Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Бизнес-модель для идеалиста

Фото: из личного архива

Дагестанский врач Нурулла Джаруллаев создал сообщество медиков, которое помогает пациентам получить более точный диагноз и оптимальный маршрут лечения, а благотворительным фондам — экономить средства жертвователей

О проекте «Врачи надежды» пока знают лишь единицы, несмотря на всю пользу, которую он приносит. Дело в том, что польза эта, хоть и ощутима, но практически не видна простому обывателю. А если быть точным — не видна совсем. Те из посвященных, кто знаком с деталями проекта, нередко сравнивают его с интернет-сервисами, предоставляющими пациентам удаленные консультации медицинских специалистов. Но это не совсем так. Сейчас проект обеспечивает коммуникацию исключительно между врачами и организует их виртуальные консилиумы вокруг клинических случаев.

«Он уникален в своем роде, — уверяет Нурулла Джаруллаев, создатель и руководитель проекта. — По крайней мере, ни о чем подобном в мировой медицинской практике я раньше не слышал».

Мы познакомились с Нуруллой в прошлом году, когда я открыл для себя мир дагестанской благотворительности и инновационных разработок, с ней связанных. Узнал, что Нурулла успел поработать хирургом, терапевтом и офтальмологом, но три года назад решил оставить практику, чтобы полностью посвятить себя реализации заветной идеи. Так появился проект «Врачи надежды» и обеспечивающая его эффективную работу электронная система «Диагност».

По сути, это посредник между благотворителями и экспертным медицинским сообществом, которое занимается выработкой коллективного решения по конкретной медицинской проблеме. В результате подопечный фонда получает оптимизированную смету расходов и полную маршрутную карту: в какую клинику лучше обратиться, сколько это стоит, на что можно выбить квоту, нужно ли сразу приступать к лечению или лучше сначала дообследоваться.

«Остались те, кто искренне переживает»

Проект условно можно разделить на две части. Все, что касается IT-функционала, — это платформа «Диагност»: облачное решение, электронные медицинские карты и, собственно, мобильное приложение, позволяющее врачам, участвующим в проекте, удобно взаимодействовать друг с другом.

«Врачи надежды» — сообщество специалистов-медиков. Коллективный разум и душа проекта. Сейчас в нем участвуют 87 врачей, в том числе из Казахстана и Турции. Российские регионы представлены Москвой, Махачкалой, Уфой и Ростовом-на-Дону.

«Поначалу мы пробовали разные формы взаимодействия с врачами, — рассказывает Нурулла. — Кому-то даже платили за консультации. Но со временем с нами остались только те, кто искренне заинтересован в проекте, переживает за пациентов. Все они работают безвозмездно».

Нурулла подробно объясняет, как функционирует система. «Человек приходит в фонд с медицинской проблемой, бумагами, подтверждающими диагноз, и направлением на лечение. Сотрудники фонда помогают ему заполнить специально разработанную анкету — и все эти документы отправляются в облако. К ним получают доступ врачи проекта, чья специализация соответствует поставленному диагнозу. Начинает работу консилиум.

В течение нескольких дней вырабатывается общее решение — и консилиум дает развернутый ответ. Основных вариантов три. Первый: да, диагноз верный, назначения правильные, полный вперед. Второй: сомнений в диагнозе нет, но лечение лучше пройти в других клиниках, возможно, за государственный счет (полный их список прилагается). Третий: есть сомнения в диагнозе, лучше перепровериться (с пошаговым планом обследования)».

Когда дело касается офтальмологии, Нурулла и сам принимает участие в работе консилиума. На его взгляд, самое важное, чего выходит добиться, — существенное сокращение суммы расходов. «Как правило, люди приходят в благотворительные фонды с направлениями на лечение в частных центрах, где ценник всегда очень приличный. Мы проверяем по базе ОМС, по квотам, смотрим, какие услуги и лекарства можно получить бесплатно, и корректируем смету в сторону ее уменьшения».

Самый яркий пример — когда удалось снизить сумму сбора в 80 раз. Четырехлетнему ребенку требовалась срочная пересадка костного мозга. Объявили сбор на 8 миллионов рублей, чтобы провести операцию в турецкой клинике. «Мы проанализировали ситуацию, связались с медицинскими центрами и выяснили, что по госпрограмме такую операцию можно сделать в Москве или в Питере. Специалисты отличные, оборудование современное. Более того, турецкий центр не давал никаких гарантий, а наши медики имели больше опыта — и прогноз у них был куда более оптимистичным. В итоге удалось снизить сумму до дорожных расходов — вышло меньше 100 тысяч рублей. Операция прошла успешно».

Таким образом, проект снижает непомерные, зачастую неоправданно огромные суммы сборов. Это удобно для подопечных фондов: меньшую сумму можно собрать гораздо быстрее. Это выгодно жертвователям по понятной причине. Но устраивает далеко не все фонды, часть из которых кровно заинтересована в больших объемах пожертвований. Так что отношения у проекта складываются далеко не со всеми благотворительными организациями. Что характеризует, причем не с самой лучшей стороны, скорее последних.

Сейчас к системе подключено пять благотворительных фондов: «Надежда», «Сират» и «Леки» из Махачкалы, московский «Закят» и Клуб добрых людей из Ингушетии. И это только начало.

В поисках порядка

Стать врачом не было его осознанным выбором. В дагестанскую медакадемию Нурулла поступил по настоянию родителей. А при первой же возможности перевелся на пятый курс Самарского военно-медицинского института. К тому времени бардак в республиканской медицине стал для него очевиден и невыносим. Карьера военного врача представлялась хорошим шансом найти настоящий порядок, а вместе с ним и душевное равновесие.

Попав старшим лейтенантом в войсковую часть, затерянную на просторах алтайской тайги, Нурулла быстро понял, что с порядком в армии тоже большие проблемы. Плюс деспотия и элементарная бытовая неустроенность. К тому времени он уже был женат, а когда родился первый ребенок и стало очевидно, что улучшения жилищных условий ждать не приходится, было принято решение переехать в Москву.

Поначалу столица выглядела образцом порядка. Удалось устроиться ординатором в институт Склифосовского. Престижное место работы, хороший старт для успешной карьеры. Но и эта идиллия скоро стала рушиться.

«Однажды к нам поступил пациент со сложным переломом колена. Парень из Средней Азии, гастарбайтер, с временной регистрацией в Москве. Его перевели в палату, сделали инъекции, чтобы он не умер, но не обезболили. И это было сделано намеренно: ждали, пока его брат оплатит лечение. Речь шла об относительно небольшой сумме — может быть, тысяч пять — десять. Но было понятно, что для таких ребят это целое состояние. Человек корчился от жуткой боли, а я не видел даже элементарного человеческого сострадания на лицах тех, кто должен был ему помочь».

Нурулла вспоминает, что эта ситуация вывела его из себя. Он кричал, ругался с завотделением, но сделать ничего не мог. Вскоре он уволился, вернулся в Махачкалу и дал слово больше никогда не иметь дел с государственной медициной.

НуруллаФото: из личного архива

Нурулла — идеалист и не скрывает этого. Он был таким в юности и остался до сих пор. Правда, теперь он идеалист с опытом. «Было время и обстоятельства, когда я пытался встраиваться в систему. Я очень хорошо помню эти ощущения — ты просто перестаешь уважать себя. Очень тяжело так жить».

Он признается, что каждый раз, сталкиваясь с безразличием, непрофессионализмом и банальной коррупцией, хотел верить, что это просто скверные исключения из хорошего правила. Но когда окончательно убедился, что так устроена система, это стало для него шоком. «Как это работает? Я, оперирующий хирург, подхожу к заведующему операционным блоком, говорю, сколько у меня пациентов, на какие даты и на сколько часов мне нужна операционная. Он говорит: “Хорошо” — и озвучивает цену. В конце месяца я должен с ним расплатиться. Откуда я возьму деньги? Понятно: с моих пациентов. Вот такая бесплатная медицина».

Впрочем, Нурулла делает скидку на время — все это он наблюдал своими глазами лет десять назад. И в столице за последние годы многое поменялось. Но в регионах — он не сомневается — все стало только хуже. От полной катастрофы спасает лишь человеческий фактор: те самые врачи, которые сегодня самоотверженно противостоят распространению эпидемии, зачастую рискуя своим здоровьем без нормальных средств защиты. Те, для которых на первом месте человеческие качества и профессиональный долг. Созданный Нуруллой проект дистанционно объединил именно таких людей.

Две женщины под окном

Поиски порядка на бескрайних российских просторах закончились для Нуруллы в 2011 году возвращением в Махачкалу. С тех пор он смотрит философски на саму идею таких изысканий, при случае намекая тем, кому не терпится покинуть регион, что Дагестан — не самое плохое место на карте страны. А чтобы найти себя в этой жизни, не обязательно куда-то ехать.

Тяга к самопознанию и необходимость кормить семью привели его в малый бизнес. Так он открыл небольшой цех по производству газобетонных блоков, который, к слову, приносит кое-какой доход до сих пор. Первые успехи дали стимул развиваться в этом направлении: он обложился бизнес-литературой, занялся самообразованием, между делом окончил курс МВА. И на несколько лет вернулся в медицину, на этот раз в частную. Прошел годичный курс подготовки и стал оперирующим офтальмологом. Но к сентябрю 2017 года оставил и эту сферу, решив полностью сконцентрироваться на личных проектах.

Читайте также Интернет спасет не всех   Как к пандемии адаптировались социальные предприниматели  

Идея, которая со временем переросла в проект «Врачи надежды», пришла неожиданно. Нурулла вспоминает, как сидел в своем офисе и услышал под окнами беседу двух женщин. Они говорили о том, как замучились ходить по врачам и стоять в бесконечных очередях. О том, что никто не может поставить нормальный диагноз и приходится пакетами покупать в аптеке лекарства, от которых мало толку. «У меня уже были некоторые наработки, но именно в тот момент все сложилось в голове и я понял, как можно облегчить жизнь конкретно этим двум женщинам».

В дальнейшем пригодилось понимание бизнес-процессов, опыт терапевта и специфические знания военного медика: отталкиваясь от метода сортировки раненых в условиях боя, Нурулла построил свою схему маршрутизации пациентов. А когда настала пора искать единомышленников для воплощения проекта в жизнь, произошла удивительная по своей своевременности встреча с Тимуром Гаджижараевым, который на тот момент возглавлял благотворительный фонд «Надежда». Как оказалось, Тимур в то же самое время искал эффективное решение, которое позволяло бы подопечным фонда получать качественную диагностику. Решено было работать совместно.

Бюджет проекта сложился за счет собственных средств и денег меценатов, которых удалось увлечь идеей. Не обошлось и без проблем. Они не заставили себя ждать на этапе создания «Диагноста».

«Это сейчас у нас есть своя IT-студия, которая способна создавать сложные электронные платформы и мобильные приложения, — вспоминает Нурулла. — А тогда была только идея и желание поскорее воплотить ее в жизнь. В результате спешки мы потеряли почти год и несколько миллионов рублей просто из-за недобросовестных исполнителей. Но работа с ними — это тоже был своего рода опыт, который помог двигаться в правильном направлении».

В итоге два с половиной года назад «Врачи надежды» начали работу. Вначале на базе фонда «Надежда», который стал тестовой площадкой проекта, постепенно вовлекая в сообщество все новых врачей с активной гражданской позицией и подключая заинтересованные фонды. За это время удалось помочь в обследовании и лечении более 2 тысячам человек.

Универсальный инструмент

Тимур Гаджижараев сейчас возглавляет Ассоциацию дагестанских благотворительных фондов и способен трезво оценить ценность проекта для всей сферы благотворительности. Он объясняет, что небольшому фонду со скромными ресурсами сложно найти оптимальное решение для каждого конкретного больного, обратившегося за помощью. Поэтому они часто этим и не занимаются, а просто организуют сбор средств на ту или иную медицинскую операцию. «В этой сфере у нас до сих пор беспорядок. Ребенку ставят тяжелый диагноз, родители лихорадочно пытаются понять, что делать. Кто-то советует срочно ехать на лечение в Турцию, Израиль или Америку. И решение об этом часто принимается на эмоциях, далеко не всегда рационально».

«Врачи надежды» помогают в этом вопросе и предлагают лучший вариант лечения из всех возможных. При этом на выходе фонд получает подробную дорожную карту, где расписано каждое действие, которое нужно совершить, и каждый рубль, который нужно потратить.

Как соучредитель проекта, Тимур видит в нем гораздо больший потенциал, чем тот, что используется сейчас. Он уверен, что в социальной сфере нет проблем, которые невозможно решить, если правильно к этому подойти. И механизм, выработанный «Врачами надежды», может стать универсальным инструментом для решения любых важных для общества задач.

«Полностью отработав модель взаимодействия в такой сложной сфере, как медицина, мы сможем с легкостью перенести этот опыт на любую другую область. Сейчас, с одной стороны, существуют некоммерческие организации, работающие “на земле” и занимающиеся конкретными вопросами, связанными, например, с экологией, защитой прав, ликвидацией безграмотности. С другой стороны, поиском системных решений по каждой из этих проблем заняты отдельные экспертные сообщества. Наша задача на будущее — объединить усилия обеих сторон, то есть активно вовлекать сообщества в решение социальных проблем по той же механике, по которой сейчас мы работаем с врачами».

Сегодня жизнедеятельность всей системы обеспечивает скромная команда из пяти человек. Много сил и времени это не отнимает: большая часть процессов проходит в автономном режиме. «Но пока еще рано говорить, что все идеально, — признается Нурулла. — Нужно собраться с силами и сгладить некоторые шероховатости, чтобы фонды и врачи могли максимально легко подключаться к проекту. Тогда можно будет считать работу над его некоммерческой частью полностью завершенной».

Пандемия сильно сместила медицинские акценты, и основное внимание сейчас сконцентрировано на борьбе с коронавирусом. Но люди с другими тяжелыми диагнозами, которым нужна срочная помощь в лечении, никуда не делись. Так что «Врачи надежды» работают в обычном режиме.

Но параллельно, конечно, оказывается поддержка и перегруженной системе здравоохранения — этим заняты сейчас все общественники, активисты и просто неравнодушные жители республики. Речь не только о помощи лекарствами и средствами защиты.

Нурулла рассказывает про свежую разработку — систему, позволяющую онлайн привлекать волонтеров, предварительно отсеивая их по группам риска. Это результат совместной работы нескольких общественных организаций в сотрудничестве с республиканским минздравом. С ее помощью удалось привлечь к работе в больницах более 200 человек с медицинским образованием.

На вопрос, какая сейчас обстановка в Махачкале, он отвечает буднично: «Все, как и везде. Не хватает средств защиты, и пока еще много больных, но ситуация потихоньку стабилизируется».

Две высокие цели

Пока проект «Врачи надежды» не приносит никакого дохода. И для фондов, и для их подопечных его услуги абсолютно бесплатны. Но в ближайших планах — сделать доступ к качественной диагностике «Врачей надежды» открытым для всех. Чтобы не только подопечный фонда, а любой желающий, собрав все необходимые документы, смог получить квалифицированную консультацию врачей-специалистов удаленно. В нашем изменившемся мире, где дистанционные услуги внезапно стали очень актуальны, а порой и единственно возможны, такое предложение выглядит очень востребованным.

Читайте также Парень с уголками   Парень из Клина со сложным детством, опытом жизни в интернате и неясными перспективами придумал и воплотил проект для IKEA  

Ну а для самого проекта — это хорошая возможность монетизации. Прежде всего чтобы покрывать текущие расходы: в месяц на зарплату IT-специалистам выходит около 100 тысяч рублей. Пока соучредителям проекта приходится полностью финансировать его из собственного кармана.

«Слава богу, сегодня я достиг такого уровня, когда не приходится ежедневно думать о деньгах. Так, конечно, было не всегда. — Нурулла вспоминает тяжелые времена, когда приходилось как-то выкручиваться, имея 500 рублей в неделю на всю семью. — Но, встав на ноги, начинаешь по-другому смотреть на вещи, понимаешь, что деньги всего лишь инструмент, который необходим для чего-то, а не сам по себе. Если у тебя есть высокие цели или масштабные задачи, деньги помогают с ними справиться».

Собственно, высоких целей у него две. Они же — главные жизненные приоритеты. Приносить тем, чем он занимается, пользу окружающим и вырастить своих детей достойными людьми. У него их трое — два сына и дочь.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 243 699 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 670 962 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 136 726 r Нужно 700 000 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 138 005 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 71 951 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 14 930 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 332 617 894 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Нурулла

Фото: из личного архива
0 из 0

Нурулла

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: