молодые люди сегодня придумывают «антимусорные» проекты  

«На сегодняшний день всего в России собирается (и отправляется на переработку — прим. ТД) только 26-28% ПЭТ. При этом на полигоны [вместо переработки] ежегодно отправляется 400 тысяч тонн ПЭТ-бутылок. Это 13,2 миллиарда бутылок или 14,45 миллиардов рублей», — отмечает эксперт в области переработки и председатель совета директоров ГК «Экотехнологии» Константин Рзаев.

В сфере переработки пластика он работает с 2005 года, до этого занимался импортом в Россию из Китая и Кореи полиэфирного волокна (полиэстера). «В 2004 году наш крупнейший потребитель, компания “Комитекс”, сказал, что хочет теперь сам производить это волокно, а не импортировать его. Мы поехали вместе в Китай и посмотрели, как там его производят. Увидели, что изготавливают волокно из переработанных ПЭТ-бутылок», — рассказывает Рзаев. В 2005 году «Комитекс» купил оборудование для производства волокна, а ГК «Экотехнологии» построили в Твери завод вторичных полимеров для переработки бутылок в ПЭТ-хлопья (резаные или дробленые отмытые ПЭТ-бутылки) и начали их поставлять. Сегодня завод перерабатывает более 26 тысяч тонн пластика в год.

Председатель совета директоров, президент группы компаний «Экотехнологии» Константин Рзаев на Х Гайдаровском форумеФото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Решить проблему нехватки сырья можно, уверен директор «Уралтермопласта»: для этого весь мусор должны свозить на мусоросортировочные станции, где его сортируют не вручную, а на специальной механизированной линии. На станции приезжают представители заводов, которые занимаются переработкой отходов, и покупают там нужное сырье — пластик, металл, бумагу. Сегодня в России существует только около 60 крупных мусоросортировочных комплексов, которые не справляются со всем объемом отходов.

Идею раздельного сбора Сазонов не поддерживает — не верит в дисциплинированность людей: «Даже если две трети дома будут выбрасывать пластиковые отходы в нужный контейнер, всегда найдутся те, кто кинут банановую кожуру и испортят всю переработку».

Константин Рзаев видит решение именно в раздельном сборе отходов. Так как в России он еще плохо развит, «Экотехнологии» решили собирать нужное сырье сами и устанавливать свои контейнеры — так, в Твери, где расположен завод по переработке, только за 2017 год собрали более 100 тонн пластика, отмечает Рзаев.

Раздельный сбор отходов способствует тому, что пластик попадает на переработку, а не на мусорные полигоны, которые в России занимают от четырех до семи миллионов гектаров земли, что сопоставимо с территорией Бельгии, Нидерландов или Словакии. По данным опроса аналитического центра НАФИ, 74% россиян сообщили, что в районе их проживания отсутствуют контейнеры для раздельного сбора мусора либо они не знают об их наличии.

Погоня за красивой этикеткой

Если представить, что сбор отходов налажен и проблема с нехваткой сырья отпала, возникает новый вопрос: все ли можно переработать? В погоне за прибылью производители все больше расширяют цветовую гамму выпускаемой тары, а также используют яркие ПВХ-этикетки (поливинилхлорид, из которого делают прозрачную упаковку от пищевых продуктов, — прим.ТД), которые привлекают покупателя, но мешают переработке.

Рабочий на участке по производству полимерного профиля на заводе ООО «Уралтермопласт» в Свердловской областиФото: Павел Лисицын/РИА Новости

«ПВХ-этикетки схожи по плотности с ПЭТ, поэтому их сложно отделить друг от друга. А перерабатывать их вместе нельзя, потому что ПВХ выделяет хлористые соединения, вызывающие разложение ПЭТ. Но даже если с этикеткой все будет в порядке, она может быть приклеена “не на тот клей”, и возникнут проблемы с переработкой всего изделия», — объясняет эколог Тверского завода вторичных полимеров Анна Серова.

Получается, что производители делают такую упаковку, которую потом никто не может переработать. По мнению Константина Рзаева, решить этот вопрос можно, только наладив диалог между теми, кто занимается производством товаров и упаковки, и теми, кто занимается потом переработкой этой продукции. Андрей Сазонов из «Уралтермопласта» предлагает более радикальное решение. Он считает, что нужен новый закон, предписывающий делать товары и упаковку для них только из тех видов пластика, которые можно переработать.

Экологический след

Предприниматель Роман Себекин считает, что государство недостаточно поддерживает переработчиков. «В законодательстве не прописано, что ты переработчик отходов. Мы являемся обычными производителями. Законодательство трактует нас как загрязнителей окружающей среды и наказывает так же, как и всех остальных. У нас была ситуация, когда мы переезжали на новое место и не успели сделать вовремя экологический паспорт предприятия и нам выписали штраф в 500 тысяч рублей. Сам инспектор во время проверки нам сказал: “Я все понимаю, что вы здесь перерабатываете. Но я сделать ничего не могу”».

Действительно ли переработчики пластика загрязняют окружающую среду? Согласно  докладу Минприроды России о состоянии окружающей среды, предприятия, которые рассматриваются как основные источники загрязнения воздуха, выбрасывают в атмосферу сотни и тысячи тонн загрязняющих веществ в год.

Тверь. ПЭТ-гранулят, полученный после переработки пластиковых отходов на Тверском заводе вторичных полимеров (ТЗВП), входящем в группу компаний «Экотехнологии». Производство, запущенное в 2005 году, перерабатывает в месяц более двух тысяч тонн ПЭТ-бутылок, а также изделий из полиэтилена и является крупнейшим в России по объему перерабатываемого вторичного ПЭТФото: Сергей Бобылев/ТАСС

Какие показатели у заводов, которые перерабатывают пластик? В ГК «Экотехнологии» уточняют, что при работающем производстве их предприятие выбрасывает в атмосферу 2,6 тонн загрязняющих веществ в год. При этом, по данным Экологического союза, легковой автомобиль в среднем ежегодно выбрасывает 800 килограммов оксида углерода, около 40 килограммов оксидов азота и почти 200 килограммов различных углеводородов, т.е. более тонны загрязняющих веществ, которые при дальнейшем окислении образуют токсичные кислородсодержащие соединения.

Читайте также Не надо мусорить едой   Главная миссия фудшеринга — забота об окружающей среде и борьба с перепотреблением  

Эксперт проекта «Ноль отходов» Алексей Киселев считает, что, рассчитывая экологический след автомобилей, нужно учитывать еще и отходы нефтеперерабатывающих заводов: «Выбросы одного автомобиля можно удвоить или даже утроить за счет отходов, которые образуются во время производства бензина».

По его словам, у вторичного пластика экологический след будет всегда ниже, потому что, как и в случае с бензином, к первичному пластику нужно добавить затраты на строительство трубопровода, всей энергетики, необходимой для транспортировки нефти, ее крекинга (переработки для получения бензина и других продуктов — прим. ТД) и других процессов. «Производство одного килограмма первичного ПЭТ приносит около 15 килограммов отходов, которые были во всей цепочке, — объясняет Киселев. — А когда у тебя вторичное сырье, когда из бутылки делаешь бутылку, а из поддона — поддон, то весь этот багаж уходит. И чем больше вы используете вторичное сырье, тем меньше ваш экологический след».

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 555 350 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 888 524 r Нужно 1 198 780 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 847 960 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 622 796 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 976 791 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 781 626 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
849 323 820 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

pxhere.com

Фото: pxhere.com
0 из 0

Андрей Сазонов, директор завода "Уралтермопласт"

Фото: из личного архива
0 из 0

Директор предприятия по переработке пластиковых отходов в строительные материалы Роман Себекин

Фото: Кирилл Брага/РИА Новости
0 из 0

Сотрудница завода собирает пластиковые бутылки в одном из цехов завода пластмасс "Пларус" в Солнечногорске

Фото: Илья Питалев / РИА Новости
0 из 0

Председатель совета директоров, президент группы компаний "Экотехнологии" Константин Рзаев на Х Гайдаровском форуме

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости
0 из 0

Рабочий на участке по производству полимерного профиля на заводе ООО "Уралтермопласт" в Свердловской области

Фото: Павел Лисицын/РИА Новости
0 из 0

Тверь. ПЭТ-гранулят, полученный после переработки пластиковых отходов на Тверском заводе вторичных полимеров (ТЗВП), входящем в группу компаний "Экотехнологии". Производство, запущенное в 2005 году, перерабатывает в месяц более двух тысяч тонн ПЭТ-бутылок, а также изделий из полиэтилена и является крупнейшим в России по объему перерабатываемого вторичного ПЭТ

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: