Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Дом, в котором все просто

Фото: Лиза Жакова

В деревне Раздолье под Петербургом есть особенный дом, люди в котором живут без притворства и условностей, в полной гармонии с собой и миром. Фотограф Лиза Жакова начала снимать Раздолье в очень непростой период жизни, и работа над этим проектом помогла ей изменить отношение к тому, что происходит с ней самой

В часе езды от Петербурга в деревне Раздолье есть дом сопровождаемого проживания для людей с ментальными и физическими нарушениями. Этот проект запустила благотворительная организация «Перспективы», чтобы люди с особенностями развития могли жить не в большом казенном учреждении, а в почти семейной обстановке, в кругу заботливых и понимающих друзей.

Сейчас в Доме сопровождаемого проживания постоянно живут восемь подопечных, пятеро из них раньше были в психоневрологическом интернате, а трое — из семей. Некоторые из жителей Дома не могут ходить, говорят четверо из восьми, двое умеют читать.

Я начала снимать Раздолье в разгар пандемии. Пока все не привились, меня не пускали к подопечным — приходилось снимать через большое окно и разговаривать с ними на улице.

Света стала восьмой жительницей дома, она поселилась здесь в 2020 году. До этого жила в интернате в Петергофе.
Фото: Лиза Жакова

Невозможность контакта с героями совпала с моим собственным разбитым состоянием — я долго и муторно расставалась с человеком, который выпил много моей крови. Мне было сложно найти общий язык и с людьми, и с героями съемок, и с самой собой — я была разбита, зла, обижена и, по моим ощущениям, совершенно ни на что не способна.

***

В первый мой приезд подопечные боятся подойти ко мне, но смотрят с интересом. Только Люба, самая бойкая из всех, ходит за мной по пятам. Большую часть жизни она провела в интернате.

Вова на прогулке
Фото: Лиза Жакова

Любе нравятся занятия по керамике, у нее странная шапка-ушанка и длинное пальто. Она показывает мне окно своей комнаты на втором этаже, и я вижу очень много мягких игрушек.

Через большое окно на первом этаже на меня смотрит Коля. Глядит огромными синими глазами и показывает язык. Говорить он не умеет и большую часть времени проводит в кресле-качалке у окна. Вижу, как дежурная Юля, девушка на инвалидной коляске, расставляет тарелки к обеду. Перед едой читают «Отче наш».

Лес в Раздолье
Фото: Лиза Жакова

Распорядок дня в Раздолье четкий. Каждый день подопечные ходят на службу в местную церковь, готовят обед, причем у каждого есть свое дежурство по силам, потом расходятся кто куда: кто-то ходит гулять, кто-то — на занятия по керамике, другие репетируют спектакли, занимаются своими делами. Потом дежурные готовят ужин, после ужина — кино и сон.

Рождественский спектакль «Рождество в радости»
Фото: Лиза Жакова

Вова сильно хромает на одну ногу. Каждый день он ходит гулять вокруг озера, всегда одним и тем же маршрутом. Я иду за ним и пытаюсь его сфотографировать, но это не так-то просто. Даже на одной ноге он ходит значительно быстрее меня.

Рожество в Раздолье
Фото: Лиза Жакова

С Вовы начался проект: он жил в Раздолье в своей квартире, которую сейчас сдает. Родители у него умерли, и он остался один взаперти. Только раз в день, если не реже, к нему приходил социальный работник. Но в Раздолье жил отец Борис, давно с ним знакомый, и именно отцу Борису вместе с президентом «Перспектив» Марией Островской пришла в голову идея построить дом сопровождаемого проживания для Вовы и других подопечных фонда. Главная цель «Раздолья» была в том, чтобы создать альтернативу интернату — такое место, где подопечные смогут стать самостоятельными, научатся бытовым навыкам и большей автономности.

Колины родители сделали первый укол «Спутником» и смогли приехать к Коле, чтобы поговорить с ними хотя бы на дистанции

С момента основания проекта в 2015 году отношение местных к подопечным «Перспектив» сильно изменилось. Поначалу были конфликты и скандалы, к соседству с ментально нездоровыми людьми привыкли не сразу. Но со временем отношение смягчилось. Сотрудники «Перспектив», работающие в Раздолье, приехали из Петербурга, но соцработники сейчас в основном местные.

Дом
Фото: Лиза Жакова

Мои поездки в Раздолье больше напоминали роуд-муви: вот я еду час на метро, час в автобусе, потом на такси из районного центра Сосново. В Соснове и таксистов-то всего два — уже в третий приезд я знала имена этих таксистов, их жен, детей и собак. А уезжая вечером, в темноте я доходила до трассы и ловила там автобус. Чтобы его остановить, приходилось вставать чуть ли не на середину дороги.

Общее собрание подопечных с директрисой проекта Марией. Все обсуждают насущные вопросы: дежурства, порядок стирки, прогулки
Фото: Лиза Жакова

Чувствовала я себя тревожно, но тревогу сглаживала дальняя дорога. И чем дольше я ездила в Раздолье, тем сильнее приходила в себя. Каждый раз, проделав весь путь, я приезжала в место, где все следует некоему заведенному порядку. Четкость и определенность жизни Раздолья на контрасте с моей собственной действовали на меня успокаивающе.

***

На кухне Юля и Люба режут себе салат — у обеих диабет, и еду себе они готовят отдельно. Юля на инвалидной коляске быстро едет вдоль длинного стола, Люба старательно режет огурец — у нее повреждены сухожилия на руках, и от этого они странно искривлены. Работа на кухне дается ей с трудом, но помогать себе она не разрешает. Обсуждают общих знакомых, например Лешу, о котором говорят со смесью жалости и легкого осуждения: это был их приятель из ПНИ, и он жил в Раздолье какое-то время, но захотел вернуться обратно, потому что здешняя жизнь была для него слишком свободной.

Юля надевает костюм для спектакля перед репетицией
Фото: Лиза Жакова

После обеда у них репетиция спектакля — ставят сценку по мотивам стихотворения Маршака «Скрюченная песня». Саша, единственный подопечный с аутизмом, читает наизусть текст. Он довольно редко говорит, а до переезда отказывался вовсе, любит одиночество, ему 34 года, и большую часть дня он просто ходит по дому и раскачивается. Он читает текст странно высоким голосом, а остальные подыгрывают ему на бубне.

Люба и Света
Фото: Лиза Жакова

На сам спектакль я так и не попала — тогда моя работа уже была закончена. К концу проекта я успела выйти из депрессии и совершенно успокоиться. Кажется, люди в Раздолье куда проще, чем мы в нашей обычной жизни, и в этой простоте, возможно, мне стало легче жить и самой.

Раздолье
Фото: Лиза Жакова

Я совсем не ждала, что съемки в доме для людей с инвалидностью так повлияют на меня. В отношениях этих людей между собой нет никаких манипуляций и навязанных условностей — и это выглядело таким новым и свежим, особенно для меня в то время. Каждый раз я возвращалась в город, видела свой собственный развал со стороны и в какой-то момент потеряла интерес к своим странным абьюзивным отношениям. Они перестали меня держать, и я вышла из них совсем — в тот самый день, когда закончила съемки и приехала домой.

Вова — первый участник проекта Раздолье. Сейчас ему 51 год, у него ДЦП. Несколько лет назад родители Вовы умерли, и из родственников у него осталась только двоюродная сестра. Вова держится особняком, гуляет один и дружит с Сережей
Фото: Лиза Жакова
Динин день рождения. Дине исполнился 41 год
Фото: Лиза Жакова
Сережа у себя в комнате смотрит чемпионат мира по биатлону
Фото: Лиза Жакова
Коля
Дина, одна из первых подопечных, живет в Раздолье с самого начала проекта. До этого вместе со Светой, Юлей, Сашей и Любой жила в Петергофском ПНИ
Фото: Лиза Жакова
Дети играют на замерзшем пруду
Фото: Лиза Жакова
Сергей
Фото: Лиза Жакова
Социальный работник Павел играет на аккордеоне. Коле нравится жать на кнопки
Фото: Лиза Жакова
Коля не говорит, и среди подопечных он самый своенравный и — всеобщий любимец
Фото: Лиза Жакова
Возле дома
Фото: Лиза Жакова
Саша живет в Раздолье меньше, чем остальные — сейчас около года, с тех пор как умерла бабушка. Раньше он часто бывал в других проектах «Перспектив» — в «Гостевом доме» и центре дневного пребывания, и, чтобы не допустить того, чтобы Саша, оставшись один, не попал в интернат, его забрали в Раздолье. Сейчас ему за 35, он знает огромное количество стихов и может поддержать разговор на практически любую тему, но до недавнего времени в бытовом смысле был совершенно не приспособлен — могу надеть одежду швами наружу или перепутать левый и правый ботинок. Ему нужно много личного пространства, и здесь у него его столько, сколько нужно
Фото: Лиза Жакова

Редактор — Владимир Шведов 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 719 093 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 351 857 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 372 359 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 803 337 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 300 261 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 50 555 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 756 982 433 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Репетиция пасхального спектакля

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Света стала восьмой жительницей дома, она поселилась здесь в 2020 году. До этого жила в интернате в Петергофе.

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Вова на прогулке

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Лес в Раздолье

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Рождественский спектакль «Рождество в радости»

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Рожество в Раздолье

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Колины родители сделали первый укол «Спутником» и смогли приехать к Коле, чтобы поговорить с ними хотя бы на дистанции

Дом

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Общее собрание подопечных с директрисой проекта Марией. Все обсуждают насущные вопросы: дежурства, порядок стирки, прогулки

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Юля надевает костюм для спектакля перед репетицией

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Люба и Света

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Раздолье

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Вова — первый участник проекта Раздолье. Сейчас ему 51 год, у него ДЦП. Несколько лет назад родители Вовы умерли, и из родственников у него осталась только двоюродная сестра. Вова держится особняком, гуляет один и дружит с Сережей

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Динин день рождения. Дине исполнился 41 год

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Сережа у себя в комнате смотрит чемпионат мира по биатлону

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Коля

Дина, одна из первых подопечных, живет в Раздолье с самого начала проекта. До этого вместе со Светой, Юлей, Сашей и Любой жила в Петергофском ПНИ

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Дети играют на замерзшем пруду

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Сергей

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Социальный работник Павел играет на аккордеоне. Коле нравится жать на кнопки

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Коля не говорит, и среди подопечных он самый своенравный и — всеобщий любимец

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Возле дома

Фото: Лиза Жакова
0 из 0

Саша живет в Раздолье меньше, чем остальные — сейчас около года, с тех пор как умерла бабушка. Раньше он часто бывал в других проектах «Перспектив» — в «Гостевом доме» и центре дневного пребывания, и, чтобы не допустить того, чтобы Саша, оставшись один, не попал в интернат, его забрали в Раздолье. Сейчас ему за 35, он знает огромное количество стихов и может поддержать разговор на практически любую тему, но до недавнего времени в бытовом смысле был совершенно не приспособлен — могу надеть одежду швами наружу или перепутать левый и правый ботинок. Ему нужно много личного пространства, и здесь у него его столько, сколько нужно

Фото: Лиза Жакова
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: