«В темной, как тьма, темноте»

Фото: Вадим Брайдов для ТД

За свои 79 лет Евгений Костылев пережил войну, побывал в Египте, работал токарем и сантехником, занимался самбо. А затем стал художником-самоучкой, годами искал собственный «черный квадрат» и наконец нашел: придумал личный стиль «жеко», в котором написал более 100 картин — но часть из них никогда не видел

«Листай, листай, только говори, что там нарисовано. Икона? Это “Ноша”, каждый несет свою ношу. “Троица”? На ней реактивный самолет — значит, Вознесение. Вечеря? Нет, это не вечеря, это называется “И мысли, и дела он знает наперед”».

Почти все пространство комнаты-мастерской занимает большой стол. К двум свободным от дивана и шкафа стенам прислонены картины, некоторые высотой в человеческий рост. На столе ярким пятном — еще стопка работ. У стола стоит их автор, 79-летний Евгений Костылев — в джинсах, черной толстовке, трикотажной шапочке и круглых черных очках. Мы перелистываем одну за другой, на всех замысловатым образом переплетены геометрические фигуры: белые и черные круги, красные прямоугольники, желтые треугольники, обведенные синим.

Но сам художник уже семь лет не видит своих картин — только ощущает их.

«Нехватка витаминов»

Евгений Костылев родился в 1939 году в пригороде Ленинграда, городе Колпино. Войну вспоминает отрывисто: «Мама и папа у меня с Украины, приехали в Ленинград строить заводы. Когда немец окружил нас с мамой, она была беременна. Эвакуировали, а отец остался в блокаде. Мамина сестра с мужем жила на Урале, муж ее строил Магнитогорск, был знатный металлург. Про него даже уральский поэт стихи сочинил: “У Орлова цель одна — дать побольше чугуна”. До Челябинска нас довезли на поезде, оттуда мы добрались до Магнитогорска, а потом все равно переехали в Челябинск. Мама родила братика, нам дали комнатешку».

Евгений Костылев
Фото: Вадим Брайдов для ТД

Когда блокаду сняли, к жене и детям приехал из Ленинграда отец. Он сразу устроился на завод — и семья осталась жить на Урале.

Проблемы с глазами у Евгения начались еще в школе. В седьмом классе на медкомиссии из-за плохого зрения ему дали освобождение от армии. Врач предположила, что сказалось военное детство.

«Нехватка витаминов, — объясняет он. — Здесь с питанием было не лучше, чем в Ленинграде».

После школы Евгений пошел в техникум, потом — в институт: «Пошел учиться на ракетчика, а потом подумал: “Да на фиг мне эти ракеты? Те же трубы, только летают”. И ушел на строительный факультет». 

В стройотряде Евгений женился, перевелся на вечернее отделение и пошел работать.

Евгений Костылев
Фото: Вадим Брайдов для ТД
Последние 20 работ художника появились с помощью его жены Веры: она вырезает и приклеивает нужные фигуры под диктовку мужа
Фото: Вадим Брайдов для ТД

«Инструментальщиком был, токарем на заводе, начальником участка, карьеру мог сделать великолепную, но что-то не тянуло меня в это начальство, — признается он. — А так я активный был, спортом занимался, чемпион города по самбо, бегал. И любил ходить по музеям, нравился мне Малевич. Потихоньку сам начал рисовать, ну как рисовать — срисовывал портреты, кошки у меня хорошо получались».

«В совершенно пустой пустоте»

Рассказывая, художник то и дело поворачивается ко мне: все ли поняла? Передо мной снова и снова появляются темные очки, но каждый раз я машинально киваю — и он удовлетворенно продолжает рассказ.

Плакат выставки Костылевых в Челябинске. Художник указывает свою жену Веру в качестве соавтора
Фото: Вадим Брайдов для ТД

Пробовать рисовать Евгений начал после того, как однажды увидел «Черный квадрат» Малевича и мультфильм «Сотворение мира» по рисункам Жана Эффеля. Костылев по памяти приводит слова оттуда: «В темной, как тьма, темноте, в совершенно пустой пустоте жил бог в молчании суровом, да и с кем перекинешься словом».

Первый глаз художник потерял в 35 лет — отслоение сетчатки, второй тогда удалось сохранить. Вскоре после этого Костылеву предложили путевку в Египет. Она стоила 500 рублей, зарплата — 130, но художник так мечтал побывать в этой стране, что смог вовремя собрать нужную сумму и полетел.

«Я облазил все гробницы, побывал в пирамиде Хеопса, все эти наскальные надписи смотрел. Все, что до этого видел только в учебниках, увидел вживую. В деревню вернулся, встал на улице и заплакал. Египет — дикая страна, оказывается, была, а для меня — великолепие».

Евгений Костылев и его диптих
Фото: Вадим Брайдов для ТД
Любимое произведение Веры. В качестве профилей танцующих женщин — лицо самого художника
Фото: Вадим Брайдов для ТД

Это великолепие и «торкнуло», вспоминает художник: пережитое потрясение подтолкнуло к поискам себя и своего стиля. К тому времени Костылев с женой и детьми переехал в деревню Селезян — в отличие от Челябинска, где жилья не было, в деревне сразу дали квартиру. Вера пошла работать учителем физики и немецкого языка в школу, Евгений трудился сантехником в местном ЖЭКе, а в свободное время  продолжал рисовать.

Прямоугольник, треугольник, круг

«Я подумал: Леонардо, Рафаэль — все они рисовали на библейские сюжеты. И пошел купил Библию, открыл первую страницу, читаю: “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог”. И зацепился. Использовал эти три буквы — БОГ — и потекло, вот когда Бог-то помог. Я всегда любил геометрию, планиметрию, стереометрию. Обвел Б — получился прямоугольник, О — кружок, Г — треугольник».

Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева
Из портфолио Евгения Костылева

Из портфолио Евгения Костылева

К символам со временем прибавилась и философия цвета: красный цвет — мужское начало, а синий — женское. Прямоугольник символизирует мужчину, треугольник — женщину. А круг — ребенка. В первой же работе Евгений соединил все эти символы между собой и назвал соответствующе — «Повозка семьи».

«Придумал ведь это не я, я только продолжил. Малевич назвал свой стиль, свой “Черный квадрат” по-русски “высшее”, в переводе на французский — супреме, супрематизм. Если черное высшее, то белое — низшее, подумал я. Поэтому ребенок — белого цвета, он еще не определился, что из него будет по жизни — мужчина или женщина. В основе всех моих картин всего три символа: прямоугольник, треугольник и круг».

Свой стиль и «черный квадрат» Евгений обозначил проще — «жеко», соединив начало имени и фамилии.

Над первыми картинами работал гуашью, но почти сразу придумал вырезать фигуры из цветной самоклеящейся пленки. Это и помогло продолжить работу, даже когда начал подводить второй глаз. Художник выполнял рекомендации врачей, капал капли, принимал лекарства — пытался спасти зрение до последнего.

«Под новый, 2012 год мне сделали операцию, сказали прийти через месяц. Ничего не видел, но все рекомендации выполнял. Через месяц пришел, спрашиваю: “А видеть-то я когда-нибудь буду?” Тут профессор испугался, сразу же меня на другую операцию отправил, но уже не помогло. Сейчас у меня нулевое зрение».

Художник и его пес Адольф
Фото: Вадим Брайдов для ТД

В первые месяцы темноты было «тошновато и страшновато», вспоминает Евгений, заснуть практически не удавалось.

«Когда все время ночь, не знаешь, когда спать, когда не спать. Вставал в ночь зимой и шел гулять. Вдоль забора. Потом привык, но я до сих пор помню все, что видели мои глаза».

Фигура и линия

Стоя у стола, Евгений Костылев водит по полотнам рукой, ощущая пальцами каждую линию и фигуру, большую часть из них он сам вырезал из пленки и приклеил на лист древесноволокнистой плиты — его холст. Затем, с полной утратой зрения, вырезать и приклеивать под его диктовку начала жена Вера — последние 20 из 110 созданных картин появились с ее помощью.

Евгений Костылев предпочитает крупные форматы, однако встречаются и небольшие картины
Фото: Вадим Брайдов для ТД
Часть работ выполнена в технике аппликации, и художник узнает их на ощупь
Фото: Вадим Брайдов для ТД

Евгений рассказывает жене о замысле новой работы, объясняет, какие фигуры какого цвета и размера надо вырезать из пленки, финальный этап — приклеивание. И сам художник, и жена признаются: процесс конфликтный.

«Ругаемся, да, не понимает она меня, — говорит Евгений. — Слепому непросто объяснить, где и что. Но потом доходим до истины». В ответ Вера отмахивается: «Не помогала бы, но куда деваться — мы 54 года вместе. И он живет только этим».

Евгений и Вера Костылевы
Фото: Вадим Брайдов для ТД

Все работы хранятся здесь, дома, в селе Белоусово Челябинской области. За всю жизнь у художника Костылева было семь выставок — «но короткоспелые», последняя шла всего неделю. Все, на что надеется художник Костылев сегодня, — что когда-нибудь сможет представить свои работы где-то еще.

«Постоянно обдумывает размеры фигур, ощупывает, с какого угла какая будет линия, где будет центр, — все в голове рассчитывает, — соглашается внук Шура. — У него постоянно голова работает».

Говорить и думать о своей работе Костылев продолжает, даже когда просто выходит на улицу. Медленно переступая и касаясь рукой стены, он доходит до двери, вышагивает в просторную прихожую-столовую, доходит до сеней — но там стена, по которой можно идти дальше, оказывается слишком далеко. Тогда он поднимает руку и хватается за веревочку, которую протянул для себя до самой калитки. Держась за нее, проходит несколько метров по двору, усаживается на скамейку и приобнимает пса Адольфа.

Поклонник конструктивизма и супрематизма Евгений Костылев у ворот своего дома
Фото: Вадим Брайдов для ТД

«Я слышал иногда на выставках, искусствоведы рассказывают: художник написал это по велению души. Но вы никогда не узнаете, что на самом деле пытался изобразить художник. А у меня все понятно: если видите кружок, значит, это ребенок. Желтый цвет — это любовь, фиолетовый — мужчина и женщина, но без любви, а голубой, то есть синий и белый, это умирающая женщина. Логично? Логично».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Всего собрано
295 085 679
Текст
0 из 0

ЖеКо

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Евгений Костылев

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Евгений Костылев

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Последние 20 работ художника появились с помощью его жены Веры: она вырезает и приклеивает нужные фигуры под диктовку мужа

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Плакат выставки Костылевых в Челябинске. Художник указывает свою жену Веру в качестве соавтора

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Евгений Костылев и его диптих

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Любимое произведение Веры. В качестве профилей танцующих женщин — лицо самого художника

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Художник и его пес Адольф

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Евгений Костылев предпочитает крупные форматы, однако встречаются и небольшие картины

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Часть работ выполнена в технике аппликации, и художник узнает их на ощупь

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Евгений и Вера Костылевы

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Поклонник конструктивизма и супрематизма Евгений Костылев у ворот своего дома

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Из портфолио Евгения Костылева

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Из портфолио Евгения Костылева

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Из портфолио Евгения Костылева

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Из портфолио Евгения Костылева

Из портфолио Евгения Костылева

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0

Из портфолио Евгения Костылева

Фото: Вадим Брайдов для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: