Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Это кому-то выгодно»

Фото: Наталия Красильникова/PhotoXPress

Корреспондент "Таких дел" поговорила с пожилыми людьми, чтобы понять, как они справляются с трудностями и как относятся к изоляции

Светлана Семеновна, 83 года: «Всего лишили»

Я не боюсь коронавируса. И вообще считаю, что преувеличено все. На мой взгляд, как жили, так и надо жить. Просто тем, кто где-то там бывает, надо быть более ответственным, может, и на карантине посидеть, чтобы не подвергать общество опасности. А так уж очень много ограничений ввели. Я вообще пенсионер активный — каждый день спортом занималась по программе «Московского долголетия», в изостудию ходила. И теперь я осталась без всего. Всего лишили. Мне, вообще-то, 83 года, а меня оставили без спорта. Так, конечно, сама взяла палки и пошла, пруд есть недалеко от дома. Но мы же люди советские, уже привыкли быть в коллективах. Внуки мне звонят, говорят, чтобы я никуда не ходила, согласны даже привозить мне продукты. Ничего мне не надо, сама могу сходить.

Или вот: собирались в субботу встретиться с курсом. Мы 60 лет назад закончили МАИ, встречались каждый год. Меньше 40 человек с курса осталось. Я думаю, что ничего страшного нет, я не боюсь. Но если остальные решат откладывать, придется откладывать. Ну и ничего, я только половину жизни прожила и еще столько же планирую, так что могу и отложить.

Александр Аркадьевич, 74 года: «Сидим вот»

Страшновато, конечно. Мы с женой сидим дома, стараемся не выходить. Маски в аптеках разобрали, я нашел в одной, так они стоят по 300 рублей за штучку! Дочь еще какие-то назальные фильтры советовала, но это по интернету заказывать надо, мы это не очень умеем. У меня диабет, я раньше старался проходить в день не меньше семи километров, это мне нужно для здоровья. Жена ходила на спорт. Сейчас не ходим, но вчера не удержался, вышел в парк и в магазин — хлеб кончился. В парке народу мало, а в магазине много. Хотя сам вышел, но на людей удивляюсь: мамы гуляют с колясками, как не боятся? Люди набились в очередь за хлебом, еще и поплотнее стараются стоять, дышат друг на друга… Но как в магазин-то не выйти? Дочери стали для нас искать интернет-доставку — у всех магазинов загрузка, сказали, только через две недели привезут продукты, и то если закажем не меньше, чем на пять тысяч. Еще за детей боязно, за внуков. У дочерей работа вот-вот накроется — разоряются фирмы из-за всего этого. С внуками мы рвались помочь, посидеть, когда школы закрыли. Но дочери объяснили, что мы самые уязвимые, нам никуда вообще нельзя. Все так, конечно. Сидим вот.  

Татьяна, 66 лет: «Это явно кому-то выгодно»

Абсолютно ничего не поменялось. В семье мы к этому относимся спокойно, хотя и признаем, что меры, которые принимаются, наверное, вызваны какими-то обстоятельствами медицинского характера. Но мне кажется, что все эти слухи, вся эта ситуация спровоцирована, чтобы внимание людей отвлечь от каких-то моментов. Мы внимательно следим за колебанием валюты — это явно кому-то выгодно. И евро подскочил, и доллар, никогда такого не было. А так, ни в чем не изменилась повседневная жизнь. Масок никаких я не ношу. Забавляет, что маску надевает человек, который не болен, хотя вообще-то должно быть наоборот. Маски в основном носит молодежь, наверное, они более внушаемы. Слышала мнение, что старшее поколение труднее развести на панику, мы так много пережили, имеем иммунитет к экстренным ситуациям. Все программы «Московского долголетия» закрыли, но сегодня была радостная новость — сотрудница районного социального центра позвонила и пригласила посещать их центр, буду ходить. А в семье у нас все очень адекватные, никто не заставляет меня сидеть дома. 

Электронное табло с курсами обмена валютФото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Мария, 21 год, о бабушке мужа Лидии Александровне, 94 года : «Боимся за бабушку»

Я недавно только приехала из Европы, а у меня дома родственница, которой 94 года, и она меньше месяца назад перенесла инсульт, теперь лежит. Я вынуждена сидеть дома на карантине, а какой карантин, когда самый уязвимый человек находится в соседней комнате? Стараюсь к ней не ходить, ходит к ней только сиделка. Про все эти события мы ей не рассказываем, но она не понимает, почему к ней не приезжает внук, дочь из Беларуси… Мы с мужем даже кварцевые лампы купили, все мои вещи обработали, как только я приехала. Сейчас иногда гоняем воздух через специальное фильтрующее устройство. Страшно за нее. Особенно пока не прошли эти две недели с моего приезда. Еще и муж каждый день на работу ходит. Мы же сейчас даже в больницу не сможем ее отвезти, если что: там все забито людьми. 

Ксения, 19 лет, о своей бабушке Галине Михайловне, 70 лет: «Если уж у нас начали показывать, дела совсем плохи» 

У меня бабушке 70 лет. Мы живем втроем: я, мама и бабушка. Мама еще ходит на работу, но, когда возвращается, умывается тоником, протирает телефон. Бабушку я убедила никуда не выходить. Купила Sanitelle. Совсем недавно она считала, что все это бред, а теперь так не думает. Когда начали это крутить по всем телеканалам, сказала: «Если уж у нас начали это показывать, то дела совсем плохи». Бабушка у нас практически звезда района, потому что заставила управу поставить у нас во дворе поручни, чтоб не было скользко спускаться по лестнице. Раньше занималась спортом. Теперь выходит только вечером, если в парке видит человека, сворачивает, чтобы не встречаться. Если вынуждена ехать в транспорте, надевает маску и перчатки, все время пользуется салфетками и гелем. Я убедила ее, что ходить в церковь тоже нельзя, хотя она привыкла. Она пожилая, но прекрасно понимает, что от вируса не спасут ни чеснок, ни молитва, нужно соблюдать правила.

Елена Павловна, 81 год: «Пора начать волноваться»

Я мало могу сказать. Я не ощутила особенно каких-то изменений, может быть, потому что я довольно изолированно живу. Пока не переживаю из-за вируса, но чувствую, что пора. Хотя нет, я с друзьями общалась, теперь меньше вообще с людьми встречаюсь. У меня семья врачей, вот тетя сегодня два раза звонила и говорила, как пользоваться салфетками, отправляет мне постоянно информацию. Я пока не пользуюсь салфетками, хотя у меня их очень много. Ручки, говорят, надо все обмывать, ручки и руки. Пора бы начать. 

Пожилые женщины в медицинских масках на одной из улиц городаФото: Станислав Красильников/ТАСС

Татьяна Борисовна, 70 лет: «Запугивание населения кем-то навязано»

Мы с мужем в понедельник приехали в реабилитационный центр, и тогда же вечером тут объявили карантин. Нас просто не выпускают за территорию, но она сама большая и по ней можно гулять. Мы к этому  нормально относимся. В принципе, мы с мужем не боимся, считаем, что это дело больше про запугивание всего населения, навязанное кем-то, но не знаем кем. Это и в мире так, и в России. Паника, закупка продуктов — это тоже навязано все, и народ поддался. Дети и внуки нам ничего не говорят, вот отпустили же на лечение. Внучка, правда, заставила, точнее, порекомендовала маме купить гречку и макароны. У меня муж аналитик, он предполагает, что это связано с возможным в будущем повышением цен. Народ роста валюты испугался и голосований этих по Конституции, после которых возможен скачок цен, и поэтому народ запасается. В нашем центре медицинские сотрудники в масках ходят, но постояльцы их не носят. Ничего не изменилось, кроме того, что выходить нельзя и посетителей принимать. Пока что не говорят, когда выпустят, но нам здесь еще полторы недели быть точно, а там посмотрим. Не оставят же нас здесь навсегда.

Наталия Алексеевна, 75 лет: «Я вот сижу на диванчике. Потом на кухню, потом опять на диванчик»

Мы, пожилые, осознаем, что коронавирус для нас опасен. Я вот сижу на диванчике. Ну, потом перемещусь на кухню. Затем обратно на диванчик. Сама заражаться не буду и домой не принесу. Дисциплина должна быть. Но я понимаю, что у людей паника, потому что им ничего не говорят. Если бы сказали, что через пару месяцев все кончится, никто бы не скупал продукты в магазинах. Просто все плохо организовано. 

Я сама врач. На моей памяти было два случая, когда такие массовые задачи решались очень грамотно. Один раз понадобилось всю Москву привить от оспы. Это было в 50-е. Потому что прилетел какой-то инженер из Индии, привез оспу, до этого ни одного случая в стране не было. И прям за несколько дней всех привили, на работе, дома, в школах. Всех! А другой случай был в Феодосии, в 70-м, кажется, году. Тогда была эпидемия холеры. Я работала в госпитале в Феодосии, и там все было прекрасно организовано. Весь день мы провели в оцеплении воинской частью, никуда не ходили. Ни еды не было, ничего. Ночью той же вызвана была комиссия, они провели анализы. И в 12 ночи сообщили, что это была псевдохолера и никто у нас не заболел. Сейчас мы тоже не должны паниковать, надо просто слушать, что медики говорят, а не что там в прессе мусолят. 

Люди раскупают продукты в магазинахФото: Tatiana Gomozova/Reuters/Pixstream

Алла Евгеньевна, 62 года: «Ну дайте людям — пусть накупят сколько хотят!»

Я всегда понимала, что это очень серьезно. Как я спасаюсь? Частичная изоляция, не хожу на «Московское долголетие», я там английский изучала. И я не жалею об этом — лучше быть здоровым, чем ученым. В магазин хожу только по минимуму. Жаль, что у меня нет масок, хотя я прочитала интервью доктора, который объяснил, что маска не очень помогает. Но я все равно надела бы. Дети приказали сидеть дома. Мы послушались. Отменили посещение всех врачей. Мужу тоже надо было к врачу, но мы не пошли, не стали даже записываться. Я думаю, что это все надолго, что многие переболеют, кто-то в легкой форме, кто-то в тяжелой. Надеюсь, конечно, на наш нелегкий климат — у нас не такая жара, как в Италии, или влажность, как в Китае. К ажиотажу в магазинах я отношусь хорошо: ну дайте людям, ну пусть купят, может, им хотя бы психологически будет лучше. Пусть накупят сколько хотят. У нас материальное положение не такое, чтобы скупить все на год или заказывать еду. Я вот не умею делать доставку. Все это уже давно было описано, Булгаков писал в «Роковых яйцах».  И испанка была в 18-м году… Но все серьезно, надо ко всему серьезно относиться. 

Читайте также Анастасия Рубцова: Гречка вместо паники   Ритуалы, обереги и план на случай наступления последних времен  

Елена, 60 лет: «Могу предупредить дочку, чтобы она смазала нос “Спасателем” или детским кремом»

Вирус если и есть, то только у тех, кто прилетел из-за границы. В моем окружении таких нет. Просто кто-то намеренно разводит панику, вот и все. Может, где-то там и есть  случая два-три, десять, да может, сорок, но это не здесь, это там. Кто откуда-то приехал, их всех отслеживают. Даже если и проскользнул кто-то, то это ничего. В семье у меня ничего не боятся. Я, конечно, могу дочку предупредить, чтобы она смазала нос «Спасателем» или детским кремом, но это нормально и всегда было. Весна и осень — когда простудные заболевания. Это всегда было, и сейчас то же самое. Просто совпало, что сезон такой. Что будет потом, посмотрим. Да и ничего особенного быть не может. Я вообще в метро не езжу, только на автобусах иногда, но не боюсь ничего. Не бояться же мне всех больных людей вообще.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Консультационная служба для бездомных Собрано 1 250 691 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 502 700 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 860 003 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 4 528 873 r Нужно 10 004 686 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 159 187 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 12 750 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 066 761 331 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Наталия Красильникова/PhotoXPress
0 из 0

Электронное табло с курсами обмена валют

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
0 из 0

Пожилые женщины в медицинских масках на одной из улиц города

Фото: Станислав Красильников/ТАСС
0 из 0

Люди раскупают продукты в магазинах

Фото: Tatiana Gomozova/Reuters/Pixstream
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: