Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Воздух на смотровых совершенно другой»

Фото: Александр Миронов

Многие незрячие люди убеждены, что не могут путешествовать, а те, у кого нет проблем со зрением, иногда не понимают: зачем отправляться в далекую поездку, если ты все равно ничего не видишь? Ответ дали сами незрячие путешественники — они рассказали, как посещают десятки стран автостопом, ходят в музеи, штурмуют смотровые площадки и покоряют горные вершины

«Доступность среды — в головах»

Алия Нуруллина — руководитель проекта «Типичный незрячий», журналистка и ведущая просветительских лекций. Не видит с рождения. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Aliya Nurullina (@aliya_nurullina1)

Люди часто не понимают, зачем незрячим путешествовать. Зачем тратить время, нервы, силы и деньги, если ты не видишь? Даже в магазине иногда могут спросить: «А почему вы ходите одни, где ваши сопровождающие?» Я понимаю, почему так происходит: многие примеряют отсутствие зрения на себя, и им становится страшно. Люди думают, что если с ними такое произойдет, то их больше ничего не будет интересовать, тем более путешествия. Будто слепота — состояние, в котором человеку может быть исключительно плохо. 

Конечно, путешествуя вслепую, всегда нужно быть готовым к тому, что может произойти что-то своеобразное. Но я отношусь к этому спокойно. Так, во время поездки в Финляндию я подключила роуминг у сотового оператора, но не включила его в настройках телефона, и у меня не работал интернет. Мы с мужем — он тоже незрячий — надеялись: приедем, я включу навигатор, будем изучать местность. Но мы оказались в незнакомом городе без связи. 

Мы ездили всего на пару часов в Лаппеенранту, чтобы открыть визу, поэтому решили не тратить время, чтобы разобраться с телефоном, и пошли изучать город самостоятельно. В итоге это был чудесный день. Мы нашли озеро, местный магазин, где не было ни одного русского туриста и все объявления были на финском, поели в кафе. Дорогу мы спрашивали у местных. Без коммуникации в путешествиях делать нечего, и тут неважно, зрячий ты или нет. 

Многие вещи приходят с опытом. После одного случая в Москве мы стараемся смотреть на отзывы и быть внимательными к мелочам. Я арендовала хостел у Курского вокзала — когда говоришь это москвичам, они понимают, что это в принципе ошибка (район входит в десятку самых криминальных в Москве и занимает второе место по количеству краж. — Прим. ТД). Меня отговаривали, но я поверила красивому описанию на сайте. В итоге я пару дней ночевала в хостеле, где руководство употребляло алкоголь вместе с посетителями и все друг другу рассказывали, где и за что сидели. Я благодарна Богу, что он меня сохранил тогда, потому что это было действительно опасное место.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Aliya Nurullina (@aliya_nurullina1)

Я люблю смотровые площадки и по возможности стараюсь их посещать. Мне нравится процесс восхождения, и воздух там совершенно другой, ветра больше, и просто осознание того, что под тобой огромный город. Я не вижу этого, но обычно рядом куча других туристов, впечатления которых можно услышать — восторженные возгласы, какие-то примечания — и из этого тоже складывается некая картинка.

В Москве несколько лет назад мы ходили на Воробьевы горы, по пути искали редких прохожих, уточняли у них дорогу и корректировали маршрут. В Великом Новгороде мы побывали на Кремлевской стене. В обоих случаях я была удивлена, что никто не спросил, зачем это нам. У нас в Питере до сих пор на колоннаду Исаакиевского собора приходится прорываться с боем. Подобное было и в Таллине. Охранник, кстати русский, начал говорить нам, что мы не сможем подняться на смотровую площадку и вообще нам это не нужно. Договориться получилось только тогда, когда женщина из Финляндии сказала ему, что поднимется с нами. 

Я говорю это к тому, что доступность среды для меня — это не только ее адаптированность. Тактильная плитка, музеи с доступными экспонатами теряют свой смысл, когда люди на тебя смотрят как на какого-то неполноценного. 

Доступность среды — в головах людей. Несколько лет назад в Белгороде мы были в краеведческом музее. Девушка, которая вела экскурсию, настолько круто рассказывала, и нас вообще никак не напрягало, что никакие экспонаты нельзя было потрогать. Было видно: она очень любит свой город, его историю, и это компенсировало все. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Aliya Nurullina (@aliya_nurullina1)

Санкт-Петербург туристически очень богат для незрячих. Я живу в Питере десять лет и раньше не очень любила музеи. За последние пять лет это изменилось. Появилось много экспозиций, адаптированных для слепых: Исаакиевский собор, Спас на Крови, Музей-квартира Ахматовой, Музей РЖД, Музей музыки, Музей хлеба. Недавно я составляла для знакомого список доступных музеев. Он настолько большой, что можно посещать музеи исходя из личных интересов. Я ощущаю даже конкуренцию среди местных музейщиков в плане адаптирования пространства для слепых. Но отношение людей важнее всего. Если нет принятия, все моментально обнуляется.

Автостопом в темноте

Владимир Васкевич — путешественник, посетил 27 стран и более 60 регионов России. Потерял зрение из-за рака сетчатки в два года.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Путешествие в темноте (@tripinthedark)

Мои путешествия бывают двух видов. Исследовательские, когда я вдохновляюсь какой-нибудь идеей, ютьюб-каналом или художественной книгой и еду лично знакомиться с тем или иным явлением. Так я посетил шесть городов Узбекистана и научился шести разным способам готовить плов. Или летал на Занзибар, потому что мне был интересен местный уклад жизни. 

Второй тип путешествий связан с работой. Когда я куда-то лечу с просветительскими лекциями и тренингами об инклюзии. В свободное время пытаюсь обойти все в радиусе досягаемости. Нахожу интересные места для красивых фотографий для инстаграма, а для себя — все, что можно услышать, потрогать, ощутить на вкус и запах.

Когда я путешествую в одиночку, всегда заранее готовлюсь к поездкам. Чтобы не поставить палатку на муравейник, как это у меня было в Голландии. Чтобы не ограбили, как в Париже, когда по неосторожности показал новый айфон где-то на остановке и через пять минут его у меня уже не было. Планирование маршрута для незрячего вдвойне важно, особенно пока опыта путешествий мало. Я всегда продумываю за несколько месяцев, куда я могу поехать, и сразу покупаю билеты. За счет этого они иногда бывают раз в пять дешевле.

В каждом городе я всегда ищу русскоязычных людей в соцсетях, к которым могу обратиться. Слава Богу, их везде полно. В Гамбурге, например, проживает примерно 1,8 миллиона человек, где-то 10% — русскоговорящие. Как правило, им всегда интересно познакомиться с незрячим путешественником и поговорить на родном языке.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Путешествие в темноте (@tripinthedark)

Как-то раз перед поездкой в Италию я написал в группу в фейсбуке, где общались местные русскоговорящие девушки. Они разослали это сообщение всем своим знакомым, и в каждом городе мне встречались пять-шесть человек, говорящих по-русски. Во Флоренции был рекорд: ко мне приехали сразу восемь девушек. Словом, проблем с экскурсиями в Италии у меня не было. 

Любое мое путешествие сводится к тому, что я стараюсь поближе познакомиться с местными жителями. Лучше них никто не станет моими глазами, они всегда очень интересно описывают места, где живут.

А еще я очень люблю поесть, поэтому всегда погружаюсь в местную кухню. Больше всего мне нравится процесс от нуля и до конца: к примеру, пойти на рынок в Бурятии вместе с местным шеф-поваром, купить бараньи кишки, прийти в кафе, залить это все кровью и сварить традиционную бурятскую колбасу. Немного поплеваться, конечно, но зато это настоящая местная кухня — когда ты такое попробуешь еще? 

В этом году мы начали снимать ютьюб-шоу «Куда глаза не глядят» с моим участием, что-то наподобие «Орла и решки». В нем я рассказываю про не самые развитые туристические города нашей страны. Например, 1 июня вышла первая серия про Брянск, а вчера я прилетел из Вологды, где гонял на вездеходах вслепую по полям и болотам, доил коров, делал сыр, варил масло и соль, учился мечевому бою викингов (у Владимира вышло уже десять выпусков тревел-шоу, самый популярный — «Путешествие в Ярославль» — набрал более 500 тысяч просмотров. В сентябре шоу победило в номинации Best mobile new media международного кинофестиваля Mosfilmfest. Шоу реализовано при поддержке Института развития интернета. — Прим. ТД).

Несколько лет назад, когда у меня практически не было денег, я путешествовал автостопом. Но не стоит с этого начинать, только на самые короткие расстояния и по самым известным дорогам. В автостопе самая большая проблема — сориентироваться, если тебя высадят в незнакомом месте. Если не расспросить водителя досконально, куда и как дальше пройти, очень легко можно потеряться или очень долго стоять рядом со знаком «Стоянка запрещена». 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Путешествие в темноте (@tripinthedark)

В России в такой ситуации могут развернуться через двойную сплошную и сказать: «Ты что, слепой, что ли, не видишь знак?» Ну да, слепой — вот трость. «Мне в другую сторону, но давай подвезу. Всего 150 километров, а у меня как раз выходной».

В Европе немного по-другому. Если ты попросишь помощи, тебе, как правило, помогут. Но сам никто не предложит — побоятся нарушить твое личное пространство. Поэтому в Европе я останавливался на заправках, писал табличку с фразой вроде: «Привет! Я слепой путешественник, еду в Гамбург» — и меня подбирали.

Путешествия дарят новые знания и эмоции, а еще ценны тем, что разрушают стереотипы. Например, я узнал, что Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан — три совершенно непохожие страны. Другой стереотип — Чечня. Меня отговаривали туда ехать, уверяли, что это очень опасно. В итоге оказалось, что это один из самых ярких регионов, которые я когда-либо посещал. Туристу здесь всегда открыты для помощи, с гостей буквально сдувают пылинки. Здесь мне ни разу не дали заплатить за себя ни рубля. Даже в гостинице. 

Вслепую на Эльбрус

Иван Ерхов — автор проекта «Жизнь в темноте», первый человек с приобретенной слепотой, который покорил Эльбрус. Ивану 30, он актер, в прошлом играл в театре и занимался продвижением стартапов. Десять лет назад начал терять зрение из-за пигментного ретинита — пока еще неизлечимого генетического заболевания. В 25 лет полностью ослеп. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Иван Ерхов «Жизнь в темноте» 😎 (@life_in_dar)

Если ты активный, любишь свою жизнь и пытаешься научиться жить без зрения — неважно, потерял ты его или с детства не видишь, — начинаешь ловить кайф от других вещей. Когда путешествуешь, воспринимаешь мир и красоту с помощью глаз людей, которые вокруг. Есть такая опция, как тифлокомментирование: тебе не просто рассказывают, что ты стоишь у моря, но и описывают, какое оно — прилив сейчас или отлив, какого цвета вода и облака. И, помимо тактильного образа, создается визуальный образ места, где ты находишься. Ощущения всегда дополняют местная кухня и общение с местными жителями.

Я люблю слушать море, сидеть на берегу, люблю плавать, потому что на воде незрячий человек может чувствовать себя по-настоящему свободным. А не так давно я прочувствовал горы.

Я устанавливал мировой рекорд, снимая фильм «Вслепую на Эльбрус», — стал первым незрячим с приобретенной слепотой, покорившим самую высокую горную вершину России и Европы. Это уникальное и неповторимое место, где соединяются все климатические зоны буквально в радиусе десятков километров. Ты можешь из пустыни подняться через камни, водопады, горные ручьи до ледников. 

Это все так поменяло мою жизнь! Я много всего для себя осознал и переосмыслил, насколько человек перед обстоятельствами является песчинкой. Перед стихией все равны, и люди для нее ничего не значат — неважно, есть у них инвалидность или нет. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Иван Ерхов «Жизнь в темноте» 😎 (@life_in_dar)

Когда я еще мог видеть, очень хотел побывать в горах, но постоянно откладывал это на потом. Но, потеряв зрение, решил для себя, что буду продолжать реализовывать свои задумки, мечты и желания и ничто меня не будет останавливать. Плюс мой брат как раз тогда вернулся с Эльбруса и в красках рассказал, как поднимался, сколько сложностей и трудностей повстречал, но при этом был очень счастлив. Мне стало интересно, насколько это возможно для человека, который не видит.

Я очень внимательно подхожу к сбору вещей перед поездками. Поскольку я снимаю, у меня должны быть запасные аккумуляторы и зарядки. Еще я всегда беру с собой самые разные медикаменты: слепому человеку сложно, если внезапно стало плохо, быстро добежать до ближайшей аптеки и купить все необходимое. Затем я продумываю, где хочу побывать, как это сделать и где найти сопровождение, если оно понадобится. 

На Эльбрус мы поднялись 18 августа 2020 года, а перед этим было два месяца очень интенсивной работы перед восхождением. Я бегал, проводил силовые тренировки, каждый день занимался на велотренажере — в какой-то момент достигал результата 60 километров в день. Потом мы приехали в предгорье Эльбруса с моим тренером Антоном Суздалевым, мастером спорта по лыжным гонкам, который неоднократно восходил на Эльбрус, и моим братом Дмитрием Ерховым, тоже бывшим лыжником. Мы проходили длительную акклиматизацию — две недели, чтобы максимально хорошо переносить разреженный воздух, а чтобы нас не накрывала горная болезнь, делали высокогорные ночевки.

Наше победное восхождение случилось не сразу. Во время первой попытки мы дошли до высоты 5100 метров, но из-за шквального ветра, который в порывах достигал 40—45 метров в секунду, решили развернуться. Это был своего рода эмоциональный удар, но через четыре дня мы вернулись, и погода была прекрасная. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Иван Ерхов «Жизнь в темноте» 😎 (@life_in_dar)

У меня достаточно богатый жизненный опыт в запуске стартапов и проектов, и сейчас я тоже руковожу командой: мы снимаем влоги, создаем фильмы для нашего проекта «Жизнь в темноте» — ютьюб-канала об интеграции людей с инвалидностью в общество. 

Я получаю очень много обратной связи: мне пишут люди, чья жизнь поменялась после просмотра канала. Кто-то научился плавать, кто-то скинул 20 килограммов, кто-то нашел себе работу, кто-то начал путешествовать. Эти фидбэки вдохновляют и придают мне сил. 

Какие есть возможности для туристов, которые пока не готовы отправляться в путешествие в одиночку? 

Инклюзивный туризм в России в целом испытывает сложности с доступностью среды (в архитектурном, сервисном и транспортном плане), поэтому медленно развивается. Как правило, крупные турфирмы редко предлагают специальные услуги для людей с инвалидностью, однако все чаще появляются локальные проекты, которые помогают в подборе маршрутов. 

«Я часто привожу такой пример: на Тенерифе — маленьком островке в Тихом океане — гораздо больше туристических сервисов для людей с особыми потребностями, чем во всей большой Российской Федерации», — говорит Ренат Анпилогов, сооснователь проекта Globe4all. Изначально Ренат и его жена Надежда решили создать сайт, где планировали делиться опытом путешествий. Однако со временем поняли, что накопили огромный объем информации для путешественников с инвалидностью. Сейчас проект помогает туристам с особыми нуждами подбирать транспорт, гостиницы, интересные экскурсии и досуг. Для этого в городах договариваются с местными социальными предпринимателями или турфирмами.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Globe4all 🌐 Инва-туризм (@globeforall)

«Наш сайт сотрудничает с гидами и берет комиссию 10% с каждого организованного тура. Но иногда мы ищем по стране интересные грантовые проекты или социальных предпринимателей, которых готовы поддержать. К примеру, Евгений Князев — он сам передвигается на коляске, которой управляет подбородком, — предлагает услуги трансфера в Сочи и очень сильно нам помогает в организации туров. На Камчатке есть клуб путешественников “Росомаха”, Андрей Баталов в Сочи организует рафтинг для людей с инвалидностью», — рассказывает Ренат.

В Адыгее незрячие и слабовидящие туристы организуют походы без сопровождения и помощи зрячих людей: изучают пещеры и водопады, сплавляются по горным рекам, ходят на рыбалку и готовятся к покорению Эльбруса. Обычно в группе три человека с остаточным зрением — они следят, чтобы участники не сходили с маршрута. Инструктор клуба Владимир Исай слабовидящий, всю жизнь занимается туризмом. 

«Раньше у Всероссийского общества слепых (ВОС) были свои турслеты — проводились тренировки и соревнования, — рассказывает Владимир. — Но затем финансирование сократилось. Мы создали инициативную группу, с которой ходили в походы. Обычно приезжие нас находят через местное отделение ВОС, а в Адыгее давно знают мой номер. Но сейчас у нас есть несколько сложностей. Первая — изменились требования МЧС, и у нас нет методических рекомендаций по прохождению наших маршрутов по пересеченной местности. Необходимо, чтобы нашелся методист, который подробно опишет маршруты. Вторая — требования Роспотребнадзора из-за пандемии. По стандарту, у слепого человека должен быть сопровождающий, но в то же время мы должны соблюдать социальную дистанцию».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
2 008 925 698
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иван Ерхов в горах

Фото: Александр Миронов
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: