Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Слышимо невидимое

Фото: актриса и тифлокомментатор Янина Исаичкина. Фото предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»

Что такое тифлокомментирование и скоро ли оно станет нормой? «Такие дела» поговорили с незрячими, которые любят театр и регулярно его посещают, и с тифлокомментаторами, которые помогают им услышать невидимое

Не просто, а очень просто

Когда в 2019 году я продюсировала первый в России форум-фестиваль социального театра «Особый взгляд», учрежденный фондом Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт» и центром поддержки творческих инициатив «Инклюзион», хлопот у нашей команды было хоть отбавляй. Отобрать заявки, договориться с театрами, согласовать приезд инклюзивных артистов, продумать логистику их передвижения по Москве, забронировать доступные отели (их у нас совсем не так много, как кажется на первый взгляд), составить удобный всем график показов…

Но организацию перевода на русский жестовый язык (РЖЯ) для слабослышащих и тифлокомментирование для незрячих я все время откладывала, думая, что это невероятно сложно, если не невозможно. Оказалось, однако, что «адаптация контента» — едва ли не самое простое из всех фестивальных дел: переводчики с/на РЖЯ быстро скооперировались и выбрали спектакли и мастер-классы для перевода, тифлокомментаторы запросили видео спектаклей и написали тексты, а подрядчик по оборудованию, осмотрев Новое Пространство Театра Наций, где ему предстояло работать, попросил лишь выделить небольшое место за сценой для установки передатчика и стола с лампой. Больше того, мы столкнулись с таким наплывом незрячих, которые хотели посмотреть спектакли, что примерно за неделю до фестиваля решили снабдить тифлокомментарием еще и онлайн-трансляции.

Зрители во время спектакля «Все началось со шторки для душа» невидимого театра The Invisible Shows в рамках форума-фестиваля социального театра «Особый взгляд» в ММОМАФото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Откуда же у меня, человека, имеющего почти десятилетний опыт работы в инклюзии, было ощущение, что тифлокомментарий — это дорого и трудно? Как преодолеть этот стереотип и сделать так, чтобы кино, телевидение и театр стали доступны всем, в том числе тотально незрячим и слабовидящим? Что сами незрячие думают о тифлокомментировании и нужно ли оно им в принципе? Кто занимается тифлокомментированием и почему театры отказываются его внедрять, хотя им это ничего не стоит? Как сделать так, чтобы во всех кинотеатрах было необходимое оборудование, а готовые комментарии не пылились на полках в Госфильмофонде и вовремя доходили до потребителя? Что вообще такое тифлокомментарий и как его делают? Ну и наконец, кто те отчаянные, которые отважно осваивают новую профессию безо всяких реальных перспектив трудоустройства?

Чужими глазами

По разным данным (точной статистики в открытых источниках нет), в России проживает более 300 тысяч человек с инвалидностью по зрению старше 18 лет, из них около 13 тысяч в Москве и еще почти 7 тысяч в Санкт-Петербурге. Согласно другим источникам, в театр регулярно ходит примерно 5 процентов населения — впрочем, в крупных городах эта цифра, конечно, выше, чем в деревнях и сельской местности. Путем нехитрых подсчетов можно выяснить, что незрячих театралов совершеннолетнего возраста совсем немного. Но это вовсе не означает, что они не должны иметь возможности сходить в театр, когда им этого захочется, и на тот спектакль, который сами выбрали. Собственно, для этого и существует тифлокомментирование («тифло» по-гречески значит «слепой») — лаконичное описание происходящих на сцене или экране действий, которые незрячий человек не может увидеть самостоятельно.

Тифлокомментарий бывает «живым» и автоматизированным, но его в любом случае создает специальный человек, тифлокомментатор. На комментаторов учат в московском институте «Реакомп», а саму концепцию и методику разработал известный в России педагог Сергей Николаевич Ваньшин (на Западе все большее распространение получает так называемая аудиодискрипция, которая является, скорее, переводом, чем «описанием» и подходит не только незрячим, но и людям с ментальной инвалидностью, детям с СДВГ или, например, иностранцам, изучающим чужой для себя язык).

Обучение в институте «Реакомп»Фото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»

Сегодня незрячие и слабовидящие могут без посторонней помощи увидеть видеоролики с ютьюба, фотографии родственников и известные картины — их описания доступны на сайте «Опиши мне». Они также могут посмотреть фильмы с тифлокомментариями — загрузив приложение «Тифломедиа», над которым уже несколько лет самоотверженно трудится Павел Обиух, зайдя в специальный раздел на портале «Особый взгляд», отслеживая новинки проката на платформе MegoGo или старую добрую классику на канале «Мосфильма».

Формально с июля 2017 года все фильмы, которые выходят в России при поддержке государства, должны быть снабжены тифлокомментариями, но фактически далеко не все из них доходят до прокатчиков и самих зрителей. В театре подобного закона пока нет, но количество спектаклей, к которым создаются профессиональные тифлокомментарии, постоянно растет: например, при поддержке Сбербанка незрячим стали доступны спектакли фестиваля «Золотая маска», а благодаря программе «Особый взгляд» фонда «Искусство, наука и спорт» живое тифлокомментирование активно развивается не только в столице, но и в регионах.

Своими словами

Ксения ДмитриеваФото: из личного архива

Вот что говорит об этой работе и о своем опыте тифлокомментатора руководитель программы «Особый взгляд» Ксения Дмитриева. «Летом 2017 года я решила обучиться на комментатора, прошла тест и попала в группу, где, кроме меня, учились актриса Московского Губернского театра, кинопродюсер, сотрудница школы-интерната для незрячих. Все мы хоть и пришли из разных профессий, но были так или иначе связаны с письмом. У Сергея Николаевича Ваньшина, автора концепции, свое мнение на этот счет. Как и он, я считаю, что это творческая профессия и тифлокомментатор в каком-то смысле писатель: все зависит от того, в каком ключе и каким языком он изложит материал. В тексте может быть много глаголов, а могут быть сплошные прилагательные. Иногда достаешь Бунина и Тютчева, чтобы посмотреть, как можно описывать природу, а иногда долго-долго подбираешь слова действия. От комментатора очень многое зависит, но главное — он не должен перекрывать замысел режиссера и налезать на реплики героев».

Гелюся ЗакироваФото: из личного архива

Тифлокомментатор из Казани Гелюся Закирова пришла в эту профессию совсем иначе. «Я окончила институт культуры, факультет библиотечного дела. В двухтысячных было сложно с работой, и тут знакомая рассказала мне про библиотеку незрячих. В итоге это мое единственное место работы в жизни, уже 20 лет. Спектаклями с тифлокомментированием я увлеклась в 2015 году — тогда в Казань приезжала Ирина Безрукова (актриса не только является выпускницей «Реакомпа» и тифлокомментатором высшей категории, но и активно продвигает тифлокомментирование в российских театрах. — Прим. ТД). И когда в 2018 году в нашу библиотеку поступило письмо о наборе тифлокомментаторов, я попросилась на обучение, так как очень хотела попробовать создавать тифлокомментарии на татарском. В феврале закончилась учеба, а в мае я уже сделала свой первый спектакль с тифло. Была даже готова комментировать бесплатно, но “Особый взгляд” помог и с гонорарами, и с оборудованием. Я пошла сначала к директору театра Кариева (Казанский татарский государственный театр юного зрителя имени Габдуллы Кариева. — Прим. ТД). Он не совсем понял, что такое тифло, но не возражал. Начинать было нелегко. Сначала, конечно, и с сурдопереводом (перевод на жестовый язык. — Прим. ТД) путали, и перед тифлопремьерой звонили: «Мы вас ждем, режиссер нервничает», — пришлось срочно снимать бигуди и бежать в театр объяснять, что актеры не должны подстраиваться под тифлокомментатора, скорее наоборот.

После театра Кариева я пошла в главный наш татарский театр Камала. Чуть позже начали работать в казанском ТЮЗе, здесь тифлокомментирование поддерживает благотворительный фонд «День добрых дел». В 2020 году присоединился театр кукол «Экият». Всего у нас сейчас 16 спектаклей. Спектакли на русском языке мы комментируем вдвоем с моей коллегой Айсылу Валеевой, а на татарских я одна работаю. Так что я готова внедрить комментирование и передать тому, кто дальше придет, но пока, к сожалению, никого нет».

Зритель в театре с приемником для тифлокомментированияФото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»

Совсем другая ситуация в соседнем с Казанью Нижнем Новгороде. Рассказывает Вера Трубникова: «На тифлокомментатора я отучилась зимой 2018 года. На данный момент тифлокомментирование у нас есть только в двух театрах — в детском муниципальном театре “Вера” и в Театре оперы и балета им. Пушкина, где меня сразу приняли с распростертыми объятиями. У них было место для работы (рубка, которую не использовали), и уже в октябре 2018 года мы сделали “Князя Игоря”. Обычно выбор спектакля подиктован тем, какие записи есть, выбирать можно не из всего репертуара, а из того, что снято на видео. Но тут сложность в том, что репертуар у театра большой, и повторы спектаклей случаются редко, 1-2 раза в год. А еще ковид — в Нижегородской области театры открылись только в конце года. Но зато в пандемию я готовила новые постановки, и, по идее, еще до весны начнутся показы с тифло. Сейчас я делаю “Бахчисарайский фонтан”. Балет — новая для нас зона, мало разработанная. Материалов по-русски практически нет, хотя в мире с этим работают. Я читаю, слушаю радиопостановки балета, изучаю источники на английском. Тут трудность в том, что, комментируя, нельзя перебивать музыку».

Кому это надо

Как справедливо замечает Ксения Дмитриева, «печально, когда благотворительность нужна только благотворителям». Не происходит ли такого и с тифлокомментированием? Нужно ли оно самим незрячим?

Ольга ЛитягинаФото: из личного архива

Вот как говорит об этом нижегородка Ольга Литягина, инвалид первой группы по зрению: «На спектаклях с тифлокомментарием я не была, но фильмы смотрела — и в кинотеатре, и дома. Тифлокомментарий, конечно, совершенно необходим. Однажды мне понравился фильм “Мы из будущего”, где ребята из современности попадают в военное время, но когда я его смотрела дома по телевизору, то половину не понимала; так что когда нас пригласили в кино, я с огромным восторгом прослушала этот фильм и наконец во всем разобралась. А в театр я хожу вместе со зрячими подругами (зрение я потеряла относительно недавно, чуть больше десяти лет назад), и когда мне что-то непонятно — потихонечку шепотом уточняю, что не поняла, или после спектакля спрашиваю, чтобы не мешать другим зрителям. Вообще, я бы с радостью сходила на спектакль с тифлокомментарием, особенно если это будет балет — даже представить не могу, как его можно комментировать, и пошла бы просто ради интереса».

А вот какого мнения о тифлокомментировании театралы со стажем — москвичка Елена Кудрявцева и ее сын Егор, который в 2020 году, когда ему исполнилось восемнадцать, получил инвалидность первой группы. Егор теряет зрение по причине генетического заболевания. Диагноз с неоптимистичным прогнозом врачи поставили мальчику уже в шесть лет, но он все равно успел три года отучиться в обычной школе, прежде чем перешел в Первую школу-интернат для слепых. Инвалидность не мешает молодому человеку серьезно увлекаться историей и активно участвовать в профильных олимпиадах, а также страстно хотеть получить высшее историческое образование. Егор любит петь и играет в шахматы, он фанат «Что? Где? Когда?» и «Своей игры». А еще считает себя заядлым театралом.

Елена и Егор КудрявцевыФото: из личного архива

Егор: «Сейчас я хожу в основном на классику и чисто теоретически могу обходиться без тифлокомментария. В сентябре мы смотрели “Дни Турбиных” в Театре Джигарханяна, в ноябре — “Мастера и Маргариту” во МХАТе им. Горького, в декабре — “Горе от ума” в Малом театре, в январе — “На всякого мудреца довольно простоты”, где играет Александр Клюквин, которого я очень много слушаю (актер озвучивает аудиокниги и является голосом канала “Россия 1”. — Прим. ТД). Я не люблю, когда в постановку впихивают пропаганду и идеологию, потому что лично я в театр прихожу, чтобы отдохнуть от внешнего мира, выключаю телефон и хочу, чтобы от меня все отстали… Вообще, в театре тифлокомментарий нужен, но автоматизированное тифлокомментирование мне не нравится. Когда я сижу на спектакле с живым тифло, смотрю весь спектакль целиком и ни на что не отвлекаюсь, а с автоматизированным полспектакля трачу на то, чтобы разобраться с техникой, так как периодически теряется вайфай, через который подается тифлокомментарий. Но главное, что актеры играют вживую, импровизируют, а комментарий уже записан, и он не совпадает с их игрой».

Елена: «Самое главное, чтобы мы могли выбрать тот спектакль, на который сами хотим пойти, как все остальные зрители, поэтому для нас идеальный вариант, если везде будет тифлокомментирование и билеты со скидкой. В нашей стране многие привыкли, что дети с инвалидностью всё должны получать бесплатно, но некоторые уже поняли, что это не всегда работает, и даже спрашивают, можно ли купить билеты на спектакли с тифло, если пригласительных не досталось. Плохо еще и то, что зачастую родители незрячих детей даже не знают о том, что в том или ином театре или кинотеатре периодически проходят показы с тифлокомментированием. Хотя у нас в вотсапе есть школьная группа “Кино-театр”, где родители делятся друг с другом информацией».

Что делать

Вера ТрубниковаФото: из личного архива

Но почему театры — в том числе продвинутые столичные — не спешат ввести тифлокомментирование на своих спектаклях? Чего они опасаются и что поможет им преодолеть этот страх? Вот что думает об этом Вера Трубникова, которая столкнулась в Нижнем Новгороде с неприятием идеи тифлокомментирования, но все равно не опускает рук. «Я могу понять, что театры боятся делать что-то новое и непонятное, особенно когда его предлагает человек со стороны. На самом деле от них ничего не требуется, так как есть финансирование, и я могу на себя что-то взять. Думаю, надо плотнее взаимодействовать с местным правительством и вернуться в театры уже с поддержкой министра и главы департамента. Так что я пока ищу теплые контакты и пытаюсь понять, как это преподносить, стоит ли ссылаться на другие примеры, такие как в Самаре, где Катя Аверьянова (еще одна выпускница “Реакомпа”. — Прим. ТД) теперь работает в театре на ставке специалиста инклюзивного отдела».

В богатой, густонаселенной и очень театральной Казани дела, к счастью, обстоят лучше, хоть и неидеально. По словам Закировой, «театры охотно идут на контакт, но все равно какие-то вещи надо контролировать». Гелюся продолжает: «Мы работаем с Всероссийским обществом слепых: я пишу председателю, она — группоргам, и буквально за полдня все билеты разбирают, иногда даже за час, особенно на новые спектакли. Билеты у нас бесплатные, их “Особый взгляд” выкупает. Когда с казанским фондом работали, сначала делали бесплатные, а потом за 100 рублей на двоих (незрячего и сопровождающего) — но покупают их не очень охотно, большинство не готово платить. Слабовидящие более мобильны и активны, а тем, кому нужны сопровождающие, чуть сложнее. Вот недавно у нас была группа из Балтасей и Арска — это примерно полтора часа езды от города. Для них это было огромное событие, и потом они еще долго писали, благодарили, теперь собираются приехать снова».

Оборудование для тифлокомментированияФото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»

Но все, и комментаторы, и незрячие, в один голос говорят, что пока тифлокомментирование в театре у нас поддерживают только благотворительные фонды, и это неправильно. У фондов — по крайней мере у «Искусства, науки и спорта» — на этот счет свое мнение. Ксения Дмитриева считает, что «наша задача — помочь театрам понять, как это делать, потому что сначала надо дать им попробовать. В целом к 2024 году мы бы хотели, чтобы у театров был в штате комментатор (или возможность его привлечь) и оборудование, а проекты они реализовывали за счет государства. В идеале мы бы хотели, чтобы система работала без нас: незрячие знали, что есть такая услуга и они могут ходить в театр так же, как ездить на такси или перекусывать в “Макдоналдсе”. Надеюсь, лет через пять ситуация изменится.

Но что прямо сейчас делать театру, который решился на внедрение тифлокомментирования? Тут все очень просто. Для начала надо найти человека, который пройдет обучение в “Реакомпе”, либо обратиться к комментатору из ближайшего города, который обучит волонтера из числа актеров или сотрудников театра, — у нас такие случаи были на Приморской сцене Мариинского театра и в Воронежском камерном. На оборудование мы также даем гранты, еще можно получить оборудование от местных властей и спонсоров. Главное — театр должен обеспечить комментатору такое место для работы, чтобы радиоволны долетали от передатчика до зрителя, и экран, где спектакль транслируется в прямом эфире, без отставания звука. Мы обычно выдаем один передатчик и двадцать приемников, это аппаратура для синхронного перевода, в прошлом году она стоила 180 тысяч, а в этом — 230 тысяч рублей.

Тифлокомментатор Анастасия Лисиченко за работойФото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»

А 1 февраля на портале “Особый взгляд” стартовал второй этап приема заявок на гранты на организацию тифлокомментирования. У нас три номинации: “Продолжение” — для театров, которые уже с нами работали, “Старт” — для новых театров из регионов, москвичи могут поучаствовать в программе “Столица”. Все это — денежные гранты, которые можно использовать на гонорары тифлокомментаторам, билеты, административные расходы. Также открыт конкурс на аппаратуру для тифлокомментирования. Мы понимаем, что организовать тифлокомментирование в нынешней эпидемиологической ситуации может быть затруднительно, поэтому фонд готов на дополнительные соглашения с театрами, смещение сроков отчетности или перераспределение средств».

В любом случае, как заметила незрячая Ольга Литягина, «по сути, тифлокомментирование можно сравнить с нашими глазами», так что будем надеяться, что оно приживется не только в самых продвинутых театрах, но и станет такой же здоровой нормой, как пандусы и доступная среда.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 994 299 460
Все отчеты
Текст
0 из 0

актриса и тифлокомментатор Янина Исаичкина

Фото: актриса и тифлокомментатор Янина Исаичкина. Фото предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»
0 из 0

Зрители во время спектакля "Все началось со шторки для душа" невидимого театра The Invisible Shows в рамках форума-фестиваля социального театра "Особый взгляд" в ММОМА

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
0 из 0

Обучение в институте "Реакомп"

Фото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»
0 из 0

Ксения Дмитриева

Фото: из личного архива
0 из 0

Гелюся Закирова

Фото: из личного архива
0 из 0

Зритель в театре с приемником для тифлокомментирования

Фото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»
0 из 0

Ольга Литягина

Фото: из личного архива
0 из 0

Елена и Егор Кудрявцевы

Фото: из личного архива
0 из 0

Вера Трубникова

Фото: из личного архива
0 из 0

Оборудование для тифлокомментирования

Фото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»
0 из 0

Тифлокомментатор Анастасия Лисиченко за работой

Фото: предоставлено БФ «Искусство, наука и спорт»
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: