Фото: Алена Жандарова для ТД

Только 15% воспитанников детских домов после выпуска нормально социализируются, а льготы при поступлении в вузы используют меньше 5%. Выпуск из детского дома для подростков становится ушатом ледяной воды. Те, кто еще вчера указывал детям, как им поступать, о чем думать и куда идти, резко отходят в сторону. В этой точке ломаются многие сироты, если рядом нет наставников или значимых взрослых

Сделал, как сказали

Никита — модно одетый симпатичный и взрослый парень. В конце года ему исполнилось двадцать лет. Но он до сих пор не может взять жизнь в свои руки и до конца осознать, что теперь все зависит только от него. Длительный карантин и дистанционка совсем выбили его из колеи.

Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД

Сейчас Никита оканчивает ивановский колледж — учится на сисадмина. Кажется, впереди все самое интересное. Готовлюсь услышать рассказ о планах на будущее. Знаю, что он всегда хотел получить высшее образование. В детстве у него отмечали отличные математические способности. Он много читал, увлекался музыкой, хорошо пишет, у него грамотная речь. Но неожиданно со слезой в голосе Никита рассказывает мне, как разрушились его мечты.

Он очень хотел закончить одиннадцать классов и пойти учиться программированию в университет. С седьмого класса пытался кодить, искал книжки по основам программирования и даже получил несколько базовых сертификатов. Но после девятого класса его отправили в колледж. А социальный педагог не разрешила писать заявление на специальность, которую он хотел выбрать. Он написал под диктовку, куда велели. Теперь жалеет, что в шестнадцать лет не топнул ногой, не поступил по-своему. А потом добавляет, что даже не знал, что можно по-другому. Просто сделал, как сказали. В восемь лет воспитатель велела ему на каникулах лежать в кровати, потому что он потерял сланцы. И он лежал. В шестнадцать велели идти в колледж вместо школы. И он пошел.

Дурное кино

Никита родился в Иванове осенью 2000 года. Мама хотела назвать малыша Максимом, но бабушка настояла на своем. «В честь Никиты Михалкова назвала, представляете», — смеется режиссеров тезка и картинно закатывает глаза.

Начало века у семьи выдалось тяжелым. Умерли прабабушка и дед, оставив после себя кучу долгов, убили Никитиного отца. Мальчик знает о нем только понаслышке, долго вообще не знал о его существовании, и в свидетельстве о рождении у него прочерк. Но знает, что он помогал. По словам Никиты, отец был директором магазина. Бандиты потребовали с него денег за «крышу», он отказался, посчитав, что дикие нравы девяностых в прошлом, и его убили. Через четыре года у Никиты родился младший брат. Правда, с его отцом семейная жизнь у мамы тоже не сложилась. Жили они тогда, как казалось Никите, неплохо. Хотя иногда из-за нашкодившего брата ему доставалось от бабушки палкой.

 

Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД

Никиту водили на занятия в группу для одаренных детей. Там сказали, что у мальчика математические способности. Но из-за проблем со зрением его отправили учиться на пятидневку в школу-интернат для слабовидящих. Зимой второго класса Никита чуть не умер. Ночью стал задыхаться и терять сознание. Скорая диагностировала острую астму. Никита долго лежал в больнице. Обратно в школу его брать не хотели — боялись ответственности за ребенка с легочным заболеванием. А к осени у Никиты началась совсем другая жизнь.

В июне пропала мама. Просто ушла из дома и не вернулась. Бывало, что она и раньше исчезала без предупреждения на день или два. Но шли дни, недели, а мама так и не объявлялась. На тот момент мама в семье была главной кормилицей, хотя Никита не знает точно, где она работала. И даже подозревает, что занималась она чем-то «не очень хорошим». Но жили они нормально, не голодали, им с братом покупали конфеты, игрушки, водили в пиццерию. Бабушка не работала, ей оставалось полгода до оформления пенсии.

Розетка в гостиной в квартире НикитыФото: Алена Жандарова для ТД

Довольно быстро без мамы есть в доме стало совсем нечего. Братья лежали в кровати, поджав колени, и плакали от голода. Через несколько недель бабушка решила на время, пока не вернется дочь, отдать мальчиков в приют — социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних (СРЦ). По заявлению можно на срок до полугода временно передать детей на попечение государству, если семья оказалась в тяжелой жизненной ситуации и не справляется. В этом случае вопрос о лишении или ограничении родительских прав не поднимают. Бабушка попросила забрать мальчиков на три месяца. Через месяц после того, как их отдали, вернулась мама. В Никитиной памяти осталось, что мама тогда на вопрос о пропаже просто сказала, что «была в гостях». Но детей так просто не отдали. Условия проживания сочли неблагополучными, маме с бабушкой велели исправить ситуацию, а мальчиков отправили в детский дом. Никита говорит, что мама не выпивала: «Она грешила, как я понимаю, другим». Алкоголем злоупотребляла бабушка. Но он до сих пор уверен, что в семье им было бы лучше, чем в детском доме. Никита привыкал к новой жизни очень тяжело. Вспоминает, как мыл лестницу, обливаясь слезами, и молился, чтобы их поскорее забрали домой. Тогда молитвы сработали. Через год мама их забрала.

Бессонница

Вот только дома ситуация не улучшилась. Мать целыми днями пропадала на работе — то в такси, то на рыбном заводе. Даже не устроила Никиту в школу. Он пропустил весь четвертый и половину пятого класса. Не пошел в первый класс и младший брат Максим. «Мне так обидно! Вроде мама ходила в какую-то школу, но там ответили, что учебный год уже начался, мест нет. И она сказала мне: “Будешь учиться дома”. А мне так хотелось со всеми в класс. Я был любознательный, впитывал все, как губка. Я закатывал истерики, просился в школу», — вспоминает Никита.

Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД
Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД

Дети целыми днями торчали дома. Бабушка почти не выпускала их гулять. «Она боялась, что во дворе с нами что-нибудь может случиться. Или что мы можем пойти купаться. Когда-то она сама чуть не утонула в детстве, и эта тема ее триггерила», — оправдывает бабушку Никита. Зла на взрослых, растоптавших его детство, у него нет. Он вообще очень добрый. Всему находит оправдания и объяснения.

Опека про неблагополучную семью вспомнила и явилась с проверкой только через полтора года. Никита увидел знакомые лица инспекторов и понял, что их снова заберут. Претензии опеки были предсказуемы и очевидны: дети не ходят в школу, условия проживания неудовлетворительные. Никита с братом снова попали сначала в один СРЦ, через три месяца их перевезли в другой, еще через полгода — в Шуйский детский дом. Из разговоров взрослых Никита понял, что в этот раз шансов скоро оказаться дома у них больше нет. Мама попала в тюрьму. В заключении провела меньше двух лет, но родительских прав ее лишили.

Портрет Никиты (слева) и его брата, нарисованный художницей в парке, 2007 годФото: Алена Жандарова для ТД

Подробностей тех событий Никита не знает. Решил, что задаст маме наболевшие вопросы, как только ему исполнится восемнадцать лет. И до сих пор стесняется спрашивать, что же происходило в их жизни тогда, почему все пошло не так. Откровенничать мама не рвется. Она уже давно взялась за ум, работает старшим мастером на швейном производстве. Последние пару лет они с Никитой даже живут вместе. А тогда все эти игры взрослых довели Никиту до нервного истощения.

Через несколько месяцев из Шуи их перевели в Ивановский детский дом «Звездный», поближе к бабушке. Условия для жизни и учебы в подшефном детдоме Дмитрия Медведева, по воспоминаниям Никиты, были очень хорошие. Но через год братьев вернули обратно в Шую. Младший, Максим, совсем не тянул школьную программу, психолого-педагогическая комиссия вообще направила мальчика в школу восьмого вида. Но, поскольку разлучать братьев по закону нельзя, а отправлять отличника Никиту паровозом в коррекционную школу посчитали несправедливым, нашли компромисс.

Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД

По ночам Никиту мучили кошмары. Он боялся спать и заработал тяжелую бессонницу. Периодами бессонница возвращается к нему и сейчас. После тюрьмы мама сразу приехала в Шую навестить сыновей, обещала, что скоро заберет. Но мальчишки понимали, что смысла рассчитывать на возвращение домой уже нет. У Никиты маячил девятый класс — время определяться с будущим.

Никитин шанс

Выпускникам сиротских учреждений предлагают стандартное будущее — стать швеей, поваром, парикмахером, маляром, автомехаником, строителем или в лучшем случае воспитателем детского сада. Скудный набор специальностей в провинциальных колледжах и невысокий уровень знаний после школы другого выбора просто не оставляют. Сложно с настоящей, а не формальной профориентацией. Пробелы в знаниях и отсутствие веры в себя мешают даже просто попробовать сделать шаг в сторону от пути, намеченного учебной частью.

Надпись в прихожей в квартире Никиты, сделанная бабушкойФото: Алена Жандарова для ТД

Никита так и не понял, почему его приятеля с более низкими оценками оставили в десятом классе, а его отправили в колледж. До сих пор обижается, что его просто «выпнули». Поговорить про обучение программированию, которым он бредил с седьмого класса, тоже было не с кем. До тех пор, пока у Никиты не появился репетитор по информатике из программы «Шанс».

В семьях подготовка к выпускным экзаменам — это всегда нервно и финансово затратно. Все ресурсы семьи бросаются на репетиторов. Дети воют, но занимаются. Ни у одного, даже очень благополучного, детского дома нет ресурсов нанять индивидуальных репетиторов своим выпускникам. Шесть лет назад благотворительный фонд «Арифметика добра» решил устранить эту несправедливость и дать шанс всем детям в детских домах и интернатах подтянуть знания по любым школьным предметам, подготовиться к ОГЭ и ЕГЭ и поступить в учебные заведения. Фонд запустил программу дистанционного репетиторства и образовательную платформу «Шанс».

Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД
Никита
Фото: Алена Жандарова для ТД

«На первые занятия я пошел неохотно. Но меня сразу зацепило. Один урок английского языка с репетитором “Арифметики” мне дал больше, чем все годы мучительных бессмысленных зубрежек в школе. Заниматься по всем предметам, которые я выбрал, было очень интересно», — вспоминает Никита. ОГЭ по информатике он сдал на очень твердую четверку. Говорит, одного балла не хватило до пятерки. И хотя тогда из-за решений взрослых Никите так и не удалось осуществить свой план — закончить одиннадцать классов и поступить в университет, в этом году он планирует довести дело до конца. И уже записался на сдачу ЕГЭ. Пока нервничает и сомневается, сможет ли совместить подготовку к ЕГЭ и диплом, но говорит, что он упертый. Если решил, то обязательно добьется своего. А помогут ему снова репетиторы «Арифметики добра». Они не бросают учеников после выпуска из детского дома и готовы всегда прийти на помощь, поддержать, проконсультировать и составить расписание индивидуальных занятий.

За пять лет фонд провел более 100 тысяч онлайн-уроков с воспитанниками детских домов в 31 регионе России. В течение всего учебного года преподаватели «Арифметики добра» проводят около 300 уроков ежедневно. Например, в прошлом году из всех девятиклассников проекта 68% поступили в ссузы, а 40% из всех одиннадцатиклассников — в вузы.

Фонд «Нужна помощь» собирает деньги на оплату работы репетиторов, которые ежедневно проводят онлайн-уроки с воспитанниками детских домов и интернатов. Каждые ваши 100 рублей — эта чья-та путевка в жизнь. И каждое будущее — бесценно.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Арифметика добра»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также
Всего собрано
288 077 759
Текст
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Розетка в гостиной в квартире Никиты

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Портрет Никиты (слева) и его брата, нарисованный художницей в парке, 2007 год

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Надпись в прихожей в квартире Никиты, сделанная бабушкой

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Никита

Фото: Алена Жандарова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите фонда «Арифметика добра» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: