Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Анна Иванцова для ТД

Это самое необычное дело о возвращении ребенка в семью, с которым столкнулись сотрудники фонда «Дети наши»

Помогаем
Не разлей вода
Собрано
494 523 r
Нужно
1 660 723 r

— Почему ты убегал?

— Очень хотелось к маме!

Это диалог судьи и одиннадцатилетнего воспитанника детского дома в Смоленской области Георгия К. Заключительные реплики на заседании районного суда в городе Смоленске, которое состоялось на прошлой неделе. Дальше были слезы, объятия и поздравления. Через два дня Гоша вернулся домой, к маме.

Бесконечный побег

В детском доме Гоша пробыл не так уж долго. Всего полтора года. Но суд о лишении родительских прав его мамы Анастасии состоялся еще в 2014 году. Так сложились обстоятельства. Анастасия сама инициировала дело против себя, передав опеку над сыном своей старшей сестре. Но всегда была рядом. Просто жить маленькому Гоше с мамой было опасно.

Настя сама в детстве хлебнула горя и бед. Голодные девяностые. Отца убили. Мать повесилась, когда Насте было 12 лет. Все заботы о младших детях легли на плечи самой старшей из четырех детей — Яны. Ей тогда было 20 лет. Шестнадцатилетняя Вика за полгода до гибели мамы сама родила ребенка. Младший брат только пошел в первый класс. Забот полон рот.

Анастасия
Фото: Анна Иванцова для ТД

Настя казалась тогда всем самой самостоятельной и надежной. До нее у Яны руки просто не доходили. В школу ходит, дома ночует — и слава богу. А у Насти в это время полным ходом бушевал переходный возраст. Она сама признает сейчас, что тогда была совершенно неуправляема. И когда встал вопрос про опеку — а у детей с десяти лет спрашивают согласие, — взбрыкнула и сказала, что лучше пойдет в детский дом. Говорит, что тогда ей это казалось правильным и благородным, таким проявлением заботы. Яне и так свалилась на голову сложная компания, хотелось избавить ее от забот еще и о себе.

Сестра, правда, благородства не оценила и здорово обиделась. А Настя оказалась в интернате. Ничего плохого про свою детдомовскую жизнь сказать не может. Не обижали, не били. Училась хорошо, школу окончила всего с одной тройкой в аттестате. Детский дом был в нескольких кварталах от дома, и Настя при любой возможности сбегала навестить своих.

Дома дела шли своим чередом. Яна работала, растила младшего брата и крошечную племянницу. Непутевая Вика связалась с дурной компанией и оказалась в тюрьме. В 16 лет Настя поступила в смоленский колледж и вернулась жить в пустующую родительскую комнату в коммуналке. Туда же после тюрьмы вернулась и Вика. Жили вместе сестры непросто. От скандала к скандалу. Вика буянила, била посуду. И довольно скоро снова загремела за решетку. К ее освобождению у Насти уже был маленький Гоша.

ГошаФото: Анна Иванцова для ТД

С Гошиным папой Настя познакомилась на работе. Два года парень добивался своенравной красавицы Насти, звал замуж, перевез жить к себе. Настя говорит, что от замужества сама категорически отказывалась. Решила, что ей это не нужно. Насмотрелась на негативный опыт родных и знакомых. А сына очень хотела и появления Гошки ждала с нетерпением. «Ну а потом любовь закончилась. Зачем друг друга мучить? Я ушла сама», — рассказывает Настя.

Сын ходил в ясли, Настя работала в магазине. Не шиковали. Но на жизнь хватало. Пока на пороге комнаты снова не появилась Вика… Вот тут Насте стало по-настоящему страшно. Трехлетний разговорчивый и общительный Гоша тетю Вику раздражал. Она кричала, ругалась на малыша матом. Во время скандалов стала хвататься за нож. Настя поняла, что ей страшно не то что оставить сына с Викой дома — страшно даже спать с ней в одной комнате. Но другого жилья все равно нет.

Снова детдом

Настя надеялась, что совсем скоро получит квартиру, положенную ей от государства как сироте, и тогда все их проблемы с сыном закончатся. Но что делать прямо сейчас? Яна!

«Яна строгая, держит в ежовых рукавицах, но всегда спасает. Ей памятник надо ставить», — говорит Настя. Именно к сестре она побежала за помощью. Яна продолжала растить племянницу, Викину дочку, младший брат уже вырос и уехал учиться. Сестры долго обсуждали, как поступить, и решили, что Яна оформит на себя опеку над Гошей. Настя будет помогать им. А когда дождется квартиры, заберет сына к себе. Они обратились в опеку. Написали заявление. В суде Настя признала, что должным образом выполнять материнские обязанности не может, согласна на лишение прав, потому что ей негде жить. Борьба за квартиру растянулась на шесть лет. Настя писала заявления в прокуратуру, подавала в суд, ездила даже с жалобой в Москву.

Кот Анастасии
Фото: Анна Иванцова для ТД
Анастасия
Фото: Анна Иванцова для ТД

Если бы прямо тогда рядом оказался грамотный юрист, возможно, эту ситуацию удалось бы решить как-то иначе. Юрист бы объяснил, что нужно не просто покупать сыну вещи, передавать сестре деньги и водить мальчика к платному стоматологу, а сохранять чеки и фиксировать свою помощь на бумаге. Потому что родитель, лишенный родительских прав, обязан платить алименты. Но Анастасии даже не пришло в голову искать помощи у кого-то еще. Когда спустя несколько лет она наконец-то получила квартиру и захотела восстановиться в родительских правах, в опеке только развели руками: и не надейтесь, у вас долг по алиментам больше полумиллиона. А Гоша подрос, стал бунтовать против тетиных строгостей. Сбегал от тети к маме на работу.

Закончились такие вольности плачевно. Однажды Гоша убежал, не нашел маму, но домой возвращаться не стал. Поздним вечером Яна с Настей решили обратиться в полицию. Просто испугались, что с мальчиком случилась беда.

Гоша переночевал у одноклассника и объявился наутро, даже не подозревая, чем закончится такой демарш.

Комиссия по делам несовершеннолетних приняла решение, что тетя-опекун не справляется со своими обязанностями, Георгия необходимо изъять и отправить в детский дом. Так Настя по сути лишилась сына во второй раз.

Необычный случай

В мае Насте позвонил взволнованный Гоша:

— Мама, тебе должен позвонить дядя Григорий. Он обещает помочь забрать меня домой.

Григорий Мешков, социальный педагог смоленского благотворительного фонда «Дети наши», говорит, что история Насти и Гоши для них нестандартная. С просьбой помочь вернуть Георгия матери в фонд обратилась директор детского дома. Из этого детского дома раньше таких обращений не было.

ГошаФото: Анна Иванцова для ТД

Чаще всего подопечные фонда живут в сельской местности или в городе, но в ветхих, запущенных, малопригодных для жизни детей квартирах. Фонд расписывает поэтапную программу выхода из кризиса, обычно рассчитанную на год. На протяжении этого времени семью сопровождают социальный педагог, психолог, юристы и другие специалисты, если их помощь необходима.

«С Анастасией мы за три месяца успели сделать все, на что с другими не хватало и года. У нее очень активная позиция. Она сама собирала документы, ее не нужно было за руку водить по инстанциям. Это тоже необычно. Наш психолог общалась и с ней, и с Георгием, и мы видим, какой у них крепкий детско-родительский контакт. Хоть Настя и была лишена столько лет родительских прав, она все время была рядом с сыном. И это видно, что мальчик домашний, мамин», — рассказывает социальный педагог фонда.

Мы стоим во дворе квартала новостроек на окраине Смоленска. В уютной «однушке», которую Анастасия получила от государства, хороший ремонт и важный толстый кот. Хозяйка квартиры действительно тоже совсем не похожа на человека, нуждающегося в помощи. Ухоженная, очень симпатичная молодая женщина с хорошей грамотной речью. Она показывает, как переоборудовала квартиру, чтобы сыну в ней было удобно. Вот только без помощи юристов Насте Гошу так и не вернули бы. Потому что противостоять системе в одиночку, без поддержки почти невозможно.

— Почему ты убегал?

— Очень хотелось к маме!

Анастасия
Фото: Анна Иванцова для ТД

Этим диалогом судьи и Гоши завершилось заседание районного суда в городе Смоленске. Суд вынес решение восстановить Анастасию в родительских правах. И прокурор, и опека, и представители детского дома выступили за возвращение Гоши в семью. Через два дня Георгий вернулся домой, к маме. Хотя год назад ее уверяли, что это невозможно. Свершиться чуду помогли специалисты фонда «Дети наши» и поддержка благотворителей, то есть нас с вами.

Главное дело фонда «Дети наши» — профилактика социального сиротства. Фонд помогает семьям, оказавшимся на грани изъятия детей органами опеки или уже лишенным родительских прав, преодолеть кризис и вернуть детей.

Меня часто спрашивают: «Почему нужно помогать кризисным семьям? Чаще всего люди виноваты сами. А раз сами виноваты, пусть сами и выпутываются». Главная проблема многих кризисных семей — цикличность. Дети из них, не получив вовремя поддержки, вырастают и повторяют судьбу своих родителей, и так снова и снова. Вовремя протянутая рука помощи может разорвать этот замкнутый круг, и судьба Гоши, а в будущем — и его детей пойдет уже совсем по другому сценарию. Пожалуйста, не отворачивайтесь. Поддержите работу тех, кто дает детям шанс не повторять ошибок родителей.

Сделать пожертвование

Помочь

Оформить пожертвование в пользу проекта "Не разлей вода"

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Читайте также

Вы можете им помочь

Всего собрано
2 517 479 409
Все отчеты
Текст
0 из 0

Слева: Гоша. Справа: Анастасия

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Анастасия

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Гоша

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Кот Анастасии

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Анастасия

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Гоша

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Анастасия

Фото: Анна Иванцова для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Не разлей вода» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: