Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Забирайте своих бомжей»: в Москве жители Бегового потребовали от «Ночлежки» найти новое место для приюта

«Ночлежка» делает вторую попытку закрепиться в Москве и открыть пункт помощи бездомным. На этот раз организация учла ошибки прошлогоднего конфликта с жителями Савеловского района при открытии бесплатной прачечной. Консультационную службу и реабилитационный центр собираются обустроить в промзоне Бегового района, в удалении от жилых домов и детских садов. 

Чтобы предупредить конфликт на ранней стадии, руководители «Ночлежки» решили провести встречу с жителями района за несколько месяцев до запланированного открытия центра. Но избежать конфликта не удалось — большая часть пришедших отказалась слушать аргументы организации и покинула дискуссию. «Такие дела» публикуют репортаж с собрания.

Бывшие бездомные подопечные «Ночлежки»Фото: Александр Гальперин/Коммерсантъ

Обойдемся без вас

Сотрудники «Ночлежки» догадывались, что на встречу в «Благосфере» придут в большинстве жители, настроенные против их проекта. В этот раз, заверила руководитель московского филиала организации Дарья Байбакова, они подготовились к обратной связи гораздо лучше, чем в прошлом году, и заранее обдумали все потенциальные вопросы и подготовили на них ответы. «Надеемся, что сегодня состоится [именно] разговор», — сказала ТД Байбакова.

Жители Бегового появились на месте организованно, аккурат к началу заявленной встречи. Всего на встречу пришли около 90 человек, в основном старше 40 лет, была одна семья с детьми-школьниками. «Смотри-ка, чай, конфеты, — оглядел стол с угощениями усатый мужчина в синей майке. — Это что такое, взятка?» «Так, сделай озабоченное лицо», — ткнула его в бок соседка. Сидящие перед ним женщины предположили, что «Ночлежка» не ожидала такого числа людей. «У нас самый сильный район. Самый активный», — заметила одна из них.

Представитель «Благосферы» поприветствовала прибывших и выразила надежду, что в пространстве состоится конструктивный разговор. Кто-то попытался поблагодарить «Благосферу» аплодисментами, но осекся на втором едва слышном в общем гуле хлопке. Жители Бегового были отчетливо враждебны. Попытки модератора Артема Гебелева начать встречу провалились сразу. «Это что за работа такая, модератор? Давайте ближе к теме [встречи]», — перебил его все тот же мужчина в синей майке.

— Давайте установим первое правило этой дискуссии — не перебивать друг друга! Смотрите, история такая…

— История простая: вы забираете своих бомжей и выкатываетесь отсюда вон! — крикнула с галерки муниципальный депутат из Лефортова Александра Андреева.

— Вы не торопитесь, у нас нет задачи перекричать друг друга.

— Что за баран такой — модератор? Ты поработать пробовал? В армии послужить? — продолжал усатый мужчина.

— Он деньги отрабатывает! Давай уже, начинай!

— Цель нашей встречи — начать конструктивный диалог для максимальной эффективности. Я чувствую ваше напряжение, слышу ваши вздохи.

— А вонь вы не чувствуете? — крикнула Андреева.

— Мероприятие закончится, если все будут орать. Я [как модератор] диктую условия, как мы будем говорить об этом. Все ли согласны не выкрикивать с места? — спросил Гебелев.

— Нет.

— Вы сами задерживаете [процесс] своими криками, дайте человеку сказать. Что за базар? — не выдержала жительница Бегового в очках.

Закончив речь под гул и выкрики, Артем Гебелев передал слово главе организации «Ночлежка» Григорию Свердлину. Он попытался деконструировать привычный образ бездомного: большинство из них — это люди со средне-специальным и высшим образованием, приехавшие в большой город на заработки и не сумевшие в нем закрепиться; из-за алкоголизма и наркомании на улицах оказались только 7%.

Григорий Свердлин рассказал об успешной работе организации в Петербурге («Не нужен нам опыт Петербурга», — пробурчали в зале), а также о том, что «Ночлежка» учла ошибки, допущенные ей год назад в Савеловском районе.

Помещение для пункта помощи теперь находится в 500 метрах от ближайшего жилого дома

«Это не какой-то лакшери-комплекс, который мы своим появлением испортим, а натуральная руина, — отметил Свердлин. Он продемонстрировал фотографии, как «Ночлежка» облагородила арендованные под приюты помещения в Петербурге. — Это похоже не на книгу Максима Горького “На дне”, а на приличный европейский хостел. У вас в районе есть хостелы, которые организованы куда хуже».

Под взрыв хохота, аплодисменты и крики «Браво!» Свердлин объяснил, что проект «Ночлежки» нужен Беговому району. Во-первых, центр будет расположен прямо между двумя вокзалами — Савеловским и Белорусским. Возле вокзалов и между ними можно увидеть множество бездомных, то есть они уже есть в районе. Свердлин показал на карте несколько точек, где он видел бездомных в ходе прогулки по району.

«Ночлежка», уверил благотворитель, поможет решению этой проблемы: появится место, куда житель района может отвести бездомного, чтобы ему помочь.

— Ага, за руку приведем! — крикнул мужчина с усами.

— Или даже на руках понесем! — вторила его соседка.

Во-вторых, в центр не будут допускаться нетрезвые люди: сотрудники центра будут проверять алкотестером каждого соискателя помощи, поскольку заниматься реабилитацией пьющих бездомных бессмысленно. «Но они ведь все пьют…» — пробормотала женщина с химической завивкой.

В-третьих, продолжил Григорий Свердлин, центр будет помогать и малоимущим людям, например одиноким старикам, потерявшим документы. Это люди, которые еще не на улице, но могут там оказаться, если не получат необходимой помощи. «А причем здесь бомжи?» — раздался выкрик.

Руководитель «Ночлежки» переключился на следующий слайд — с фотографиями подопечных петербургских приютов, и зал ненадолго затих. Люди на снимках выглядят как обычные прохожие и внешне почти не отличаются от собравшихся в зале. В конце выступления Григорий Свердлин показал карты Берлина и Парижа, заполненные убежищами для бездомных, и аудитория вновь заполнилась возмущенными возгласами: «Спасибо, нам как в Париже не нужно!»

Микрофон отправился в толпу, первым слово взял мужчина интеллигентного вида в жилетке. «Крайне демагогическая презентация. Нет почти никаких цифр, только некие относительные величины. Но мы знаем, что любой банкет стоит денег. Так кто финансирует ваш банкет? Кто вкладывает деньги в Москве?» — спросил он.

Григорий Свердлин привел цифры: организация возвращает с улиц 120 человек в год. Средний срок возвращения подопечного с улицы занимает три месяца, большинство бездомных находят работу и возвращаются к нормальной жизни. «Что касается банкетов, мы абсолютно открытая организация, можете открыть наш ежегодный отчет на 46-й странице», — заявил Свердлин. Годовой бюджет «Ночлежки» — 60 миллионов рублей, из этой суммы не более 10% средств приходит от государства и не более 20% — от бизнеса. Вся оставшаяся сумма — пожертвования от частных лиц.

«Вас спросили, откуда финансирование, а вы нам сказку! Вы нас забалтываете!» — раздались крики. Микрофон перешел к муниципальному депутату Бегового района из «списка Гудкова» Зое Андриановой, которая поспешила раскритиковать отчет Свердлина об увиденных в районе бездомных. «Господа мои хорошие. Мы живем в этом районе всю жизнь. И мы прекрасно знаем, где эти точки на самом деле», — заявила она.

Модератор Артем Гебелев напомнил, что общение должно проходить в формате «вопрос-ответ». «Это депутат, закрой ротик свой!» — крикнул усатый мужчина. «Модератора просим прекратить свою деятельность. Мы сами решим, когда нам что говорить!» — заявила Зоя Андрианова под оглушительные аплодисменты. Депутат усомнилась в необходимости работы «Ночлежки»: по ее мнению, московские государственные социальные службы и соцзащита отлично справляются с проблемой бездомности в районе.

— Я бы дал коллегам возможность ответить, — прервал ее речь модератор.

— Нет уж, обойдемся без вас! Вы понимаете, что мы вообще можем встать и уйти отсюда?

— Ваш вопрос.

— Я разговаривала с главой управы [Александром Мизгарем]. Он рассказал, что вы заходили к нему в начале июля и вам было ясно сказано, что необходимости в вас нет и что вам нужно обсудить проект с советом муниципальных депутатов. Почему я узнаю о том, что вы открываете свой центр, из районной болталки в вотсапе? Да, 5 июля Дарья [Байбакова] писала мне, я рекомендовала пообщаться с жителями в районной группе. Но никаких официальных обращений я не получила. Сторонники вашего проекта принесли в наш район социальную нервозность, нас обвиняют в фашизме и во всех смертных грехах. Почему вы навязываете добро со зверским оскалом?

Байбакова рассказала про встречу с главой управы, во время которой он одобрил план организации (план, как подчеркнула Байбакова, поскольку окончательного решения об открытии пункта в районе еще нет) и будущее место размещения. «Назовите адрес!» — хором потребовали жители Бегового. Гул заглушил речь Байбаковой. «Да дайте вы ответить человеку», — без особой надежды повторяла женщина в очках. «Ответьте на вопрос депутата!» — кричали остальные.

Микрофон получила женщина, назвавшаяся представителем управы, и заявила, что глава «встал на сторону жителей и выступил против открытия центра». «Смысл продолжать [этот разговор], если мы против? Что еще обсуждать?» — кричала Александра Андреева из Лефортова. «Против! Против!» — скандировали жители Бегового. «Как вам еще объяснить-то? Дайте депутату сказать!» — перекрикивали они попытки Артема Гебелева модерировать разговор. «Как я могу дать кому-то слово, если все орут с мест?» — поинтересовался он.

На встрече в «Благосфере»Фото: Дмитрий Сидоров

Член Общественной палаты Москвы и секретарь первичного отделения «Единой России» в Коптеве Сергей Ладочкин добрался до микрофона и рассказал, что в его адрес приходят письма от десятков жителей Бегового с просьбой не допустить в район «Ночлежку». Сам он тоже выступает категорически против размещения реабилитационного центра в черте города. «Вы помните, какие проблемы у вас были в Савеловском районе. Мы тогда дали вам [предложение уехать в] промзоны, но вы сказали, что вам это будет неудобно по бизнесу. Бизнес! Мы пробили вас через спецслужбы, вам поступают деньги из-за границы», — заявил деятель.

К критике присоединился другой московский единоросс, муниципальный депутат Бегового Сергей Сороколетов. «То, чем вы занимаетесь, полезно, но не должно быть в шести километрах от Кремля и не должно быть в густонаселенном районе, — сказал он. — Вам здесь не место. У нас эффективно работает правительство, работают социальные службы. Как вы будете следить за санитарно-эпидемическими показателями?»

— У нас нет медицинской лицензии, мы не занимаемся медициной, — отметил Свердлин.

— Ну вот и все, куда будете туберкулез девать?!

— Вам здесь не место, в этом районе! — поддержали депутата жители.

— Кто не готов вести нормальную дискуссию, могут выйти, — напомнил модератор.

— А давай я с тобой выйду, поговорю! — бросил ему усатый мужчина.

Жители Бегового начали собираться на выход. «Кто против, пойдемте обсудим, как их не допустить сюда!» — проинформировала Александра Андреева из Лефортова. «Вы же понимаете, что здесь весь актив района. Тут все главные по подъездам, за каждым из нас по 100 жильцов! Вас здесь не будет!» — гудела в микрофон седая женщина. «Коллеги, друзья, ну зачем, зачем вы кричите?» — сокрушался модератор. «Кто против бомжатника, выходите, будем обсуждать!» — кричала Андреева. «Решение будут принимать жители района, а не вы», — напомнила активистке женщина в очках. Три четверти пришедших на встречу жителей Бегового покинули зал.

«Это еще не все жители»

С оставшимися жителями и активистами района «Ночлежке» удалось пообщаться спокойно и конструктивно. Жители потребовали дать разъяснение по «логистике» проекта и рассказать, каким образом благотворители смогут оградить район от гигантского потока бездомных. Они удивились большой площади арендуемого помещения (400 квадратных метров) и усомнились, что «Ночлежка» не попытается открыть на этом месте прачечную, как в Савеловском районе. Жители также раскритиковали проведенный организацией опрос из-за «неверной интерпретации» результатов и заметили, что по соседству с будущим местом строится жилой комплекс. В завершение они попросили «Ночлежку» подумать над другими вариантами размещения, например в Красносельском районе, где находится площадь трех вокзалов.

«Дело хорошее, но давайте-ка вы езжайте в соседний район»

Григорий Свердлин и Дарья Байбакова ответили, что больших потоков людей не будет: в пункте помощи не будут раздавать еду, а пускать туда будут только трезвых бездомных — так задается порог тех, кто действительно мотивирован покинуть улицу. Пункт помощи будет служить дополнением к государственной системе, отметила Байбакова, потому что сейчас столичные государственные центры обслуживают только людей с последней регистрацией в Москве. Таких, по данным организации, среди бездомных всего 14%. «Ночлежка» же принимает всех, работая в тесной кооперации как с государством, так и с другими профильными НКО. Также благотворители уверили, что этот проект будет строго некоммерческим и автономным, без коллаборации с другими организациями, в том числе и с фондом «Второе дыхание», которым руководит Дарья Алексеева.

Григорий Свердлин отметил, что за год «Ночлежка» рассмотрела более 80 различных вариантов помещения, прежде чем остановилась на этом. «Любой район начинает говорить: дело хорошее, но давайте-ка вы езжайте в соседний район. Мы рассматриваем относительно дешевые и транспортно доступные варианты. У площади Трех вокзалов просто нет таких помещений», — объяснил благотворитель. Что касается жилого комплекса, то его застройщик в курсе проекта «Ночлежки». Он выразил поддержку проекту и даже согласился помочь с ремонтом арендуемого ей помещения, добавил Свердлин.

Собравшиеся стороны сошлись на шести тезисах. Во-первых, «Ночлежка» должна будет подумать над альтернативными логистическими вариантами. Например, разместить в Беговом районе автобус, который будет собирать бездомных и увозить их в расположенный в удалении пункт помощи. Во-вторых, провести повторный соцопрос. В-третьих, проводить более качественную работу по оповещению жителей о всех своих планах и действиях. В-четвертых, начать деятельность по борьбе с бездомностью в районе уже сейчас, без помещения, чтобы жители увидели, что организация может действовать эффективно. В-пятых, работать с недоверием людей. «Ночлежка» обещала лучше изучить ошибки годичной давности и петербургский опыт, чтобы понять, как достичь доверия жителей. В-шестых, выстроить кооперацию с районными акторами — мундепами, управой, социальными службами и так далее. Свердлин предложил жителям Бегового сформировать наблюдательный комитет, с которым организация готова будет общаться на ежедневной основе.

«Я хочу сказать, что Зоя Андрианова — это не все жители, — заявила бывшая кандидатка в мундепы Елена. — Мне пишет много людей, которые не против “Ночлежки”. И к людям из Общественной палаты того же уровня, что [единоросс Сергей] Ладочкин, также обращаются жители с поддержкой вашего проекта». Ее поддержали аплодисментами, но более редкими, чем до этого. Мероприятие подошло к концу.

«Ну что, фашисты мы, да, Галь?» — посмеиваясь, мужчина на выходе из «Благосферы» похлопал спутницу по плечу. «Да, всех в печь, всех сжечь», — ответила она.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: